Назад

Выставлено 27 ноября 2014

Из рукописи  C. А. ЧЕТВЕРТАКОВ.  “ФОРМЫ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ...”, Рукопись, Л.,1979-1986 360 с.

ЧАСТЬ 2. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С  НИМ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ УКЛАДОВ

(нумерация страниц  в скобках [] в каждой из трех частей книги была отдельная, литература так и не вставлена - она осталась недоработанной и не допечатана на машинке - по утрате значения - как правило ссылки подтверждали истины вполне общеизвестные)

Обозначения в книге: ГСП - государственный (азиатский) способ производства и соответственно КСП - капиталистический, РСП - рабовладельческий, ФСП - феодальный)

Глава 3. Становление капитализма и межнациональные отношения

3.1. Политическое равновесие между нациями, народами в эпоху абсолютизма. Коалиции

Товарный обмен между людьми предполагает равные (политические) отношения торгующих сторон. В противном случае обмен не доброволен и, следовательно, неэквивалентен. Равные политические права в отношениях между народами предшествуют равным политическим отношениям между отдельными индивидами (последнее положение будет раскрыто ниже). Равенство политических прав при условии неравенства физических и материальных военных сил отдельных государств обеспечивается созданием военных и политических союзов-коалиций. Иx цель – не дать ближайшим соседям или соседу усилиться настолько, чтобы создать угрозу своему существованию. Примеры борьбы такого рода дает множество коалиционных войн в  Европе, а также две последние мировые войны.

Краткость периодов нарушения равновесия в поздней новой и новейшей истории (Наполеоновские войны, начало Второй мировой войны и т.п.) только доказывает невозможность господства одной нации над другими, поскольку каждая находится на высоком уровне товарно-денежных отношений. Вероятно, промышленность порабощенной страны или промышленного милитаризо-ванного государства не может работать достаточно эффективно в сравнении с обороняющейся зоной (группой) государств уровня КСП, срав., например, Японию и США в войне 1941-1945 гг. Не исключено, и что государство-завоеватель, первым нарушая принцип добровольности и товарной свободы развития своей промышленности, быстрее и раньше начинает вызывать диспропорции в своей промышленности, быстрее и раньше начинает вызывать диспропорции в своем хозяйстве и централизованность основных действующих хозяйственных сил, как у себя "дома", так и в завоеванной зоне. Во всяком [33] случае пример последних двух мировых войн показывает социально-экономический регресс в области товарно-денежного хозяйства в странах-участниках к концу войн в связи с сильной централизацией и натурализацией производства. Мы видим появление централизованных органов управления промышленностью (Германия, Франция, Россия до 17 г.), карточной системы распределения и продразверстки при сборе сельхозпродукции, принудительного труда военнопленных, фиксированных цен, регламентации, распределения сырья и предметов потребления, транспорта. По окончании войн наблюдается повсеместная жесточайшая инфляция как процесс приведения искаженной системы распределения к товарно-денежной форме.

Война в целом понижает качество развития товарно-денежных отношений как в период ее ведения, так и на протяжении длительных периодов милитаризации государства. Это означает несоответствие военного сектора экономики в КСП товарно-денежному характеру экономики как системе и аналогично, войны как насилия, как средства разрешения экономических проблем и противоречий - принципам товарного характера производства. Наоборот, перманентное равновесие всех политических сил, изменяющееся по составу участников при изменении весомости отдельных составляющих, кажется механизмом, соответствующим товарному характеру производства. Поиск политического и военного равновесия и баланса сил по своему механизму вполне адекватен принципам ведения товарного производств; в частности всеобщему принципу взвешивания спроса и предложения при установлении уровня цен. Сделка как компромисс, сделка как договор, договор и неприменение насилия в процессе обмена вполне естественно переносятся на другие "прежние”, традиционные приемы общения в частности на политическое "общение", в т.ч. и на военное противостояние.

3.2. Колониализм и его отличие от рабовладельческого уклада

Колониализм возникает из той же самой предпосылки, что и рабовладение - неравенства военно-технического уровня этносоциальных общностей (народов). Однако в отличие от классического рабовладения, колониализм создается на этапе, когда ведущим способом производства является КСП, а потому колониализм имеет другие закономерности дальнейшей трансформации. Именно поэтому он и не может быть приравнен к рабовладению.[34] Действительно, классическое рабовладение ведет к расширению и росту земледелия и ремесла на основе рабского труда или же просто географически. Рабский труд частично вытесняет труд добро-вольный или труд общинника. Труд вообще становится мало престижен С ростом размера завоеванных конгломератов формируются гигантские государственные империи, реализующие симбиоз ГСП и РСП - укладов В них наибольшее значение приобретает военный и гражданский чиновничий аппарат, а на этапе упадка и жреческо-идеологический. Торговля и ремесло начинают разрушаться из-за действий госаппарата: налогами, монополиями и привилегиями, откупами налогов и т.п. Последующее развитие натуральных повинностей, возникающих взамен утраченного товарообмена и для компенсации возникших хозяйственных диспропорций, дополняется ростом (и вызывает взаимно) рост местнических тенденций центробежного плана, разрывом хозяйственных связей. Идет становление феодализма или данный процесс прерывается очередным вторжением извне, из "украйны", дикой периферии.

Обобщая, следует еще раз отметить, что в момент расцвета РСП государства этого типа империи) всегда "подминают" сначала деревню, а потом и город, и ремесло, поскольку оно, государство, остается в РСП объективно главным (в условиях угрозы извне) элементом структуры производственных отношений.

Совершенно иначе обстоит дело в эпоху "просвещенного” абсолю¬тизма и развитого КСД (из рассмотрения следует изъять колонии Северо-итальянских городов, колонии немецких и русских земледельцев, а также колонии Испании и Португалии из-за срыва развития КСП).

Государство здесь, по крайней мере, в вопросе захвата колоний является выразителем интересов совокупности частных промышленных национальных иерархий, точнее их руководителей. В этой связи показательно, что начало колонизации как абсолютизм, так и страна первого КСП (Голландия) официально оформляют в виде частных Ост-Индских и других торговых кампаний (правда, поддерживаемых государством, а позже находящихся под управлением государства).

Поэтому в отличие от РСП при буржуазией колонизации реализуются прежде всего, не интересы государства (ГСП-чиновничества) или государства-народа (РСП-империализм), а национальной частной промышленности и торговли.

Отсюда возникает новая причинно-следственная связь в историческом процессе развития порабощенных народов. [35]

Первоначальные форма эксплуатации колоний действительно не отличаются от жестоких форм РСП. Эти формы свойственны частнохозяйственной деятельности в ее мелких формах на этапе первоначального капиталистического накопления (частновладельческое рабство, геноцид уничтожение работников в процессе эксплуатации, натуральные повинности Ост-Индским кампаниям с прикреплением работников к месту жительства, не имеющие аналога в истории, переселение, вывоз ввоз и купля-продажа рабов).

Примечание: Отметим, что ранняя колонизация имела временами и патриархальные формы (иезуиты в Парагвае, миссионерство), возможно, в случаях, позволяющих извлекать большие прибыли. Абсолютистские правительства Испании и Португалии, находящиеся на полпути от совершенно независимой от города связки ГСП-РСП к KСII, при наличии сильной антикапиталистической идеологии раннего феодализма - католицизма, тормозили наиболее жестокие формы эксплуатации, хотя бы на словах ("Новые законы" Карла У, 1542 г.). Испанская колонизация поэтому в целом дала наиболее устойчивый крен в сторону от капитализма. Государственные натуральные повинности с прикреплением индейцев к земле означает, например, развитие ГСП-уклада (рудники, плантации, строительство государства в Мексике - "репартимьенто", в Перу "мита"). Однако господствующей формой эксплуатации в Латинской Америке' становится личная зависимость населения от новых землевладельцев ("энкомьенда", поддерживаемая государством, с продуктовой феодальной рентой, или "долговое" рабство - пеонаж, а по сути, также личная крепостная или феодальная зависимость). Наиболее широкое применение вначале получает рабская или феодальная (барщинная) эксплуатация населения у конкистадоров-землевладельцев (Латинская Америка); продуктовая рента-налог на зависимые княжества Индии, Индонезии или "закупки" продуктов по фиксировано низким ценам через местную землевладельческую знать, сохраняющую остатки государственности. Большое значение имела политика принудительной торговли для изъятия ценных металлов из денежного обращения колонизуемых стран (Индия, Китай - опиумные войны).Конец прим.

Однако, постепенно у стран-колонизаторов возникает потребности в колониях не только по причине сбыта и источника драгоценных металлов и сырья, но и как в источнике промышленного сырья или промышленных полуфабрикатов (минеральное сырье, изготовление тканей и т.п.).

Из метрополий в колонии начинается вывоз капитала, возникают частные предприятия, сначала иностранные, а потом смешанные и национальные, появляется свой рабочий класс, интеллигенция, буржуазия и местный государственный колониальный аппарат, появляется необходимость в создании минимальной местной системы образования. Все это следствие принципиальной особенности и отличия колониализма - следствие вывоза капитала. Последующее развитие колоний однозначно - растущая мелкая и средняя буржуазия и местная интеллигенция - носители нового национального самосознания – организуют борьбу своего народа против колониального господства метрополии, за "свой" капитализм, "абсолютизм" или "социализм".

Таким образом, колониализм можно рассматривать в отличие от РСП как фазу антагонистического распространения КСП на [36] некапиталистическую периферию, на ее часть, еще не вступившую в этап развития абсолютизма. (Не антагонистическим распространением КСП следует считать ввоз иностранного частного капитала и развитие смешанных предприятий с согласия развивающейся страны-импортера капитала, который (импорт капитала) долгое время именовали "неоколониализмом”, но каковой собственно колониализмом не является, поскольку процесс ввоза капитала можно регулировать.

Колониализм разрушается не только в связи с развитием промышленности, основанной на иностранном капитале, но и фактически в связи с двумя прошедшими империалистическими войнами. Последние показали; нежизненность колониальных систем в том отношении, что равновесия коалиций государств и интересы участников настолько сложны, что не дают возможности делить и переделять мир военным путем. Проблема передела становится нереальной не только в связи с появлением глобального ядерного оружия, но и с тем, что экономические и политические потери в войнах становятся весьма существенными и значительно превышают экономический частно-хозяйственный выигрыш. (Примечание 2014. Здесь ни слова о людях и это неверно, хотя это входит в экономические потери и затраты. Здесь так же нет идеи о примерно равном уровне вооружений каждой из сторон. А это становится типичным еще даже в период феодализма). Неравномерность развития ведущих держав делает актуальным передел почти постоянно. Кроме того, в процессе борьбы за передел обе сражающиеся стороны ослабевают взаимно перед третьей стороной – колониями, борющимися за свое освобождение, тем более, что для ведения мире войн колонизаторы вынуждены создать национальные колониальные подразделения, объективно уменьшающие власть метрополии. Большую роль в деколонизации принадлежит и четвертой силе, возникшей в противовес всей системе КСП - "социализму", рассматриваемому нами отдельно, ниже.

Таким образом, колониальные империи отличны от империй РСП тем, что ведут себя к самоликвидации и к распространению КСП. Империи РСП (РСП-ГСП) также разрушаются, однако внутри них, в процессе их развития прежде погибают товарные отношения, сменяясь натуралъным хозяйственным укладом. (Примечание 2014. Это обобщение слишком крайнее и построено на опыте и прогнозе упадка СССР примерно в 1980-м году – возврат к карточкам, продовольственным заказам через предприятия, сельхоз. повинностям и т.п.. Точнее сказать, затрудняются товарные отношения и происходит отставание в экономическом развитии). Результат разрушения разный соответственно.

Итак, рабовладельческие империи сугь процессы географического&; распространения земледелия, а вместе с ним и процесс распространения принципа государства, классового деления, государственной иерархии как социальной формы, принципа политической и военной конкуренции государственных иерархий.

Колониальные империи - географическое распространение капиталистических промышленных иерархий и принципа их товарно-денежной конкуренции. Рано или поздно распространение иерархий такого высокого уровня влечет за собой восстановление структур более низкого уровня - национальных государственных иерархий, без которых не может полноценно функционировать национальный частных капитал.[37].

К проблеме различий РСП-империй и колониальных империй необ-ходимо сделать следующее замечание. Колониализм не гарантирует включение освободившихся народов и государств в систему КСП-типа. В зависимости от уровня включенности в товарные отношения, плотности; населения и развитости городского населения и его хозяйственного уровня освободившиеся государства могут представлять собой весь спектр хозяйственных укладов: от Индии с относительно развитым капиталистическим укладом до стран Африки с зачатками государственности и господством трайбализма.

3.3. География и образование наций

Географические особенности – важный материальный фактор при этногенезе - разделении общностей на этносы. Горы, реки, проливы, различие климата и растительного покрова – все это влияет на формирование этносов. К моменту появления КСП этнические образования приобретают новое качественное содержание, получившее название "нации" Нация, как это определяется в литературе, устойчивое и общее по месту и языку, экономическим, культурным традициям и национальному самосознанию образование. Нация формируется в период феодализма, и не раньше.

В настоящей теории последнее утверждение имеет четко обоснованный характер, а не просто эмпирический факт. Действительно, в соответствии с определением ФСП именно в период ФСП прекращаются бурные вторжения иных этнических элементов, прекращается уничтожение целых племен и народностей, прекращается совместное насильственное сосуществование захватчиков и завоеванных этносов и эксплуатация их по национальному или этническому признаку.

Однако, это, так сказать, "формальное" объяснение, исходящее из ранее данного деления способов производства. Оно, например, не предполагает возможности равноправного развития нескольких народов в многонациональном конгломерате. Непосредственно из определения нации не раскрывается процесс и механизм ее образования отделения наций друг от друга.

Рассмотрим сначала процесс возникновения (образования) отдельной нации.

Известно классическое марксистское объяснение возникновения нации исходя из создания внутреннего рынка и географического разделения районов страны по продукту / /. Объяснение не полно, поскольку не раскрывает понятия "внутреннего" рынка по отношению к [38] обмену "внешнему". В соответствии с теорией обмена обменом внутренним можно было бы считать обмен в Северном государстве Канута Датского или в более позднем датском государстве времен Кальмарской унии (Дания, Швеция, Норвегия). Если критерием "внутреннего” взять языковую общность, то становится необъяснимыми деколонизация британских доминионов и война за независимость испанских колоний. Другими словами, интенсивность обмена не является основным элементом при создании нации. Обмену, скорее всего, предшествует формирование территориальной общности по принципу географической близости и отделённости (изолированности) от других областей и общностей естественными препятствиями. Нация образуется как территориально-культурная общность в ходе "пограничных" коалиционных войн. Такие войны – войны эпохи расцвета и позднего феодализма (абсолютизма) - это стычки, в ходе которых "утрясаются" границы. И совсем не странно, что границами в основном оказывается естественные препятствия: реки, горы, проливы, например, Пиренеи, Альпы, Карпаты и т.п. Труд обороны плацдармов "через препятствие", а также труд экономического и культурного общения "через препятствие" делает невыгодным иметь "излишество" в виде плацдарма. Плацдарм оказывается "чужой" территорией. И восприятие инородности возникает через труд общения. Территория, с которой затруднена связь автоматически воспринимается как не своя. Таким образом, через экономию труда, его минимизацию в ходе многих военных столкновений и формируется "своя" территория, хотя бы на ней и проживали чуждые этнические элементы (норманны и гасконцы во Франции, датчане в Англии и т.п.). География через труд войн и труд общения, производственных и культурных контактов и определяет создание "внутренней" территории, создание "внутреннего" рынка. Этнически чуждые общности ассимилируются или изгоняются (см. ниже). (Примечание 2014: вот это положение как раз и есть основание присоединения Крыма во времена Хрущева к Украине, как и те проблемы, которые Москва получила, вернув его обратно – связь подачи пресной воды, связь населения через Перекоп естественна и намного более проста, чем через Керчь)

Таким образом, естественные препятствия - ограничители через труд и локализаторы этносов. География имеет здесь прямое отношение  к экономике и действует через последнюю / /.

А поэтому можно сделать вывод, что образование этнических общностей происходит быстрее в районах, разделенных относительно большим количеством естественных препятствий. В таких районах на создание этноса уходит меньше времени (Западная Европа). Естественные препятствия служат также преградой для набегов номадов, ускоряют процесс седентаризации - оседания кочевников.

Крайним выражением этнической устойчивости являются долины и склоны горных районов, где широкий процесс этнического слияния чрезвычайно затруднен, и в то же время сложились и длительное [39] сосуществуют мелкие этнические единицы с натуральным хозяйством - реликтовые племена и малые народности. Размер долин часто мал для многоотраслевого хозяйственного развития.

Наоборот, гигантские пространства Евразии, слабо разделенные преградами, степи и пустыни замедляют "привязку" этносов к местности. Кочевые миграции и просто переселения длительное время перемешивают этнический состав и срывают начинающийся процесс седентаризации или просто закрепление земли за этносом (последнее крупное переселение земледельцев из России и Украины в Казахстан можно отметить на начало 50-x годов нашего столетия - "целина").

Самому процессу перемешивания и переселений (включая и геноцид в плане производственных отношений, как указывалось выше, соответствует РСП-уклад. В плане политическом РСП-укладу до начала периода феодализма всегда соответствовало существование многонациональных государств - господствующая форма эксплуатации одной этнической общности других, подчиненных.

Таким образом, широкие, слабо разделенные пространства позднее подходят к формированию наций (к феодализму вообще), позднее завершают "утряску" национальных границ, позднее выходят из РСП-уклада, в отличие от анклавов, сильно разделенных и разрезанных.

3.4. Однонациональность и капиталистический способ производства

Абстрагируясь от современности, рассматривая развитие капитализма до 1917 г., мы видим эмпирический результат, За редким и oграниченным в масштабах исключением, все страны, вставшие на путь КСП, или, скажем, дошедшие до развитого капитализма, являются, исключая Россию, однонациональными. Это, тем более, верно на сегодняшний день. "Однонациональность" мы понимаем в том смысле, что отсутствует возможность политического отделения небольших включений – этносов, т.е. основная нация составляет подавляющее большинство населения.

Исключение, пожалуй, составляет Бельгия (фламандцы и валлоны) и двуязычная Канада, Ольстер в Великобритании.

Примечание (1990): национальное возрождение народов Союза ССР в наше время продолжило процессы автономизации национальных меньшинств и в КСП-развитом обществе как продолжение борьбы за права человека и национального меньшинства. (Примечание 2014: Примечание 1990: введено к тексту потому, большая часть теста печаталась в 1990-м году, когда я твердо понимал, что СССР распадется).

Особое положение в национальной проблематике имеет опыт США. Наличие в США, да и в других странах КСП-системы большого количества иммигрантов не изменяет сам принцип, поскольку иммигранты [40] рассеяны или живут кварталами в городах, въезжали в чужое государство ради времеиного заработка или на постоянное жительство с целью слияния с новой родиной, и естественно, о выделении этнической группы в какую-либо территориальною административную единицу или независимое государство, речи быть не может.

Тлеющие и вспыхивающие временами национальные конфликты – баски в Испании, Ольстер в Соединенном королевстве и др.- только подчеркивает сложность отношений между национальностями и подтверждает принцип "удобства", выгодности (или закономерности?) отдельного проживания "буржуазных"наций.

Еще раз обратимся к истории Европы. Она показывает, что все многонациональные образования в прошлом рано или поздно распались перечислим лишь самые известные:

Сюда же относятся и одноязычные, но территориально-удаленные объединения: испано-латиноамериканские и англо и франко-язычные колонии и доминионы.

Итак, мы имеем эмпирический результат - однонациональные государства уровня КСП и многонациональность государств типа и уровня РСП.

Для того, чтобы говорить о закономерности разрушения многонациональных государств в период ФСП, и на фазе абсолютизма, мы должны привести хотя бы гипотетическое обоснование причинно-следственного механизма такого разрушения.

В качестве рабочей гипотезы можно принять следующее. 

Товарно-денежные отношения в любом, в том числе и в многонациональном государстве, развиваются при условии уравнения, уравнивания политических прав всех обменивающихся сторон. [41]

Необходимым компонентом политических прав, лежащих в основе или начале товарного обмена, является свободный обмен информацией (включая обмен информацией по поводу купли-продажи и товарообмен. Короче, свобода слова, необходимая для товарного обмена и сво¬боды товарного обмена, открывает естественную дорогу к развитию в обществе всех остальных свобод из перечня тех ограничений и проблем – религиозных, этических, национальных, межэтнических и культурных, социальных и политических – которые в данной стране или регионе существовали к моменту появления необходимой свободы слова или "гласности".

Но именно межнациональные отношения (кроме межрелигиозных, конфессиональных) к моменту становления капитализма отягощены обычно наибольшим грузом проблем и исторически обусловленных конфликтов. Дело в том, что исторически многонациональные образования всегда возникают в результате к.-л. аннексий, присоединений или моментами борьбы и насилия в прошлом. Фактически существующая государственность никогда, как правило, не является симмметрично справедливой по отношению ко всем объединенным в государственном образовании нациям. И здесь лежит истинный источник начала национального антагонизма и процесса отделения наций при появлении прав и свобод граждан, необходимых в товарном обмене.

Национальные распри малого масштаба в многонациональном государстве всегда могут быть раздуты и фактически в условиях свободы слова всегда раздуваются в костер конфликта только в силу многоальтернативности социального поведения, стремления отдельных индивидов или социальных групп к лидерству. Именно в условиях свободы слова национальный мир в многонациональной общности, образовавшейся в результате объединения исторических родин – состояние неустойчивое, чреватое провозглашением борьбы за раздел, за отделение.

Последующая борьба с автономистами или националистами может рассматриваться подчиненным меньшинством уже как национальная дискриминация, ущемление национального достоинства. Реальная ситуация всегда оказывается либо открытой враждой в момент развития товарно-денежных отношений, либо фальшивым миром и скрытой враждой под давлением могучей централизации государственного аппарата и господствующей нации. [42]

Априори, до развития КСП многонациональное государство, ареал сосуществования этносов несомненно включает многие черты подавления национальных прав (нарушение традиций, присвоение или отчуждение части природных ресурсов, ограничения в развитии и сохранении язы¬ков, культур, запрет на требования самостоятельного существования. Все это представляет собой топливо для межнациональной вражды.

И товарные отношения, и сопровождающие их политические свободы и права личности оказываются в этих условиях зажженной спичкой у пороховой бочки.

Покажем далее этот механизм запуска межнационального конфликта более подробно. Частная собственность создает материальную основу для волеизъявления, базу для создания собственной, отличной от государственной идеологии, философии.

Чиновничество подчиненной национальности, находящееся на содержании государства, будь оно трижды националистично, является в целом нерешительным слоем, не способно выразить взгляды, отличные от официальных. Иначе с торговцами. Торговля есть прямое действие, в котором мнение, собственный план и идеи торговца – играют ключевую роль. Выставленная, заявленная цена товара – есть первое профессиональное действие в торговле. Право свободно заявить цену – есть право политическое, право на собственность, право равенства торговца и покупателя. И равные права в торговле – это равные права на собственность частную, коллективную, национальную.

Борьба за равные права в торговле постепенно захватывает все более широкие сферы: культурную (борьбу за развитие своей культуры), политическую (борьба за учет особых интересов всей этнической или языковой общности, борьба за использование своего языка в производственной и торговой сфере). Уточнить и разнести более подробно.

Но первоначально борьба разворачивается в сфере торговли. Так, в новейшее время Прибалтика начинает бороться с интенсивным принудительным вывозом своей сельскохозяйственной продукции по относительно низким ценам, несправедливо низким ценам, в то время как низкорентабельные колхозы России получают за дорогую свою продукцию надбавки или дотации. Национальное достоинство ущемляется, когда торговля в родной местности ведется на чужом великонациональном языке. Исключение могло бы составить положительное отношение к иностранному туризму, но не к великой нации, которая скорее ведет себя подобно хозяину, а не гостю. [43]

Важное значение в торговле на международном рынке, которым фактически является рынок многонационального государства, национальные организации торгового характера: торговые союзы, кооперация купцов, совместные предприятия, землячества и клубы. Все это для облегчения торговли, взаимопомощи земляков в конкуренции с инонационалами.

Итак, в процессе развития торговли в многонациональном государстве постепенно усиливаются тенденции к национальному освобождению или автономии, к развитию национального самосознания, стремления к суверенитету. В ходе такой борьбы за национальное освобождение ослабляется структура многонационального государства.

Борьба старогосподствующей нации против роста национального само- сознания подчиненного этноса всегда означает попытки укрепить или возродить сильное централизованное государство. И, следовательно, ограничить политические, национальные и культурные свободы. Такая борьба приостанавливает часто ослабление централь¬ной власти, а вместе с этим и замедляет снова развитие КСП.

Сильное государство с единоличной верховной властью - бонапартизм, каудильизм, диктатуры различных толков. Оно непоследовательно служит торгово-промышленным кругам, если служит им вообще, приообретает определенную независимость от последних и нарушает интересы этих слоев, вторгаясь в экономику. Этап абсолютизма в многонациональном государстве, таким образом, осложнен именно союзом воинствующих шовинистических низов и мелкой буржуазии (мелких частных собственников) господствующей нации с государством, союзом, который пocтоянно возобновляясь в периоды ослабления государства, снова и снова даёт ему силу. И эта сила уже несанкционированно, стихийно задерживает развитие товарно-денежных отношений, отдавая приоритет политике государства над экономикой, культурой и т.п., государственным интересам и интересам чиновничества и военных кругов над интересами "гражданского" общества, тем более над интересами подчиненных национальных общин и групп.

Шовинизм (Вставка 2014: большей части) народа – господина мешает ему требовать от "своего" государства политических уступок, в том числе уступок для частной торговли, собственности из страха ослабить власть. А эйфория национальной гордыни делает народ нечувствительным к отставанию стран, создает некритический взгляд на собственное существование. [44]

Аналогичный вывод делает С. М. Соловьев в своей статье "Наблюдения над исторической жизнью народов", анализируя борьбу персидской военной аристократии против монополии царской власти. Борьба аристократии персов за большую политическую роль "не могла иметь последствий потому, что персидское могущество подверглось в это время страшной опасности: покоренные народы возставали со всех сторон, и персам, для удержания своего значения, для единства в движениях и успеха борьбе, необходимо было отдать власть в одни руки..., а государство, основанное на завоевании или окруженное опасностями, принуждаемое к постоянной борьбе, требует постоянной диктатуры" /С.М.Соловьев, Собр.соч. СПб.1901, сс.1153-1154/

Таким образом, излагаемая здесь гипотеза однонациональности при развитом КСП состоит в том, что многонациональность тормозит развитие КСП, и механизм этого социального торможения - следующий:

1) первоначальное угнетение складывающихся наций в многонациональном государстве носит до становления КСП характер пережитков уклада РСП;

2) при возникновении КСП возникает свобода слова и другие политические свободы, остатки РСП-уклада открыто выявляются, приобретая характер национальной конфронтации и стремления порабощен¬ных народов к национальному выделению в независимые политические структуры;

3) под угрозой ослабления имперского государства возникает шовинистическая реакция господствующего этноса, что приводит к укреплению старого государства;

4) процесс в пп. 1-3 носит циклический характер и в конечном счете тормозит становление КСП сравнительно с однонациональными госу-дарствами, отставание промышленного развития приводит к возможности разрушения многонационального государства изнутри или извне.

Развитая гипотеза требует приведения для ее обоснования исторического материала. Прежде всего, следует показать, какие формы РСП-уклада сохраняются в многонациональных государствах Средне¬вековья и Нового времени. И в этом вопросе, пожалуй, наибольшая трудность состоит в том, что указанные периоды в современной официальной историографии признаны как периоды "феодализма", а также капитализма и колониализма.

Мы ставим своей задачей показать, что "феодализм" вне Европы, вплоть до момента колонизации и товарной экспансии капитализма, обладал всеми чертами РСП-уклада в сочетании с ГСП-укладом.

В некоторых случаях нам придется провести грань перерастания [45] РСП-ГСП-укладов прямо в абсолютизм (Османская империя, Китай, Египет, Россия).

Последовательно рассмотрим РСП-ГСП-уклады в Византии и позднем Риме, Арабских Халифатах, Османской империи, Китае и Австро-Венгрии.

Однако сначала мы подробно отметим признаки РСП-уклада и других докапиталистических укладов в аспектах идеологии для последующей анализа исторического материала.

3.5. Признаки РСП. Основные и рудиментарные

Из данного выше определений рабовладельческого и феодального способов производства можно сделать вывод, что состояние национального подчинения, длящееся достаточно долго (в эпоху господства земледелия) следует рассматривать как рабовладельческий уклад.

Суть уклада в том, что господствующий этнос имеет привилегии в политической, хозяйственной и культурной деятельности, а также в потреблении перед завоеванными этносами и на этом строит фактическую эксплуатацию последних.

Этими формами эксплуатации являются первоначально:

В более позднее время при ослаблении РСП-уклада, приближении его к КСП, формы и объем эксплуатации РСП-форм становятся менее заметными, принимают завуалированные формы, например:

Последние три положения – наиболее завуалированная форма РСП-уклада. Излагаемая настоящая концепция эксплуатации в РСП учитывает то, что извлечение пользы, выгоды на основе принужде¬ния может касаться не только извлечения труда из завоеванного населения, не только сырья из завоеванной территории, но и извлечения косвенных выгод: использования территории, населения и социального потенциала завоеванного мира в моральном плане - плане имитации военно-политического превосходства или, например, военно-политического заложничества - прикрытия собственной территории чужим буфером-плацдармом на случай военного нападения.

Таким образом, в основе всех резонов и расчетов территориального, политического и этнического подчинения являются эгоисти¬ческие интересы народа-завоевателя. (Примечание 2014: Стоит сказать, что в период упадка империи, а именно тогда идет речь об обмане внешнего противника и собственного общества и титульного народа, говорить, конечно, следует об эгоистических интересах имперской элиты). Это интересы его реальной или превратно понимаемой его безопасности, его военно-политической мощи, которые позже принимают форму стремления к мощи целого, общего (Афинский морской союз, как пример).

И потому политическое подчинение, например, чинимое препятствие к разрыву политического союза, оказывается рудиментом политической эксплуатации, когда экономической эксплуатации более уже не существует.

Могут заметить, что рудименты РСП-уклада слишком напоминают современность. Не рассматривая в настоящий момент современность, мы отмечаем, что основой политической и экономической власти одних народов над другими является одна и та же - на все времена РСП-образующая основа - военная и экономическая мощь и превосходство одних народов, групп народов над другими. Это превосходство до поры до времени не может быть скомпенсировано внешним миром, внешними геополитическими силами и поэтому выглядит абсолютным. И такое неравенство приводит со временем к политическому диктату, к созданию многонационального конгломерата, который в большинстве ситуаций оказывается недобровольным.

Напомним, что все положения политической зависимости стабильно реализуются на одной и той же материальной базе, а [47] именно, на существующем неравенстве их военно-технических и как их первопричина культурно-технологических потенциалов этнического образования. Выравнивание этих уровней должно приводи к снятию всех остатков РСП и к снятию односторонней зависимости, причем последняя сменяется многосторонней, коалиционной зависимос¬тью на основе добровольности с реальным "правом" перехода" из одной коалиции в другую или выхода из коалиций вообще.

3.6. Идеологические особенности ГСП, РСП, ФСП

Кроме РСП-признаков, следует отметить также и ГСП-признаки. В дополнение к фактору сильной центральной власти, господствующей в экономике, наличию натуральных трудовых повинностей населения и натуральных налогов следует обратить внимание на идеологические институты государственного способа производства. Идеология в ГСП важна и играет большую роль, поскольку основной эксплуатируемой массой населения является собственное этнически родственное население. И поскольку интересы целого обеспечивает только государство в производственном процессе, то естественно, кроме методов принуждения и в условиях отсутствия или недоразвитости товарного обмена единственным методом влияния на трудящихся остается метод идеологического воздействия. Поэтому для ГСП характерно становление единой идеологии,_ оправдывающей эксплуатацию и власть иерархов и компенсирующей трудности текущей жизни счастьем будущего, важным компонентом сглаживания противоречий в обществе, уравнивания членов сообществ перед богом и государством.

Примечание: Для уклада ГСП-РСП в стадии расцвета типичным является веротерпимость с некоторыми привилегиями для господствующего этноса (конфессии). Веротерпимость облегчает и ведение новых завоеваний. Это в целом понятно, поскольку при наличии чисто технических, военных сил для удержания и господства надобности в идеологическом "сопровождении" не возникает.

Для ГСП-РСП-уклада на стадии ослабления и разрушения, распада более типичным является веронетерпимость. Государство и правящее, как правило, меньшинство (этническое), боясь "пятой колонны" (Примечание 2014: как современно зазвучал этот испанский образ в наше время, а суть та же, что и тогда) в условиях развития сепаратизма, роста угрозы внешних вторжений (усиливающаяся периферия), стремится обеспечить большее единство и однородность внутренних государственных и общественных институтов. РСП-уклад (его компонента) ослабляется. ГСП-уклад становится [48] доминирующим.

Идеология в эпоху феодализма (внутригосударственной анархии, непрерываемой мощными вторжениями) хорошо прослеживается на материале Западной Европы и Арабского Востока после Халифатов. После разрушения гигантских РСП-ГСП-многонациональных конгломератов с единой идеологией, последняя оказывается одинаковой у совершенно различных этнических групп. Таким образом, складываются регионы идентич¬ных идеологических культур. Новая ситуация: разные народы – одна культура – служит отсечению феодального способа производства от РСП-уклада. А именно, рабство единоверца из другой этнической группы становится затруднительной, морально осуждаемо. Поэтому социальный статус в новых многонациональных образованиях, если oни повторяются, у завоеванных этносов изменяется в меньшей степени, чем в эпоху расцвета РСП-способа. Повторение РСП в своих развитых формах "сильной" эксплуатации невозможно. Далее единая идеология при раздроблении государств может постепенно дробиться так же на подконфессии, секты, ереси. Но в целом общность идеологий создает некое местного масштаба международное сообщество - основу для возникновения ситуаций формирования коалиций и политических союзов обеспечения политического равновесия и развития последовательной тенденции ухода от РСП-уклада в регионе. Конец примеч.

Для ГСП-уклада далее типична линия на социальное обеспечение малоимущих слоев и уравнительность. Она отмечена как на закате Римской империи, так и в периоды расцвета и ослабления Византии и Османской империи. (Примечание 2014: вероятно, здесь имелось ввиду, что столицы и крупные города империй имеют значимые социальные услуги со стороны государства и что различия между рабами и простыми подданными постепенно сглаживается, межнациональные различия теряют свою роль).

Наконец, отметим особенность перехода от ГСП-РСП-уклада к абсолютизму, минуя феодализм.

Такой период демонстрирует Османская империя и Австро-Венгрмя Египет, Парагвай (ГСП).

Когда контакты КСП-способа с более отсталыми укладами: ГСП или ГСП-РСП-формами – усиливаются, то эти контакты, угроза капиталистических государств, вынуждает хотя бы периодами наиболее активных представителей старых реакционных режимов заботиться об их промышленном развитии. Переход от ГСП-РСП структур и хозяйства к абсолютизму вынуждается сосуществованием КСП-уклада и является реакцией на последний.

В соответствии с выдвинутой здесь гипотезой и опытом Европы рамках многонационального государства становление КСП невозможно или чрезвычайно затруднено и требует полной ликвидации остатков [49] РСП-уклада – ликвидации многонациональности (Австро-Венгрия) или почти полной ассимиляций (например, поглощение пруссов).

Ниже мы рассмотрим историю некоторых многонациональных объединений от момента развитого (общепринятого) РСП. Цель обзора - пересмотреть и скорректировать широко распространенную теорию “феодализма" многонациональных государств с господством земледельческого хозяйства в свете предлагаемой концепции разделения укладов хозяйства.

Назад

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика