Назад
выставлено в ноябре 2014

Из рукописи Иван Белов, Разделение труда и перспективы коммунизма, Л., Самиздат, 1977

Настоящий материал приводится выборочно – по недостатку времени - автором почти через 40 (39) лет без современного редактирования. Цель – показать ПЕРВОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЛУАТАЦИИ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ЛОГИКИ МАСЛОУ. И второе - стиль, уровень и характер мышления того времени. Автор по прошествии времени критически относится к форме изложения, видит ошибки и многословие, кроме самой сути. Она могла бы быть изложена сейчас точнее,  короче, и богаче по содержанию. Читателю стоит пояснить, что данный материал строился исключительно на основе ознакомления с трудами Маркса, Ленина и чтения нескольких десятков работ по общественным наукам, опубликованных в советских изданиях плюс общая информация из неопубликованных в России фотокопий материалов (англ язык) о теории Маслоу. Умеренность изложения этой части автором определяется его знанием статьи УК СССР о запрещении пропаганды эксплуатации человека человеком, что можно было применить к этой работе в целом

В нескольких случаях автор не выдерживает и комментирует материал текстом в скобках и курсивом с указанием «авт. в 2014 г.».

Из Части I. Исторический материализм и коммунизм

В первой части дана конструктивная теория социального развития от первобытнообщинного строя до коммунизма. Она основана на теории иерархии потребностей Маслоу и известных положениях исторического материализма. Новыми… структурными элементами данной теории являются: проблема необходимости эксплуатации; материалистическое толкование иерархии (труда) и ее свойств; преобразование иерархии в способе производства; разрушение иерархии; роль именно рутинного труда в трудовой теории стоимости Маркса; смена форм взаимодействия между общностями (насилие, товарный и информационный обмен); роль периферии, не включенной в ведущий способ производства в истории развития способа производства.

Глава 1

Новые категории старого материализма

1.1.    Потребности индивида. Теория Маслоу

Основу построения целенаправленной деятельности каждого индивида, социальной группы или общества составляет удовлетворение потребностей. Потребности формируют цели деятельности независимо от того, осознает эту связь индивид или нет. Поэтому, чтобы определить, какие цели и когда выдвигает в практической деятельности человек, необходимо знать, какие и когда потребности он имеет.
Возможно, впервые в материалистическом ключе потребности индивида пытались описать Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии». Даже если это неверно, начнем с них, как с основателей исторического материализма.

«Имея дело со свободными от всяких предпосылок немцами, мы должны прежде всего констатировать первую предпосылку великого человеческого существования, а, следовательно, всякой истории, а именно, ту предпосылку, что люди должны иметь возможность жить, чтобы быть в состоянии делать историю. Но для жизни нужны прежде всего пища и питье, жилища, одежда и еще кое-что»/1/.

Таким образом, первые потребности индивида – это физиологические потребности, т.е. такие, без которых индивид не мог бы удовлетворить никакую другую потребность.

«Второй факт состоит в том, что сама удовлетворенная потребность, действие удовлетворения и уже приобретенные орудие удовлетворения ведут к новым потребностям…»/2/.

…Уже здесь намечен подход к построению теории потребностей индивидов, а также к ее использованию в практике, в исследовании исторических явлений.

Но сама  полная теория появляется лишь сто лет спустя в работах психолога Маслоу /3,4/. В соответствии с этой теорией … основные потребности индивида могут быть разбиты на пять основных групп, которые находятся в определенном порядке… каждая следующая группа потребностей возникает и должна удовлетворяться на основе уже удовлетворенных в основном предшествующих групп… Конечно, удовлетворение «в основном» следует понимать как не вызывающее особых забот регулярное удовлетворение «в среднем», разнесенное во времени жизни индивида

….

Вот эти группы потребностей в порядке возникновения:

1.    Физиологические потребности
2.    Потребности в безопасности
3.    Потребности в любви
4.    Потребность в уважении, самоуважении
5.    Потребность в самовыражении

ПРИМЕЧАНИЕ автор не точно тогда перевел слово самоактуализация и понял его как самовыражение (в смысле «творчества» - только позже стало ясно, что Маслоу понимает его уже, чем творчество, хотя и достаточно широко в смысле профессий – как любовь к профессионализму и удовольствие от него)

Иерархия потребностей – предпочтительный порядок возникновения потребностей в порядке их удовлетворения – есть одновременно и история развития каждого человека…

Но есть другой разрез развития потребностей – разрез роста возможности их удовлетворения в масштабе макроистории человека. Анализом этого роста в этом масштабе мы и займемся.

1.2.    Частные и общественные интересы

Потребности осознаются индивидами и формируют осознанные их стремления к удовлетворению потребностей….

…социальный опыт удовлетворения потребностей вынуждает индивидов придавать различную ценность также и средствам, методам удовлетворения потребностей…

В случае когда индивид не может в изолированных действиях удовлетворить свои одинаковые с другими индивидами потребности …причем аналогично и другие, то возникает общественный  интерес в совместном удовлетворении потребностей, хотя бы они и не совпадали полно.

Общественные и частные интересы и их смена в определенном порядке или господство одного есть следствие состояния производительных сил человечества в мировом развитии… 

[15] звание первобытного коммунизма.

1.6. Второй период. Разделение труда. Специфика умственного труда

Начиная рассматривать второй период развития общества, …оставим непосредственные причины возникновения и развития для последующего анализа. Прежде всего, рассмотрим значение разделения труда между индивидами.

Оно состоит в повышении производительности труда при переходе от универсального примитивизма индивидов на основе развития ими специализированных орудий труда, накопления и сохранения и передачи новым поколениям производственного опыта.

Разделение труда предполагает наличие таких общностей, которые  в целом охватывают все необходимые для удовлетворения потребностей индивидов виды специализированного труда. Другими словами, разделение труда требует существования производственной общности с определенными пропорциями трудовых затрат членов общества во всех видах специализированного труда.

Поверхностный анализ не позволяет сделать вывода о каких-либо недостатках, какой-либо несправедливости подобного труда в общности.
И здесь мы должны остановиться на отличии умственного труда от прочих видов специализированного труда.

Однажды возникнув под действием конкретных общественных нужд общности, разделение умственного и физического труда имеет важнейшее специфическое отличие от всех других способов разделения труда, например, разделения одного вида физического труда от другого. Эта специфика состоит в том, что дальнейшее развитие всех видов труда идет по пути специализации, рутинизации и известной ограниченности вместе с развитием орудий труда, в то время, как умственный труд, специально предназначенный для обеспечения всех нужд и всех остальных видов деятельности в общности одновременно, остается относительно универсальным (о рутинизации умственного труда при капитализме будет сказано ниже) и творческим. Но тогда в смысле удовлетворения потребностей каждый работник физического труда вместе со специализацией труда, с ростом его производительности, все более лишается возможности самореализации, творчества, в то время, как работник умственного труда имеет возможность ее удовлетворять. Развитие разделения труда естественным образом приводит к развивающемуся неравенству в удовлетворении потребности в самореализации, а именно: к неудовлетворению потребности творчества при монотонном труде и к полному удовлетворению [16] этой потребности в умственном труде. Однако поскольку разделение умственного и физического труда необходимо для производственного развития общности, то, несмотря на растущее противоречие, это разделение восстанавливается всякий раз под действием снова и снова возникающего общественного интереса и удовлетворения низших потребностей всей общности.

1.7. Неравное потребление при умственном и прочих видах труда. Социальное неравенство

Неравенство удовлетворенных потребностей умственного и прочих видов специализированного труда положено не только неравенством удовлетворения одной потребности – самовыражения, но также и тем, что для обеспечения творческого труда, т.е. для обеспечения возможности самовыражения, непременно следует удовлетворять все низшие потребности работника умственного труда. В противном случае труд этот будет не эффективен, другими словами, недостаточно специализирован, так как работник умственного труда с неудовлетворенными низшими потребностями, не является работником умственного труда, не может заниматься чисто умственным трудом.

Как только возникает разделение умственного и физического труда (а для его возникновения уже необходим устойчивый излишек продуктов, вырабатываемый всеми остальными, кроме работника умственного труда, работниками, который бы тратился на низшие потребности работника умственного труда), так сразу возникает и социальное неравенство – неравенство в потреблении.

Это неравенство положено, кроме указанного в разделе 1.6. различия, тем отличием, которое составляет сами затраты умственных усилий в труде от физических усилий в рутинном труде. Даже при разном потреблении затраты физических (но не умственных) усилий первобытного вождя, освобожденного от физических усилий, много меньше. Кроме того,  специфика творческого труда требует более длительного времени обучения работника¸ чем работника рутинного труда. Уже здесь расходы труда всей общности, выраженные в прибавочном продукте, потребляемом «неработающим работником» умственного труда в процессе обучения, значительно превосходят труд, необходимый для воспроизводства работника физического труда.

Далее, специфика умственного труда заключается ив том, что сугубо умственный труд эффективен лишь в особых климатических(температура, влажность) условиях и некоторых других условиях (отсутствие шумов, вибраций, движения окружающих предметов и людей). Создание этих условий, составляющих важный элемент умственного труда, есть уже резкое отличие в потреблении работников, разделенных трудом. Достаточно вспомнить тенистые внутрен [17] ние сады древних азиатских правителей или нынешние кондиционеры, опахала или бассейны, римские бани. Умственный труд требует определенной  сосредоточенности, а следовательно, и уединения. Отсюда возникает необходимость отдельного жилища, это жилище в прошлом осуществлялось в виде обширных дворцов, удовлетворявших, вдобавок, тщеславие, потребность в уважении властителей, а нынче реализуется для любого работника умственного труда в виде отдельной звукоизолированной комнаты для работы и, как эрзац, тишиной и покоем библиотечного зала.

Даже если не говорить о роскоши, то приходится отмечать, что выполнение умственного сугубо творческого труда требует больше общественного труда, заключенного в продуктах потребления, чем количество труда, необходимого для обеспечения нормальной жизнедеятельности работника рутинного, физического труда.

Более того, соответственно теории потребностей для обеспечения возможности творческого труда должны быть удовлетворены не только низшие, но и все предыдущие потребности, в частности, потребность в любви(насколько это понятие менятеся с развитием общества, останавливаться нет надобности), потребность в уважении и в самоуважении. Последняя потребность и удовлетворяется роскошью, охраной, ритуалами, идеологией, религией и т.д.

Короче, для того, чтобы обеспечить мало-мальски удовлетворение «домыслительных потребностей», сообщество, желающее отделить умственный труд части своих членов, специализировать этот труд, необходимо придет и мысленно, и реально, к социальному неравенству. При этом, конечно, подразумевается, что для остальных работников общности, работников рутинного физического труда, удовлетворение всех, кроме низших физиологических  потребностей вовсе не обязательно. В дальнейшем мы покажем, что не просто «не обязательно», но и невозможно!

1.8. Закрепление социального неравенства

Можно предполагать, что отделение умственного труда и связанное с ним социальное неравенство, будучи создано один раз членами сообщества выбором (пусть добровольным) одного наиболее опытного «умного» индивида, каждый раз в дальнейшем происходит осознанно и добровольно со стороны общины. Но такое допущение неверно. Главный и наиболее долговременный фактор в истории человека, уничтожающий добровольность смены работников умственного труда, следующий.

Разделение труда вообще, понимаемое как некоторое постоянное разделение, имеет важную производственную функцию: накопление, сохранение и передачу специализированного производственного опыта, информации. Причем первым исторически и основным вплоть до нашего времени институтом пере [18] дачи информации, кроме всей общины в целом, является семья или род. Семья или род связаны в процессе производства более тесно одной специализацией труда. В этом смысле семья работника умственного труда есть приспособленный в материальном отношении (жилище, питание, удовлетворение всех потребностей вплоть до высшей) готовый институт для изготовления и обучения новых работников умственного труда.

В семье осуществляется более полное удовлетворение потребностей детей в ходе воспитания, передача опыта управления от родителей в семье, экономия вообще труда на передачу опыта подрастающему поколению.

Сохранение, закрепление за родами видов деятельности находит свое отражение в возникновении системы варн в Индии, по крайней мере, трех первых (брахманов, кшатриев и вайшьев), в возникновении родовой аристократии и т.д. Сюда же относится и наследственное право собственности, династическое право.

Возведенное в норму свободное выдвижение нового работника умственного труда в обход семьи, рода, означало бы попытку уничтожить или ослабить разделение труда и специализацию его, т.к. смена специализации – это материальные потери общества.

1.9. Классы и классовые интересы

Но если существуют разделенные характером труда, местом в общей организации разделенного труда (об этом ниже) группы работников, которые для специализации труда достаточно поставить в отношение потребления в существенно различные условия, то эти группы естественно назвать различными классами. Этими классами оказываются класс работников умственного труда и класс работников физического (рутинного) труда, соответственно для краткости высший и низший классы.

Классы, различающимися своим социальным положением и трудом, имеют отдельные групповые интересы, которые следует назвать классовыми интересами. Соотношение классовых интересов и внутриклассовой конкуренции есть такой же регулируемый процесс, как и процесс установления производственной общности, разделенной группы. Сила классового интереса и конкуренции (общественного и частного интереса внутри класса) зависит от межклассовых отношений, внешнего окружения общности и т.д.

Суть классовых интересов в следующем. Высший класс стремится сохранить способ удовлетворения своих высших потребностей, сохранить разделение труда, а низший класс стремится вырвать однажды отданные социальные привилегии, устранить социальное неравенство и осознанно, или чаще бессознательно, устранить само разделение труда, надеется удовлетворить высшие потребности так же, как это делает высший класс.[19].

Это противоречие удовлетворенности неудовлетворенности хорошо выразили Акофф и Эмери: «Для удовлетворенности характерно намерение сохранить существующую ситуацию, иными словами, индивид тогда удовлетворен ситуацией, когда его намерение сохранить ее сильнее стремления к переменам»./8/.

Противоречие между классами является одним из главных элементов исторического развития. Без их исследования объяснение исторических событий оказывается чрезвычайно обедненным.

Выше мы почти не вышли за рамки теории классовой борьбы Маркса, лишь немного усилив в этой теории значение разделения умственного и физического труда. Далее мы разойдемся с ней решительно.

1.10. Эксплуатация. Ее необходимость и рутинный труд

Работники специализированных отраслей труда, кроме занятых умственным трудом, производят различные продукты потребления. Совокупность этих продуктов составляет доход или фонд потребления и накопления общности. В этом фонде гипотетически может быть выделена та основная часть, которая необходима для жизнеобеспечения низшего класса работников, т.е. удовлетворения низших потребностей с учетом воспроизводства работников: деторождения, обучения труда. Весь остаток называется прибавочным продуктом в отличие от основной части, названной необходимым продуктом. Прибавочный продукт тратится на потребление работников умственного труда и на расширение воспроизводства в общности.

Высший класс, выполняя определенные общественные функции, речь о которых пойдет ниже, изымает практически весь прибавочный продукт, произведенный низшим классом. Это и составляет эксплуатацию по определению.

В чем же причина эксплуатации? Почему работник высшего класса забирает весь прибавочный продукт, оставляя эксплуатируемому только необходимый для жизни кусок хлеба?

Причина, оказывается, кроется в самом физическом труде, который, будучи все более специализированным, неизбежно оказывается в эпоху разделения труда все более повторяющимся , рутинным. Рутинный труд – причина отчуждения от труда. Рутинный труд – препятствие к самовыражению работника низшего класса. Этот труд не может вызываться самодвижущей себя потребностью – потребностью в самовыражении. Происходит он только при необходимости удовлетворения низших физиологических потребностей. Наличие в руках эксплуатируемых продукта свыше необходимого прекращает или ослабляет рутинный труд, позволяет частично удовлетворять и высшие потребности, отойти от узкоспециализированного труда, т.е. ослабляет разделение труда, умственного и физического. Изъятие прибавочного продукта [20] есть необходимое условие поддержания первых потребностей работников низшего класса в таком состоянии, которые вынуждает их продолжать рутинный труд без значительных перерывов.

Но действительно ли рутинный труд отчуждает работника от себя? Давайте взглянем хотя бы на то, как различен человек в труде, когда он занят рутинным и творческим трудом. Вот «теория X и Y» Мак-Грегора о природе человеческой.

Теория X:

«Средний человек не любит своей работы и уклоняется от нее при каждой возможности. В связи с врожденным нежеланием людей трудиться, чтобы заставить людей отдавать силы достижению целей организации, необходимо их принуждать, контролировать, направлять и угрожать наказаниями. Средний человек предпочитает иметь точные указания, стремится избегать ответственности, сравнительно мало честолюбив и более всего стремится обеспечить себе безопасность…»

А вот теория «Y»

«Расход физических и интеллектуальных усилий на работе столь же естественен, как игра и отдых… При достижении близких ему целей человек склонен проявлять самоорганизацию и самоконтроль. Преданность целям есть функция наград, связанных с их достижением. Наиболее значительные из них, например, своего Я и потребности в самовыражении, могут быть прямым результатом усилий, направленных на достижение целей организации.» /9/.

Верно описана проблема отчуждения труда от работника и работника от труда у самого Маркса, раннего Маркса, в его «Экономико-философских рукописях» 1844 года. Отчуждение рабочего связано не с формой собственности (как позже стал считать Маркс), а с самим трудом, который:

«…является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности… он (рабочий) в своем труде… не развертывает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свой дух…Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя…В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это – принудительный (курсив мой – автор) труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения других потребностей, нежели потебность в руде. Отчужденность труда ясно сказывается ав том, что , как только прекращается физическое или иное (добавим, экономическое – автор) принуждение к труду, от труда бегут как от чумы»/10/.

Далее Маркс приходит к выводу, что понятие (а в это время он как гегельянец, еще оперирует понятиями «отчуждения от труда») приводит к отчуждению 

[21] продукта труда, причем отчуждение может быть произведено лишь другим человеком, но человеком типа «не-рабочий».
Маркс вплотную подошел к причине эксплуатации. Все же  излишняя абстрактность мышления молодого гегельянца не позволила ему разрешить эту проблему, но, конечно, это нельзя ставить ему в вину в первой половине XIX века.

Представим теперь возможность отклонения от «нормальной» эксплуатации. Если высший класс изымает часть необходимого продукта низшего класса, то условия простого воспроизводства класса не обеспечиваются. При этом снижается производительность рутинного труда, снижается рождаемость, а следовательно, и общая масса производимого продукта, в том числе и прибавочного; обостряется классовая борьба, в ходе которой высший класс должен уступить или погибнуть, после чего разделение труда возникает снова. Далее, если эксплуатация слишком велика, то конкурентность данной общности в целом в сравнении с другими резко падает: обороноспособность феодального государства падает, рабочие капиталистического предприятия уходят с низкооплачиваемой работы на другие предприятия, но если условия плохи повсеместно, то мигрируют – вариантов много. Все они суть ослабление общности.

Если же эксплуатация в обществе повсеместно не полна, т.е. значимая часть прибавочного продукта остается в руках низшего класса, то само разделение труда становится неполным. Во-первых снижается производительность труда низшего класса. Работники теперь всегда имеют запас продуктов, который может быть потреблен без неинтересной работы в продолжение некоторого периода времени.(СЧ - выделено в 2014)

Этот случай  необходимо отличать от низкого уровня эксплуатации на одном предприятии в сравнении с другими (высокую оплату труда). Исключительность положения, опасность быть уволенным в случае низкой дисциплины и замененным другими, коих избыток, заставляет работника интенсивно трудиться. Здесь обсуждается случай повсеместной низкой в общности эксплуатации и невозможность обмена работниками между общностями, ограничение перемещения избытка рабочей силы между общностями. Этот случай имеет место в социалистическом обществе.

Во-вторых, уменьшается количество накопленного прибавочного продукта – фонд общности, который, конечно, имеет в истории различные формы от общинного фонда вплоть до прибавочной стоимости – частной собственности капиталиста. Это так же, как и в первом случае, приводит к снижению конкурентоспособности общности в целом, уменьшает удовлетворение потребностей (неравных) всех разделенных трудом членов общности в стабильности и безопасности. (СЧ - выеделено в 2014)

Чем же определяется количество необходимого труда? Достигнутым уровнем производительности труда в общности, сложностью развитых специализиро [22] ванных орудий труда, способов обработки, которые предъявляют вполне определенные требования к работнику, его образу жизни, отдыху, образованию и т.д.

Как же определяется «нормальный» уровень эксплуатации? Исключительно эмпирически, в процессе регулирования классовой борьбы и конкуренции между обностями. Эксплуатация и ее степень есть принадлежность, атрибут разделения труда и устойчивое самовосстанавливающееся на оптимальном уровне явление.

Формы эксплуатации изменяются с развитием общества. Маркс верно отметил, что в разных способах производства разделение и распределение необходимого и прибавочного продукта воспринимается низшим классом неодинаково. Рабу представляется, что хозяин отнимает у него весь продукт труда, хотя на самом деле хозяин его кормит (в целом, конечно, рабовладение не предполагает создание условий воспроизводства рабов, производство живого орудия труда – война), крестьянин видит, что часть времени работает на себя, а часть на хозяина; и рабочее время, и земля разделены; пролетарию и интеллигенту должно казаться, что за свой труд они получают сполна.

Мы же теперь знаем, что эксплуатация – необходимый компонент разделения умственного (творческого) и физического (рутинного) труда. Давать этическую оценку («хорошо-плохо») этому явлению бессмысленно, как бессмысленно давать этическую оценку законам природы. Высший класс «за» эксплуатацию (точнее, ее не признает ли считает справедливой), низший – против. Этические оценки классов – проявление классовых интересов.  Взглянуть на эксплуатацию со стороны может только такой работник, который относится к явлению разделения труда снаружи, абстрагируясь хотя бы частично от интересов – стремлений классов. Таково в современном мире положение интеллигенции, не связанной с крупной собственностью, не находящийся в ранге работников высшего класса, но и не являющийся одновременно рутинным работником, т.е. не принадлежащий к низшему классу (этот феномен будет объяснен позже).Это отношение со стороны не может не вызвать внутреннего антагонизма, неизбежности антагонизма, конечная причина которого несовершенство и конкретная особенность производительных сил.

1.11. Внутреннее строение производственной общности. Иерархическая структура

Как соотносится, в какой форме организованы в общности отношения умственного и физического, творческого и рутинного труда?
Форма организации отношений работающих индивидов – это иерархическая 

[23] или пирамидальная структура. Если касаться чисто внешнего формального описания такой структуры, то суть ее в том, что:

1)    Все члены общности делятся на группы-уровни и

2)    Каждый индивид некоторого очередного уровня (кроме крайних) связан производственными отношениями только с одним индивидуумом ближайшего более высокого уровня и с некоторым множеством индивидуумов ближайшего более низкого уровня иерархии.

Отметим, что форма иерархии возникает, когда члены общности вынуждены взаимодействовать сообща и когда эти действия содержат специализированные рутинные и умственные (творческие) элементы.

Иерархическую форму имеют все структуры, начиная от древних государств, армии и т.д. вполть до капиталистического предприятия середины XX века, даже политические партии, но именно те, которые своей целью ставят некое физическое действие. Все действия, как специализированные физические действия, специализированнее умственные действия, будь то расклейка предвыборных плакатов или подсчет голосов на партийных выборах создает иерархию.

Перечислим неиерархические структуры, которые следовало бы назвать «неструктурными» вообще. Это различные политические и дискуссионные клубы высшего класса, это научные контакты между учеными, творческие контакты между офицерами в штабах военноначальников, Ученые Советы исследовательских институтов, светские камарильи при титулованных особах. Это и последние элементы разлагающейся земледельческой общины первобытнообщинного строя – крестьянские сходки. Короче, информационный обмен, не связанный  с рутинной физической деятельностью, не создает иерархии в процессе собственного обмена. Это стихийной формы информационный обмен, имеющий непостоянную «неформальную» структуру, т.е. это «неструктура». Предполагается, конечно, что на «неструктуру» не влияют или влияют слабо другие внешние к «неструктуре» иерархические отношения между индивидами (что может и не соблюдаться, мешая чисто неформальным отношениям).

Но даже в ходе информационного обмена неструктурного вида только необходимость упорядочить информационный обмен, например, порядок выступлений на собрании, где каждый член собрания выступает как элемент информации, причем упорядоченная рутинная смена – выступление необходимо всем собравшимся, вызывает необходимость в выборе иерарха – председателя собрания.

Таким образом, структуры иерархии, в которых физическое и умственное соединено, и часто информационные структуры, в которых рутинное действие отсутствует, соотносятся по форме как сложная молекула с «головой» и как модель кратковременных случайных связей молекул газа или модель столкновений в броуновском движении. 

[24] Случайно или закономерно то, что в эпоху разделения труда, умственного и физического, отношения между работниками имеют определенную форму? Мы покажем, что это закономерно, изложив причины формирования иерархической структуры.

В западной литературе дается множество признаков и свойств иерархии. Авторы часто не могут выделить основных признаков и следствий, из них вытекающих. Нынешний этап – этап переходный, классические элементы структур смешаны частично с новыми элементами. Объяснение современной картины сложнее, нежели данное здесь только по поводу классической иерархии.

Кроме формального определения иерархии, приведенного вывшее, дадим основные ее принципы, выражающие суть организации. Их всего два.

1.    Действие каждого члена организации, за исключением вершины иерархии в любой ситуации производится в соответствии с формальными, стандартными правилами, которые  установлены вышестоящими по уровню членами организации

2.    Отклонение от выполнения заданных правил в системе не предусматривается и наказывается вышестоящими членами организации.

1.12. Принципы иерархической структуры

Первый принцип характеризует содержание деятельности иерархической структуры. Вышестоящий работник занимается более творческим трудом, разрабатывает стандартные процедуры и инструкции действий для нижестоящих в иерархии работников. Он также планирует и контролирует их деятельность. Множество нижестоящих по уровню формально выполняют предписанные  на все случаи жизни правила. «Всех случаев» в жизни иерархии должно быть достаточно мало, другими словами, труд нижестоящих работников должен быть достаточно неизменяем, рутинен. Многообразие ситуация в производстве должно быть невелико. Однообразие достигается  узкой специализацией труда и стабильностью производства.

Первый принцип отражает не что иное, как разделение умственного творческого и физического труда и умственного рутинного между различными уровнями работников в иерархической структуре. Чем ниже уровень иерархи, тем больше рутинных и физических элементов в труде.

Именно потому работник умственного труда может создавать стандартную инструкцию, т.е. постоянный метод действия рутинного работника, что действия последнего предполагаются рутинными, в соответствии со специализированным орудиями труда. Именно потому работник рутинного труда может формально, стандартно, т.е. не применяясь к конкретной ситуации, реагировать на указания сверху, что ситуация труда высоко специализированного относительно постоянна, неизменна, что конкретных ситуаций нет, не должно быть, должна быть одна ситуация либо стандартный набор [25] ситуаций, только такая предпосылка лежит в основе стандартной инструкции, предусмотренной свыше творческим трудом.

Далее, поскольку специализированный труд рутинен, качественно однороден, то его планирование и контроль возможен, как формальный, т.е. количественный, но качественно однородный планирование и контроль.

Из относительного постоянства рутинного труда, его стабильности и вытекает возможность схватить со стороны высшего или вышестоящего иерарха творческим «обслуживанием!» целом множество рутинных работников, а не только одного. Другими словами, информационное многообразие творческой работы (планирования, разработки стандартных процедур и контроля рутинных работ для множества нижестоящих в иерархии работников) оказывается возможным информационно охватить одному  творческом работнику, охватить в смысле равного времени труда и тех, и других работников, только в силу простоты и однообразия труда низших работников. Правило «один управляет многими» обусловлено тем, что подчиненный труд является менее творческим и более простым и рутинным. (СЧ - выделено в 2014)

Сказанное выше позволяет также сделать вывод, что эпоха разделения труда -  это такое состояния развития производительных сил, такое состояние простоты орудий труда и самого труда, которое требует гигантского количества повторяющегося с их помощью труда человека и весьма малое количество неповторяющегося творческого труда. Из этого соотношения и вытекает всеобщность иерархической формы, всеобщность первого «формообразующего» принципа иерархии.

Второй принцип иерархии – это принцип обязательности выполнения приказания сверху.

Почему же стандартная инструкция сверху непременно обязательна для работника низшего слоя? Почему гона оформляется в виде приказа? Ведь если бы все работники свои разделенные обязанности выполняли бы добровольно, «каждый в свое время и на своем месте», руководствуясь общим интересом, то «недобровольной обязательности» бы не было. Ее конечно бы заменила «добровольная обязательность», так как третьего пути нет: специализация труда в иерархии требует и его координации в рамках единого производства, и такая координация в эпоху разделения умственного и физического труда может быть, в соответствии с первым принципом, только иерархической
Но если даже в основу образования иерархии положен общественный интерес, что рано или поздно должны развиваться:

- разделение умственного творческого и физического и умственного рутинного труда и в соответствии с ним неравенство удовлетворенных потребностей в самовыражении;

- неравенство удовлетворения низших потребностей и соответствующие не-

[26]

равенству классовые антагонистические интересы, см. пп. 1.7.; 1.9. – эксплуатация как необходимое изъятие прибавочного продукта у работников рутинного труда, см. п. 1.10.

В этих условиях никакой «добровольной обязательности» уже не возникает, а сам общественный интерес, который может иметь место (но не всегда имеет) при создании иерархии, постепенно исчезает. Поэтому обязательность не поддерживается более ничем, кроме контроля рутинного труда сверху (вот где контроль возникает как необходимость), планирование вытекает целиком из первого принципа), а также определенных способов принуждения к труду как экономического, а и насильственного, административного характера.

Как наказание насилием, так и  экономическое принуждение, т.е. лишение работников части необходимого продукта, имеет конечной целью уменьшить степень удовлетворенности всех работников низшего класса в безопасности, а самих наказуемых и в своих физиологических потребностях. В этой связи второй принцип есть рычаг регулирования степени эксплуатации. Его действие уравновешивает классовая борьба.
Вот как об этом пишет Мандевиль в «Басне о пчелах»:

«сделать рабочего человека трудолюбивым может единственно умеренное количество денег, ибо если их будет слишком мало, то в зависимости от его характера, это либо приведет его в уныние, либо доведет до отчаяния, а если их будет слишком много, это сделает его наглым и ленивым». Цитируется по «Капиталу» /11/

Между первым и вторым принципом имеется следующая взаимосвязь. Первый принцип выступает как звено прямого действия, а второй принцип (включая контроль как определение степени несоответствия действию задания) выступает как звено обратного действия в цепи регулирования информационного обмена внутри иерархии.

Первый и второй принципы намечаются в описании иерархий под разными терминами (линейные полномочия, организационная власть ит.д.) и в западной литературе. Так, например, у Акоффа и Эмери: «из двух психологических и социальных индивидов, относящихся к одной и той же социальной группе, один (А) имеет организационную власть над другим (В), если А может переопределять подцели, достижение которых вменяется в обязанность В, а если вклад В в достижение целей их социальной группы не удовлетворяет А, то А может наказать В» /12/. А вот взгляд Клиланда и Кинга на эту тему: «Формальные линейные полномочия – это обусловленное законом право (вот уж, воистину, все дело в «законе» и в «праве» - авт.) управляющего отдавать приказания, действовать самому и направлять действия других. Оно основано на праве  частной собственности, и общество [27] наделяет им управляющих через владельцев предприятий и его доверенных лиц. Эти полномочия опираются на принуждение, содержащееся в условиях трудового контракта» /13/.

В эти определениях принципов власти и т.д., т.е.  иерархических принципов главный недостаток заключается в заглаживании противоречий внутри иерархи «обобществлении» иерархии. По этим определениям читатель никогда не поймет, почему вдруг индивид В, работая вместе с А, принадлежа к одной социальной группе, может не внести вклада в общую («их») цель, почему он должен быть наказан и почему некто А может изменять цели В, а В не может  сделать того же  в отношении А. Неясно так же, почему  все общество по Клиланду и Кингу, а не сам высший класс, наделяет управляющих такими полномочиями, которые опираются на «принуждение», по крайней мере, трех четвертей этого самого общества. Иначе, все общество принуждает само себя, свое большинство, к труду.

Настоящая теория, заменяя раз и навсегда эмпирически данное определение через принципы, выводимые из в общем случае изменяющихся материальных условий производства, позволяет объяснить факт существования иерархической структуры как невечной истины.

Назад


Rambler's Top100 Яндекс.Метрика