Назад

 

Из рукописи

 

Иван Белов,

Разделение труда и перспективы коммунизма, Л., Самиздат, 1977

 

(настоящий материал приводится выборочно – по недостатку времени - автором почти через 30 лет без современного редактирования, чтобы показать стиль, уровень и характер мышления того времени. Автор по прошествии критически относится к форме изложения, кроме самой сути, хотя и она могла бы быть изложены сейчас точнее,  короче, и богаче по содержанию. Читателю стоит пояснить, что данный материал строился исключительно на основе ознакомления с трудами Маркса, Ленина и чтения нескольких десятков работ по общественным наукам, опубликованных в советских изданиях. Позже автор с удовольствием прокомментирует и разовьет изложенный материал, который даже в таком виде порождает у него массу новых ассоциаций и аргументов, «добивающих врага в его логове», однако в нескольких случаях автор не выдерживает и комментирует материал текстом в скобках и курсивом с указанием «авт. в 2003 г.»).

 

Из Части II. Марксизм и теория социализма в эпоху разделения труда,

 

Теперь необходимо соотнести развитую концепцию с социалистической теорией Маркса, Энгельса и Ленина…

 

Глава I. Теоретические предпосылки социализма.

 

1.1. Маркс и две теории кризиса капитализма

 

Теперь рассмотрим, каково же основное противоречие в коммунистической теории Маркса или, точнее, самое узкое место в этой теории?

 

До конца своей жизни Маркс не знал, каков будет производственный базис новой коммунистической формации: он увидел только зачатки, по его мнению, революционного класса – пролетариата…, увидел зачатки общественного, по его мнению, производства в виде промышленных иерархий.

 

….неизбежно совершает большие колебания в теоретической оценке зрелости кризиса капитализма…

 

…первая концепция …состоит в утверждении, что предпосылки гибели капитализма уже созрели к середине XIX века (1, 2). Вторая концепция: коммунизм предполагает «огромный рост производительных сил», который еще впереди. Идея это развита в «Экономических рукописях 1857-1859 гг.». В рукописи – прообразе «Капитала» - есть гипотеза о пути, ведущему к гибели капитализма, гипотеза о развитии системы машин в автоматическую линию – машину (3)…

…Изучая проблему автоматизации Маркс не заметил, что именно автоматизация устраняет разделение умственного и физического труда. Поэтому для Маркса неразличимы обе идеи о возникновении коммунизма. Идеи пересекаются, накладываются друг на друга….

 

 

1.2. Революционное сознание пролетариата. Коммунистическое сознание.

 

Маркс не был, вероятно, первым, увидев в причине деления общества на классы разделение умственного и физического труда.. :

«Вместе с разделением труда дано в то же время и распределение, являющееся притом,  как количественно, так и качественно – неравным распределением труда и его продуктов… Разделение труда и частная собственность, это – тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом – по отношению к продукту деятельности» (7).

Однако, Маркс не распространяет эту причину, ее действие, на дальнейшее от момента своего существования развитие общества. Действительно, Маркс утверждает, что производство уже общественно, пролетариат уже готов, при условии осознания им своего могущества и с помощью его, Маркса, «истинного лозунга», взять власть и строить коммунизм.

А как же разделение труда? Идея о разделении труда вместе с рукописью «Немецкой идеологии» … предоставлена «грызущей критике мышей», как писал Маркс в последствии. Позже всегда у Маркса проблема разделения умственного и физического труда – вещь малозначимая, особенно при социализме. Решение ее желательно, но не принципиально. Но поскольку все же пролетариат есть класс работников физического труда, а любая созидательная работа построения социализма есть и умственный труд…то практическая проблема разделения труда возвращается в теорию Маркса через окошко.

Действительно, разделение труда существует. Тогда, назовем первый момент после уничтожения частной собственности и пока существует разделение труда и другие проблемы: неравенство между городом и деревней и т.д. – назовем этот момент несовершенства коммунизма – социализмом.

Но для осознания только коммунистической теории пролетариату – не мыслящему классу – необходимо открыть глаза. Кто же, кроме Маркса, это сделает, кто даст ему образование?

Буржуазия!  Она борется сама с собой и призывает на борьбу пролетариат. Она выталкивает «в ряды пролетариата целые слои господствующего класса,…Они также приносят пролетариату большое количество элементов образования. Наконец….(в момент революционной ситуации) небольшая часть господствующего класса отрекается от него и примыкает к революционному классу» (8). По Марксу, пролетариат не сам, в результате развития материального производства изменяется и подходит к осознанию своих целей, но его подталкивает идеальным образом часть буржуазии, точнее, интеллигенции. Для последней в «Манифесте» еще не существует исторического места. Следовательно, в революцию за изменение способа производства пролетариат въезжает, как класс рутинного труда, возглавляемый революционной интеллигенцией… Более точно будет сказать, что интеллигенция въезжает в революцию на рабочем классе. Класс «в себе» становится классом «для себя» не в связи  с изменением производства, его потребностью, а в связи с сознательным обучением. Принятием концепций, которые несут «для себя и для него, пролетариата», всезнающие интеллигенты, такие, как Маркс. Этого Маркс не сказал, но, возможно, подумал; сказал это Ленин, сказал много позже. Рабочим, де, следует понять, кто они такие, т.к. сами они приходят лишь к классовой ненависти, но не более того.

Здесь необходимо уточнить ситуацию. Можно было предполагать в середине XIX века, что стоит рабочим дать теорию, и она будет естественно воспринята ими точно, как теория Эйнштейна была…осознана и воспринята в научных кругах. Но…рабочий …не мыслит теоретически. В лучшем случае он способен теорию принять на веру, особенно если она совпадает с его классовыми интересами. Классовая борьба, а не материальное рутинное производство, ведет рабочего к восприятию марксизма, а этого, как раз, и не понял Маркс. Производство стало общественным в смысле удобств классовой борьбы (сосредоточения работников), но не в смысле возникающего общественного интереса в самом труде. Не только теория коммунизма, но чувство общности труда рутинного не может возникнуть в голове рабочего при рутинном производстве. ..труд, его характер определяет сознание и мышление. Идеи коммунизма возникли вне среды рутинного труда, а значит, они и не соответствуют рутинному труду. А тогда искусственное внесение рабочему классу идей коммунизма, до которых сам он в силу рутинного производства, дойти не может, доказывает только то, что ни сам коммунизм, ни отражающая его идея, ни рабочий класс, который Маркс готовит в «гегемоны», не созрели для похорон капитализма. Тезис необходимости искусственной пропаганды коммунизма есть признание факта, что осознание идеи общественного производства трудящимися в эпоху разделения труда не может произойти естественным путем…Этот тезис и сейчас широко распространен в современных марксистских кругах. Например, английский марксист Уоддис пишет: «рабочий исключительно на основе собственного опыта не может стихийно приобрести социалистическое мировоззрение и не осознает историческую миссию пролетариата как могильщика капитализма» (9). Это, действительно, эмпирический факт. Рабочий класс всегда склоняется к экономической, а не политической борьбе, к чисто товарным отношениям, торговле собой, компромиссу с капиталом. И только интеллигенты с системным взглядом – борцы за мир, социализм. Сохранение окружающей среды, рациональное использование ресурсов и т.д. – оказываются естественными сторонниками системной гармонии, пропорции в обществе. Но какой же вывод делают марксисты из вышеуказанного эмпирического факта?

 

Не мытьем, так катаньем! Возникает идея деления пролетариата на сознательную ведущую часть – авангард – партию и несознательную часть – беспартийных. Из этого у Ленина вытекает также, что партия, поскольку это действующая организация, а не политический клуб, должна быть иерархией с разделением труда, дисциплина которой не хуже, чем фабричная (раздел «р» книги «Шаг вперед, два шага назад»). Правда, как это делается в «молодых» иерархиях. Ленин выворачивает иерархию наизнанку. Он хвалит «сознательного рабочего», который «умеет ценить тот более богатый запас знаний…, политический кругозор, который оно находит у  социал-демократов – интеллигентов. Но по мере того, как складывается у нас настоящая партия, сознательный рабочий…должен научиться требовать исполнения обязанностей члена партии не только от рядовых, но и от «людей верха» (10).

Вот как блестящий интеллигент Ленин ругает себя, человека «верха» и хвалит… рабочих. Он, ведь, забыл, что сначала рабочий научается ценить «запас знаний», «кругозор» интеллигенции, а потом оказывается не в состоянии научиться требовать исполнения обязанностей от верхов, да и каких обязанностей? Для того, чтобы рабочий был в состоянии оценить директивы верхов, он должен иметь не меньший «запас и кругозор», но  он такого запаса не имеет, пока он рабочий, а не интеллигент. Ведь сказано свыше, что: «отношение интеллигентской и пролетарской (рабочей) функции в социал-демократическом рабочем движении, пожалуй, довольно точно можно выразить такой общей формулой: интеллигенция хорошо решает вопросы принципиально, хорошо рисует схему, хорошо рассуждает о необходимости сделать,…, а рабочие делают, претворяют эту серую теорию в живую жизнь!» (11). Здесь и в этой книге вообще не ставится задача показать, как «молодая» иерархия превращается в «старую». Приведенная выше цитата демонстрирует образчик «демократического» централизма, который неизбежно становится просто централизмом.

Итак, сделаем общий вывод обзора идей вовлечения пролетариата в движение за социализм: меню революции пишет интеллигент, читает, заказывает и готовит блюдо рабочий, едят вместе.

Наоборот, вся история созревших буржуазных революций и гибели феодализма характеризуется всеобщим и естественно возникшим пониманием третьим сословием, крестьянством, люмпен-городским слоем необходимости перемен. Это замечают и Маркс, и Энгельс. Интерес низов в революции так велик, что позже даже буржуа, набивший шишек при катании с революционных горок, притормаживает коммунальные сани на поворотах. И интересно, никого не надо убеждать, все слои общества все понимают с полуслова.

Другими словами, проблема вызревшая понятна всем, проблему не вызревшую, носит только тот, для кого она вызрела – интеллигенция, и больше никто. Маркс «торопит» наступление коммунизма… Отсюда неизбежный шаг к необходимости сотрудничества работников физического труда, который понимается как «гегемон», но ставится в иерархии в подчиненное положение, и работников умственного труда. А это противоречит забытой в «Немецкой идеологии» идее о возникновении классов.

Маркс – практик признает унылую реальность, Марксу – теоретику хочется думать, что класс, готовый к коммунизму, «составляет большинство населения, и от него исходит сознание необходимости коренной революции, коммунистическое сознание, которое может, конечно, (а это уже Маркс – практик – авт.) благодаря пониманию положения этого класса, образоваться и среди других классов» (12). (Вплотную к коммунизму у Маркса идет множество классов, не менее трех). А вот полстраницы ниже Маркс-практик утверждает, что коммунистического сознания еще нет, но что «как для массового порождения этого коммунистического сознания, так и для достижения самой цели необходимо массовое изменение людей, которое возможно только в практическом движении, в революции (курсив мой – авт.), следовательно, революция необходима не только потому, что никаким иным способом невозможно свергнуть господствующий класс, но и потому, что свергающий класс только(курсив мой – авт.) в революции может сбросить с себя всю старую мерзость и стать способным создать новую основу общества» (13).

Итак, массового сознания еще нет, но оно появится лишь в «практическом движении». Материалисту должно быть стыдно за столь нематериалистическое толкование революции и практического движения. Коммунистическая революция ведь должна предполагать зачатки нового строя, а затем уже и сознания. Ведь противоречие материальное и идеальное должно созреть, чтобы переворот мог произойти. Но Маркс-практик видит тьму «старой мерзости» и отсутствие сознания, надо же от них отделаться. И, вот, рабочему классу предлагается приобрести сознание не в связи с новыми производительными силами, вызревшими внутри старых, а в связи с революцией, под которой, конечно, Маркс понимает смену форм собственности, а не смену самих средств производства. Но если даже предположить, что имеется в виду в революции и после нее создать базис будущего общества после изменения сознания, и под давлением сознания «в практическом движении», то это тоже идеализм. Социализм и сознание строят развитый базис коммунизма, свое материальное основание. Мысль, опережающая свои истоки, основы, создает последние. Предложить непрерывную революцию как средство обновления духа, очищения от мерзости, духа, необходимого для революции,  - это замкнутый круг, «масло масляное» и бег на месте. Из такой сокровищницы мог бы черпать идеи о непрерывной «культурной революции» даже сам председатель Мао или даже автор перманентной революции – Лев Бронштейн (Троцкий).

Все это следствие того, что Маркс, кроме самого «революционного класса» - пролетариата, не видит никаких других зачатков коммунизма. Потому единственный выход, объясняющий движение, состоит в нематериалистической конструкции: сначала толчок непролетарского меньшинства, которое осознает положение рабочего класса, в момент обострения классовой борьбы – потом движение = потом «массовое изменение сознания» - снова движение вплоть до создания «новой основы» общества – базиса коммунизма.

Аналогично вынужден рассуждать и Ленин, когда дело сделано, «Рубикон перейден». Вот как это звучит в одной из последних перед болезнью статей Ленина «О нашей революции» (по поводу записок Суханова):

«Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определенный «уровень культуры»), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже на основе рабоче-крестьянскогй власти и советского строя, а потом уже на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двигаться догонять другие народы…почему мы не могли создать сначала такие предпосылки цивилизованности у себя как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали Вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны». Ну и аргументы!!!

Надо все же отметить, что Маркс-теоретик понимает революцию в целом материалистически, понимает, что революция всегда сопровождается переделом прибавочного продукта между классами. Он признает также, что любые переделы в ходе революци1, войн неизбежно заканчиваются такой структурой общества, которая вытекает из имеющихся в наличии производительных сил.

В довольно ранней работе «К еврейскому вопросу» Маркс хорошо опровергает позднего Маркса – практика в части здорового материалистического скепсиса:

«…когда человеческое самоосвобождение стремится вылиться в форму политического самоосвобождения… политическая ткань (классы и классовая борьба – авт.) стремится подавить свои предпосылки – гражданское общество и его элементы (способ производства –авт.) и конституироваться в виде… свободной от противоречий родовой жизни человека. Но этого она может достигнуть, лишь вступив в насильственное противоречие со своими собственными жизненными условиями, лишь объявив революцию непрерывной (курсив мой – авт.), а потому политическая драма с такой же необходимостью заканчивается восстановлением… всех элементов гражданского общества с какой война заканчивается миром» (14).

Заметим, не сам ли Маркс хочет объявить несколько позже «свою» революцию как «практическое движение» непрерывную? Лишь бы начать, а там все как-нибудь образуется.

 

1.3. Форма собственности и общественное сознание

 

…в отсутствии ясной программы материального преобразования общества и его сознания как следствия трансформировалось в панацею – единственный видимый практический шаг – обобществление формы собственности….в этом выводе – о необходимости перестроить форму собственности для перестройки сознания, снятия отчуждения Маркс тоже проявил себя как не материалист. Форма собственности и сознание – это две категории, характеризующие духовное идеальное оформление материальных процессов. Если производство соответствует производственным отношениям, то и сознание массы работников не может не придти к каким-либо практическим выводам относительно альтернатив производства. Если  производство и отношения по поводу производства не соответствуют друг другу, то это немедленно (максимум десятки лет) отражается на потребностях и вызывает не просто отчуждение, и и идеи у массы индивидов об этом несоответствии, идеи по поводу смены форм отношений (собственности и т.п.). более того, практика владения возникает всегда раньше юридической формы собственности и стихийно…. Поэтому не форма собственности, а само производство регулирует сознание, определяет его как частное или общественное сознание и интерес. Вот почему вывод марксистов о снятии отчуждения после снятия формы собственности материалистически не верен.

Но причиной этих теоретических противоречий Маркса является, по нашему мнению, неточное восприятие им разделения труда и иерархии, власти.

 

 

1.6. Опыт Коммуны и суть теории социалистического государства

 

Гигантское влияние на Маркса, Энгельса оказал опыт парижской Коммуны 1871 г., особенно те мероприятия, которые ввела Коммуна для демократизации нового революционного государственного аппарата.

 

Эти мероприятия подробно описаны в «Гражданской войне во Франции» Марксом и еще более абсолютизированы и подняты на щит Энгельсом в предисловии 1891 г. к изданию этой книги….(24, 25, 26)

Дальнейшая судьба этих строк Маркса и Энгельса такова. Они попадают в с Ленина, берутся им в качестве основы превращения и сохранения пролетарского характера государства…

То, что «Государство и революция» написана в августе и сентябре 1917 г. (известно, что с этими идеями Ленин выступал еще в 1906 году на 6 объединительном съезде РСДРП перед Плехановым), доказывает, что Ленин много думал над этим вопросом до того, вероятно, считал для себя его не вполне решенным и изложил на бумаге его только тогда, когда думать уже было некогда, когда пришло время дать программу действий, когда революция закономерно, как и все революции, катилась влево, отбрасывая от себя все новые фракции правых и правеющих сил, катилась к левой кульминации.

Государство Ленина – аппарат насилия «в виде вооруженных рабочих масс, переходящих к поголовному участию народа в милиции,…но аппарат этот не будет бюрократическим… (он будет) новым, состоящим из тех же самых рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократы будут приняты тотчас меры…1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) переход немедленный к тому, чтобы все на время становились «бюрократами» и чтобы поэтому никто не мог стать бюрократом» (27, 28).

 

Что же это за меры в эпоху, когда сохраняется разделение умственного и физического труда, т.е. , когда, по выражению Леина в этой же книге … сохраняется «один из важнейших источников современного общественного неравенства, и притом такой источник, которого одним переходом средств общественного производства в общественную собственность, одной экспроприацией капиталистов сразу устранить никак нельзя» (29)

 

Эти меры есть попытки не больше , не меньше, как материально и идеально уничтожить аннулировать, зачеркнуть достигнутое в обществе разделение между умственным и физическим (творческим и рутинным) трудом. Покажем это.

 

Равная оплата труда

 

Материальная и необходимая основа разделения труда – это социальное неравенство, точнее, неравенство в потреблении (воспитание, образование)…необходимое неравенство и поляризация продукта и труда должны быть много больше, чем только неравенство в личном потреблении…

… подобная система (равенства) ведет к разрушению трудовой дисциплины верхов (армия, ведущие специалисты в технике)…

 

Всеобщий контроль и надзор

 

… интеллигентское мышление юриста, политика, экономиста… идеализирует детерминизм фабричного рутинного труда… считает возможным свести весь контроль к стандартному рутинному контролю, формальным арифметическим действиям. Рутинный физический труд здесь заменяется умственным рутинным трудом, и это подается как поголовное управление. Но автор этой нежизненной теоретической системы, блестящий политический эмпирик, Ленин, не мог бы сказать, сколько лет истории, знаний и неформальных действий необходимо, чтобы проконтролировать снизу качество труда самого Ленина, качество теоретического труда «Государство и революция».

 

Вооруженный народ

 

Тезис «вооруженный народ» есть уничтожение разделения труда в таком рутинно-творческом  действии, как насилие.

 …гарантия оказывается недействительной гарантией, которая если существует в виде неорганизованных толп вооруженных граждан, не способна гарантировать ничего, пока не организуется, не превратится в централизованную армию, пусть «революционную». Но армия – это не народ, а иерархия, возглавляемая офицерами – военными специалистами творческого труда.

 

Примечание: автор изменил или уточняет свое мнение по данному поводу – возможность формирования отпора местной политической власти на народном уровне – важный барьер чиновного произвола. Но он предполагает самохозяйствующих участников с самостоятельным мышлением и хозяйственными интересами, которые не зависят от чиновника и не требуют от него средств существования. Национальная гвардия не может защитить гражданина от внешнего вторжения в настоящий момент. Однако, такая структура вполне способна ограничить власть государства перед лицом общества в критические моменты. При этом предполагается, что профессиональная армия не вмешается в гражданские дела, останется нейтральной.

 

Примечание: автор отдает отчет, что в современной России тема вооруженного народа еще более под вопросом, чем во времена 1917 г. Это ее раз возвращает нас к потребности учета новых объектов истории – ментальности в обществе.

 

 

Сменяемость в любое время

 

Этот тезис целиком подчинен решению предыдущих вопросов. Если оплата равна, а армия – вооруженный народ, то сменяемость в любое время обеспечена, насколько ее может обеспечить вооруженный народ…без удовлетворения потребности в безопасности новая верхушка иерархии и господствующий класс не могут реализовать высшие потребности и осуществить в полной мере функцию творческого труда…

Примечание:

Баланс угрозы сменяемости в обществе уже найден и модель «вооружения народа» может обеспечивать ряд функций нормального государственного управления. Однако в новой схеме определений автора – такое государство уже не является иерархией труда (социозависимое государство).

 

 

Резюме

 

Итак, все предпосылки и принципы социалистического демократического народовластии, поднятые теорией марксизма – ленинизма на щит, есть законченная система мероприятий по насильственному и периодическому разрушению разделения труда, умственного и физического, а также между отраслями («всеобщий контроль и надзор»). Другими словами, социализм в эпоху разделения труда, как коммунистический зародыш в эту эпоху есть народовластие тогда, когда разделение труда отсутствует, те, никогда.

В следующее главе мы рассмотрим, как теория эта реализовывалась на практике…

 

 

Литература к разделу

 

Аббревиатуры:

МЭС – Маркс, К. и Энгельс, Ф. Сочинения, изд. 2, Москва, Государственное издательство политической литературы, 1955.

ЛПСС – Ленин В. И. Полное собрание сочинений, 5-е издание М.: Изд-во политической. литературы, 1958-1965.

 

Часть II

 

Глава I

 

  1. МЭС, 3, с. 33.
  2. МЭС, 4, с. 436.
  3. МЭС, 46, ч. II,  с. 212-213.
  4. МЭС, 1, с. 381.
  5. МЭС, 19, с. 226.
  6. МЭС, 22, с. 535.
  7. МЭС, 3, с. 31
  8. МЭС, 4, с. 433
  9. Уоддис Дж., «Новые» теории революции, пер. с англ., «Прогресс», М., 1975, с. 42.
  10. ЛПСС, 8, с. 380-385.
  11. ЛПСС, 12, с. 92-93.
  12. МЭС, 3, с. 69.
  13. МЭС, 3, с. 70.
  14. МЭС, 1, с. 303.
  15. МЭС, 3, с. 61.
  16. ЛПСС, 33, с. 115.
  17. МЭС, 3, с. 540-541.
  18. МЭС, 3, с. 542.
  19. МЭС, 3, с. 81.
  20. МЭС, 1, с. 270-271.
  21. МЭС, 1, с. 273
  22. МЭС, 3, с. 162.
  23. Блок А., Избранные произведения, Лениздат, Л., 1970, с. 529.
  24. МЭС, 17, с. 342-343.
  25. МЭС, 17, с. 344.
  26. МЭС, 22, с. 199-200.
  27. ЛПСС, 33, с. 100.
  28. ЛПСС, 33, с. 109.
  29. ЛПСС, 33, с. 96.

 

Назад

 



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz