Назад

Выставлено 27 марта 2018

НАУКА И ТВОРЧЕСТВО – ЧЕТВЕРТАЯ АДАПТИВНАЯ ФУНКЦИЯ ЧЕЛОВЕКА

из книги "Кувшин Маслчет - психология от страха боли до совести"


В первом издании – работе "Кувшин Маслоу – психология от страха боли до совести" – нами был проведен анализ принятых научных определений и представлений Жизни и приведен самый краткий. Вот он, цитируемый по первому изданию Издательские решения, 2016. — 628 с. —ISBN 978-5-4474-6567-4 в формате pdf и в бумажном издании самого издателя:

"Чем же характеризуется живое или живой организм в представлении современной науки? — Мы отобрали то, что считаем важным. Функции Живого, которые исчерпывают смысл и не требуют расшифровки, следующие. Живое или организмы выполняют три важнейшие функции — 1) усвоения энергии из среды, 2) защиты от вредных действий среды (первое и второе вместе это гомеостаз — равновесие организма со средой, включая другие организмы). И третья функция — 3) воспроизводство или размножение организмов в среде." (с.18).

Ссылку на автора этого определения найти не удалось. Но идея о трех функциях когда-то была автором воспринята в научной литературе. И мы вполне уверены, что автор этого лаконичного определения существует.
Во втором издании это представление было рассмотрено несколько шире, а определение дано отдельно как итог обсуждения с читателем. Цитата дана из второго издания  Издательские решения, 2018. — 706 с. — ISBN 978-5-4490-4512-6 в формате pdf и в бумажном издании издателя:

"Определение: Жизнь – форма сосуществования высокомолекулярных органических организмов (особей), характеризующаяся наличием трех (адаптивных) функций: 1) получения и потребления энергии из среды, 2) обеспечения безопасности от разрушающих действий среды и 3) воспроизводства (размножения) новых организмов с передачей (наследованием рекурсивно) всех трех указанных функций для сохранения или роста количества взамен погибающих." (с. 28).

В обоих изданиях указано, что три функции Жизни всегда являются (включая и воспроизводство) процессами адаптации, то есть саморегулирования. Если говорить еще точнее, и это здесь отмечается впервые, то функция воспроизводства, являясь адаптивной, все же надстроена над первыми двумя. Энергообеспечение и безопасность – условия среды для воспроизводства. Короче, сами по себе функции, есть не просто жесткие требования, но приспособления (регуляции) – без этих свойств ни одна функция не смогла бы возникнуть (в Эволюции).
Однако уже в первом издании при анализе развития Человека было выявлено, что последние высшие личные (то есть "мета") потребности – творчества, а позже с учетом ошибок творчества  – и совести – тоже являются адаптивными функциями. Их (новых функций) природа образуется не только в Эволюции (материальные элементы обезболивания и преодоления – дофамин и норадреналин), но и в социальном отражении среды и усвоении её (среды) как познания (а потом использования) её объективных свойств.
Вся проведенная нами (в первом издании) работа подводит нас к выводу, что новые свойства Сознания Человека, то есть свойства человека как материи, волевым и сознательным образом отражающей среду и извлекающей свойства (информацию) из материальной (а позже и социальной) среды, указывает на то, что эти свойства принципиально отличны от остального Живого мира. При этом главное признанное свойство есть преобразование самой внешней среды и выработка новых ресурсов.
Если бы мы включали в новую функцию Жизни Человека только познание среды и её изменение, то такая функция Жизни была бы неадаптивна в силу того, что как показано, творчество не имеет встроенных эволюцией (адаптивных) процессов останова.
С позиций адаптации и в парадигме адаптации это означает ТОЛЬКО ПРЯМОЙ ПРОЦЕСС воздействия Человека на природу и среду вообще, включая и самого себя (как среду, вплоть, до собственной психики, например, в части зависимостей или замещений).
Такое воздействие на среду оказывается как функция не адаптивной
, то есть неполноценной и опасной для ситуаций баланса человека и общества со средой, причем нам полагается обсуждать не только баланс Общества с Природой, но и внутренний баланс Обществ различной принадлежности как сосуществования цивилизаций и культур.

И только в свете растущего значения сознания и извлеченной информации ниже обсуждается вопрос о соответствии среды и информации

Расширение творчества

Постепенное распределение и расширение творчества на основе знаний становится фактором внутреннего хозяйственного и культурного развития в обществе. Масштаб адаптации и совершенствования в обществе резко возрастает.

А теперь обратимся к психологии новации и творчества. Само первое решение – нарушить стандарт – есть внутреннее приобретение свободы от страха утраты уважения. Напомним, что творчество включает поиск неопределенности и ее преодоление. Сам акт творчества в сознании происходит еще в момент планирования социальной или производственной новации. Идея – продукт преодоления.

Внимание! В этой точке мы фиксируем появление творчества, которое возникает само по себе. И это означает, что последующие ментальные проблемы внедрения творчества (и самоуважение) наследуют творчеству. Но к такому преодолению добавляется и преодоление препятствия со стороны традиционного общества, а масштаб угрозы может очень различаться. С другой стороны самые талантливые новаторы воодушевлены целью оказать обществу новую пользу, которую общество еще не осознает.

Извлечение информации как адаптивная функция

Изначально условия существования (выживания) Homo sapiens в среде мы определяем через адаптивные функции Живого (их три). Но теперь и позже (во втором издании) к ним исключительно для Человека мы присоединяем АДАПТИВНУЮ ФУНКЦИЮ ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ ИЗ ВНЕШНЕЙ ПРИРОДНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЫ. Эти функции выполняются в обществе на основе ПОНИМАНИЯ ТАКИХ ФУНЦИЙ большинством или на основе доверия большинства к научным результатам.

Полученные как информация научные результаты обеспечивают тоже процессы адаптации. Но у Человека это совсем иные процессы адаптации, чем в Животном мире или в природе. Социальные функции адаптации включают существование и развитие, а иногда и гибель социальных институтов и организаций. Но адаптации институтов и организаций – процессы, отличающиеся от нижележащих процессов удовлетворения потребностей участников таких структур. Поэтому вместо термина «потребности общества» здесь предлагается и далее используется термин функции общества в совершенно конкретном контексте их перечня.

Что есть извлечение информации Человеком из среды? – Это новая форма его существования в Среде и сосуществования со Средой. Именно такой уровень сосуществования уже поименован НООСФЕРОЙ и НООЦЕНОЗОМ – использованием (питанием от) среды на уровне её освоения путем познания, извлечения информации мыслителями от X-го и до XX-го века (правда, на вере, что является не знанием, а мечтой) – Эдуардом Леруа, Пьером Тейяр де Шарденом и Владимиром Ивановичем Вернадским. Но аналогичные идеи параллельно сосуществуют в философии истории.

Из последнего определения вытекает и еще один вывод на будущее.

Ответственность творчества на сознании. Презумпция сознания над потребностями в рамках их удовлетворения

Если в Эволюции вида особь отвечает за вид лишь своей потребностью, то ЧЕЛОВЕК, ПРЕВЫСИВ В СВОЕМ КОЛИЧЕСТВЕ ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЭВОЛЮЦИИ, УЖЕ ДАВНО ОТВЕЧАЕТ ЗА АДАПТИВНЫЕ ФУНКЦИИ НЕ ТОЛЬКО СВОИМИ ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ, НО СРЕДСТВАМИ СВОЕГО СОЗНАНИЯ. И ЭТО ПРЕДОПРЕДЕЛЯЕТ ДАЛЕЕ НЕОБХОДИМОСТЬ МЫШЛЕНИЯ И СОЗНАТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ БОЛЬШИНСТВА В РЕШЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ.

Так четвертая функция Жизни доопределяет презумпцию сознания над потребностями как гаранта удовлетворения и потребностей каждого, и существования (сохранения и развития) общества.

Информация на вере общины и информация личности как ответственность нравственная

Нарушитель старой этики и традиций преодолевает свою потребность (официального) уважения (то есть идет на конфликт с миром), предполагая пользу и эффект своего результата для сообщества. Новую идею её носитель ставит выше уважения его обществом. Это означает, что творец имеет мужество a priori уважать самостоятельно и еще без мнения окружающих свои идеи и свой результат в большей степени, чем мнение окружающих. Но его критерием приоритета является польза общества, а не стремление сохранить или увеличить собственную или групповую монополию. Так должно быть. Не исключено, что это некий новый категорический императив – требование, которое пока не имеет иных социальных оснований, кроме как через сознание и понимание. Эта последовательность суждений формирует наше представление о появлении самоуважения у такой личности, которая сама свободна от социальной среды, но в то же время несет некое послание, дополнительную свободу и пользу всем окружающим.

И тогда ясна априорная ненависть ретроградов и традиционалистов. Творец для них может быть опасен именно пользой предложения, ибо это не ИХ предложение. Тогда и уважение к ним должно упасть. Пастыри утратят часть харизмы, а возможно, и свою власть, и монополию. Вот почему Вера словами жрецов говорит о «гордыне».

Второго пророка жрецам иметь не с руки, а гарантий нет! А десяток «вещунов» не примет и общество. И вообще Вера утрачиваются при ослаблении любой монополии. Ведь Вера изначально кладется и держится монополией или традицией, всеобщностью, сначала естественной в простоте жизни и семьи.

Позже вера опирается на социальную поддержку не дифференцированной общины. Община так же выступает обычно против новизны как излишнего труда, ценность и пользу которого можно прояснить лишь в критических состояниях общества (общины) в целом. Община в психологическом смысле есть совокупность людей традиций. Каждый член общины верит, но не знает. Он не знает и боится знать и отвечать за себя. Потому ему так важно мнение большинства, он слушает большинство и принимает всегда его сторону. Он всегда и голосует за текущую власть. Иногда размер общины расширяется в своем менталитете до целого народа. Пока это так, обращение к большинству упирается в препятствие неумения работать со знаниями. И трагедия ближайшего будущего Человечества будет продолжаться в случае господства традиции и пренебрежения обогащения людей сознанием, мышлением и новейшими знаниями. Ведущим направлением спасения общества людей от новых и текущих ошибок является ОБРАЗОВАНИЕ в самом широком смысле.

И уже после сказанного выше можно подвести итог. Вместо одного пастыря  или наместника Бога на Земле требуется, чтобы каждый как большинство был готов к обсуждению и решению этических вопросов. Этот каждый обязан быть свободным, и способным самостоятельно и внутренне оценивать этическую ценность поступка в конкретной ситуации. А критерий этического поступка сформулировал на вере и установил императивом (высшим требованием) Иммануил Кант. Личный поступок получает ценность для совестного и самоуважаемого, если оказывается пригоден для всех остальных в сходной ситуации, в применении ко всем, как к закону для всех, а не только к себе.

Теперь на основе наших знаний мы можем определенно сказать, что императив Канта (о совести) указывает средство соответствия (согласованности) индивидуального поведения человека (на сознании) и функций общества (в смысле Человечества). Однако сам императив строится на вере – и с ним предстоит работать в социологии. А мы возвращаемся к свободной личности.

Свобода каждого, но на знании и нравственная и отказ от монополии идеологий

Свободный человек, твердо и сознательно обнаружив ошибки прежней этики и традиции, никогда не передаст прав интерпретации ценности своего поведения и суждения «специалистам» на государственной или общественной должности, каким бы опасным для него ни были угрозы последствий со стороны таких институтов. Он может смириться фактически (как Галилей), если ценой становится жизнь его и близких, но не внутри себя.

Подлинно свободный своим знанием – и это означает, новой информацией (а в прошлом и верой) – имеет право и обязан сам судить ценности того или иного своего и чужого поступка, нормы, правила. Подлинно свободный человек обязан выступать по словам известного священника Цезаря Жильома Ла Люцерна (1723-1823) на «судилище совести» сразу в трех лицах – обвинителя, судьи и палача – и полностью (впрочем анонимно) отвечать за всех троих перед обществом.

Кажется монополией и самомнением? Да, кажется! А реально – это частное предложение простого отдельного человека. Но если предложение действительно актуально в своем содержании, месте и времени, то оно ложится в считанные дни или недели на всё сообщество, как когда то легла на душу французам «Марсельеза».

И такое растворение единичного акта творчества возникает тогда, когда никто, кроме творца и его нравственной нормы, и всех людей, добровольно объединяющихся вместе на основе его предложения, не обладает возможностью монополизировать этические нормы и выступать с ними от имени общества. Короче, такое случается исключительно в отсутствие Святой Инквизиции, Фуше у Бонапарта или всех Ежовых в Политбюро ЦК ВКП(б).

Нормотворчество лучше всего напоминает изменение народного языка. Словотворчество, вспомним Пушкина, изменившего русский язык, производится отдельным человеком. Но если оно удобно, то принимается большинством.

В чем адаптируется Человек, занимаясь творчеством?

Физически в творчестве познания Человек удовлетворяет свой интерес, который как мы уже знаем, физиологией не ограничен и сам по себе бесконечен. В плане иерархии потребностей Человек дополнительно удовлетворяет (подтверждает уже удовлетворенные все)высшие базовые потребности, прежде всего, уважения и любви к Миру, к Среде. Но в самом процессе познания модель Мира Человека все более точно отражает Среду и Мир. То есть в творчестве познания Человек более точно приспосабливает, подгоняет свою модель Мира под реальные свойства Среды. Сначала это лишь личная модель одного индивида. Но затем личное становится общественным. Модель одного становится общей моделью Человечества, если она верна. Потому четвертая функция Жизни Человека образует не просто адаптацию, а образует "адаптацию адаптации" – такую адаптацию, которая оказывается адаптивной универсальной функцией, пригодной в любое будущее время к адаптации всего Человечества к окружающей его среде. 

Назад

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика