Назад

Опубликовано 27 марта 2018

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Это дополненная и исправленная версия первого издания 2016-го года очерка «Кувшин Маслоу – психология от страха боли до совести» [Четвертаков С. А., 2016]. Второе издание получило и исправленное наименование. Теорию, усовершенствованную на основе иерархии потребностей Абрахама Маслоу, ранее и на своем сайте автор этих строк именовал третьей версией Маслоу-3 (2011-2016). Однако нумерация третьим номером не помогает читателю обратить внимание на дополнения к теории Маслоу и не отражает новый состав при сохранении общего принципа – иерархии потребностей. А классическая теория Маслоу-1 (1943) и Маслоу-2 (1970)  сама по себе не вызывает интереса в рамках опыта её урезанного применения на Западе. Теперь мы придали нашему расширенному варианту имя МАСЛЧЕТ – «Маслоу-Четвертаков». Новое имя дается результату последних пятнадцати лет работы. Результат и образует тот самый синтез социального и исторического с психологией, что позволит читателю увидеть или более точно понимать историческое прошлое и предвидеть будущее, уже не на интуиции и вере, а на знаниях.

А теперь дополнения по существу. Серьезным изменениям и упрощениям первого издания подверглись главы 2.13. – представления сознания Человека, а так же главы, посвященные высшим потребностям: уважению – 3.10, творчеству – 3.11. и совести – 3.12. как самому новому материалу.

Тема появления сознания (2.13.) в гипотезе «отложенной потребности», рожденной в 2014-15-м годах, за последний год дала неожиданные ответвления. Работа с «критикой практического разума» Канта в связи с совестью, случайно вывела нас на понимание ошибок Канта в части «априорных простых идей» – пространства, времени, причинности, генеза математики и пр. Дело в том, что механизм построения языка и в опыте каждого ребенка с такой простотой демонстрирует «априорные» ошибки великого философа, что об этом теперь промолчать или искать снисходительных объяснений и ссылок на родовую «априорность» (априорные идеи как накопленный философский опыт человечества) невозможно. Теория познания Канта сыграла свою роль в борьбе с идеализмом, но сейчас является контрафактом на границе знаний и требует нового досмотра на научной таможне.

К теме уважения (3.10.) добавлен фрагмент с новыми результатами. На базе теории Маслоу ранее была установлена суть и функция ранжирования (уважения). У животных уважение строится на силе, а у людей как на силе, так с помощью новых производимых материальных и информационных ресурсов. Из наличия у личности ресурсов следует неформальное (то есть с учетом ресурсов и способности их применения) уважение окружающих. На этой основе обычно доказывается социал-дарвинистский тезис – «человек – политическое животное». Именно с его помощью в современном обществе до сих пор абсолютизируется роль насилия. Это делается, несмотря на призывы к Вечному миру при развитии индустрии и обмена, к отказу от войн уже двухсотлетней давности, начиная с И. Канта, О. Конта, А. Сен-Симона и до Г. Спенсера [Спенсер Г., 1898/1997, сс. 330-363]. Но тезис необходимой роли войн и угроз до сих пор бытует на вере и практике. Он оформляется до сих пор в «политической науке», например, [Кола Д.] и др. Необходимость для ряда ситуаций известного на вере принципа формального равенства «прав» людей независимо от их уважения, статуса и ресурсов, был логически выведен нами из анализа явления самоуважения при различии культур и представлен в первом издании этой книги. 

В новом издании значение равенства прав выделено особо как важнейшее здесь потому, что мы обнаружили  появление равенства прав как результат определенного вида хозяйственной деятельности, о котором будет сказано особо в работе по социологии. Частично и на уровне семьи он выполнялся с самого начала – в родовом обществе мужчина – физически сильный – уже вынужден был ограничить свое господство над женщиной, стариками и детьми. Так было ДО огромного периода опасностей и насилия, возникших с началом войн и производства новых ресурсов – запасов пищи и технологии железа. Но основные к тому аргументы будут представлены лишь в будущем материале по социологии на основе психологии Маслоу-3.

К теме творчества (3.11.) добавлен материал о нашем представлении явления инсайта (озарения), поскольку автор имеет некоторый опыт ощущений таких состояний. Инсайт — это тема подсознательного ассоциативного замыкания связи непроизвольно накопленных и хранимых в памяти образов в момент психического расслабления и отдыха. Появление связи построено на вероятностном механизме подсознательного накопления потенциалов связи между группами нейронов, а, может быть, и между «гностическими нейронами» по Е. Н. Соколову.

Тема совести (3.12) отредактирована и упрощена. Но она дополнена критической оценкой совести на Вере, данной Иммануилом Кантом. Философский акцент лишь намечен на будущее. Читатель может пропустить  примечания, где даны комментарии для специалистов.  В этой работе и впервые тема совести формируется на Знаниях, а не в виде интуиции от Бога (по Канту) в его технике  проектирования «закона для всех» или утилитаризма – счастья, пользы и удовольствий в Этике Спенсера. А именно, совесть возникает как потребность тревоги на основе сознания и одновременно условий окружающей социальной среды. Защита представлений о совести как личной высшей потребности является главным достижением в работе над иерархией потребностей Маслоу.

Совесть – это НЕ соблюдение социальных норм и традиций в режиме навыка и привычки (например, по поводу Заповедей Моисеевых). В этом наш независимый вывод, идущий от психологии в 2015-м году, совпал, как сейчас, в 2017-м году выяснилось, с взглядом Канта. Совесть оказывается надстройкой над творчеством и выступает как тормозной процесс в отношении к скрытым и неявным в социальной среде ошибкам личного или социального творчества. Прогнозом на совести тогда оказывается и размышление о «законе для всех», в частности, совестным обязано быть всякое законотворчество. Потому мораль в обществе реализуется как для сохранения (правил и традиций), так и для их совершенствования или смены. И то, и другое есть тоже процесс личного творчества, но он построен на тревоге за наши ошибки и о пользе близких людей в прямом общении или о пользе общества в целом, когда оно само ошибается.

И на основе этой работы читатель узнает, что его особое мнение о любой традиции или законе и всякое в связи с этим  публично выраженное мнение влияет на мир. Такое важно, если оно не повторяет общее мнение. Тогда при желании улучшить мир – это есть проявление ЕГО нравственности. Мораль есть то, что принято большинством. Нравственность – это личное в каждом, что способно изменить законы, мораль и общество в лучшую сторону. За лучшее отвечает наша совесть… а за разрушение всех трех – её отсутствие.

Сергей Четвертаков
Ноябрь 2017

КОММЕНТАРИЙ АВТОРА КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ И ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

Дорогой мой читатель

C апреля 2016 года - выхода "Кувшина Маслоу" - прошло два года. Это время было потрачено на оформление новой социологии на основе теории Маслоу. Теперь это теория не только Маслоу, но и автора, её преемника, защитника и продолжателя - теория Маслоу-Четвертакова, или короче - МаслЧет. Название теории изменяется по совету друга потому, что Маслоу-3 (2002-2018) против первых двух версий (1943, 1970) самого Маслоу среднему человеку и даже психологу, знающему теорию Маслоу в стандартном формате (1970), ничего не говорит.

Теория психологии, дополненная и откорректированная, имеет в сравнении с теориями 1 и 2 совсем другой прогностический статус. Но это вовсе не главная цель автора, а лишь средство для развития социологии.

Теория социологии на основе Маслчет у нас впереди и частично готова. Именно ею – социологией автор занимался с момента обнаружения ошибки Маркса (1973). И самые сложные исторические её части уже давно (начерно) изложены на авторском сайте в разделах социологии и истории, Она покроет важнейшие структурные и как следствие ментальные различия социальных систем, одна из которых у практически всякого читателя (при компьютере и вне джунглей) лежит под ногами. Свойства систем теперь не есть мнение автора. Это выводы из иерархии потребностей Маслчет, приложенных к истории и к исторической практике миллионов.

И результатом такой теории является даже этика миллионов людей в нескольких, но, прежде всего, в наше время, в двух альтернативах. Эти альтернативы кроются у нас в составе наших верований, заповедей, народных традиций и философских императивов, психических установок и навыков в нашем отношении каждого к внешнему миру. Что же это за отношения? Это отношения к силе, имуществу, закону, возможности кражи и лжи (кражи информации), соблюдению своего слова, прав других людей и народов, презумпций открытости, доверия и добровольного обмена результатами своего труда или непрерывной подозрительности, глухой защиты, обороны и натуральности самообеспечения – защиты от всякой внешней зависимости.

Но на половине этого пути автора этих строк остановили новые домысленные результаты по психологии и, конечно, комплекс личной вины - поспешность и недостаточное качество первого текста. Моя вина – это беспокойство, что не успею, и важные результаты вообще не увидят свет. И совесть мучает, что в увлеченности сказал больше, чем надо и часто с повторами и плохо структурированным порядком идей.

Потому на полпути работу по социологии пришлось остановить. Теперь через два года автор уверенно выходит со вторым изданием этой книги по психологии, но с уточненным названием. Это "Кувшин Маслчет - психология от страха боли до совести". Текст расширился с 628 страниц первого издания до 706, приведенным в порядок. В книге отличия первой и второй версии изложены в предисловии. Но здесь автор решил кратко представить такие отличия.

Вот они:

1) новая и целостная гипотеза появления (происхождения) сознания, то есть антропогенеза в целом - гипотеза "отложенных потребностей". Эта линейка результатов объясняет и психический механизм и условный момент (причину) появления и суть формирования нового языка и сознания на основе этого языка взамен языку эмоций и жестов, движений (кинетический), который единственно возможен у животных. И кстати, полученный результат полностью покрывает все неточности и проблемы, поставленные, но не решенные Чальзом Хокетом в 1960-м году (Hockett, Charles F. (1960) The Origin of Speech, Scientific American 203, 88-111. Reprinted in: Wang, WilliamS. (1982) Human Communica tion: Language and Its Psychobiological Bases, Scientific American pp. 4-12.). Но эти результаты автор представит в полном изложении антропогенеза, включая и ключевую концепцию преобразования воли в поведение в процессе отложенной (страхом потребности в пище)...

2) второе издание дополняет три адаптивные функции Жизни исключительно для Человека - извлечением информации из внешней среды. И потому такое дополнение оказывается и дополнением к сложному определению потребности (именно Человека). В первом издании определение включало пять позиций (вариантов) взаимодействий памяти и среды - теперь шесть.

3) обобщение и углубление темы совести и проявления сознания ВМЕСТЕ привело нас, вывело на понимание ошибок Иммануила Канта в части сознания, точнее, позиций «априорных простых идей в критике чистого разума". Целостная картина появления языка, пространства, времени и причинности немедленно указывает на ошибки Локка, Юма и Канта, которые до сих пор сконденсированы в работах Гуссерля (чех в Австро-Венгрии, начало XX-го века) в феноменализме. Самое печальное, что эти ошибки до сих пор используются в философии и в науке, даже в психологии. Встреча с ошибками – побочный результат для социологии. Но он для философии и психологии (материалистической) вполне конкретен. И дико представлять, что до сих пор сознание и психика Животных рассматривается не как информационный процесс в духе компьютеров, а как нечто вообще оторванное от физических процессов, что совершенно неприлично для исследователей, работающих с помощью уже созданной техники. В реальности в психике живых нейронов вместо битовой микропамяти используются записи парных связей между группами нейронов или отдельными нейронами (нейронов до ста миллиардов, но количество связей многократно больше), причем связи динамически развиваются или, обедняясь в отсутствие психической практики, исчезают.

4) Новым является и "парадигма адаптации Живого" - проходящая от идей Эволюции вплоть не только до психики и сознания, но и до общества и даже до этики. И этот результат противостоит всем предшествующим принципам исследований и представлений в психологии, которые охватывают (каждая лишь малую) ведущие области психических свойств. Мультипарадигмальность, уйдет как и флогистон, в прошлое науки. А психологи начнут строить свои исследования на основе вызова (у контроля уровней) потребностей животных, подсказав психологам заниматься не психикой только и сознанием (очищенным от телесной натуры и среды), а живым (животным или человеческим организмом) и психикой, которая обеспечивает его адаптацию. Точно так науке полагается исследовать каждую функциональную подсистему организма (а психика – всесистемная – координирующая), не вырывая её из Живого целого - главных функций адаптации к Среде. Среди новаций в работе и новое понимание творчества и совести как особых и очень высоких адаптаций к среде. В конечном счете, наша задача - беречь не только друг друга, но и всю нашу Землю.

Автор
27 марта 2018

Назад

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика