Rambler's Top100 Доклад о России, прочитанный в журнале "Звезда" в 2000 году

                                                            Вернуться назад

Доклад, 14 апреля 2000

                                                                                          Редакция журнала «Звезда»

Будущее России в свете исторического опыта. Текущие угрозы и возможные ответы.

Сергей Четвертаков

Для представления о будущем России необходимо переосмыслить мировой исторический опыт хозяйственного развития и заново определить место России в историческом пространстве. В докладе кратко представлена работа автора по переосмыслению мировой истории и истории России – это нужно, чтобы четко понимать , как и в чем мы отстаем. На основе этого анализа определяются цель развития России и помехи этому развитию. Далее в докладе обсуждаются механизмы исторического изменения обществ и роль идеологии в этих процессах. Затем автор изложит новые приложения теории иерархии потребностей к структуре «народ-государство», дополнив известную теорию о государстве как «договоре» и закончит доклад перечислением хозяйственных, организационных и информационных и идеологических мероприятий, которые могли бы сдвинуть российское общество в направлении к общемировой цивилизации.

Иерархии труда и их история.

 

Этот раздел результатов автора с 1973 по 1982 гг излагается публично впервые.

В нашем обсуждения по крайней мере трижды придется говорить о потребностях человека. Как выяснилось, большую ценность для исторического и социального анализа представляет теория иерархии потребностей по Абрахаму Маслоу. Она возникла в середине 40-х годов нашего века. В соответствии с этой теорией потребности среднего индивида возникают иерархически, последовательно, по мере удовлетворения потребностей более важных (первичных, более низкого уровня).

Порядок возникновения потребностей следующий:

 низшие потребности (физиологические, сон, еда и т.п.);

 потребность в безопасности (в устойчивом удовлетворении низших потребностей), safety needs;

 потребность в (индивидуальной) любви, love, belongingness;

 потребность в общении, уважении и самоуважении, esteem, selfesteem;

 потребность в самореализации, творчестве, selfactualisation

 

Второе, что важно для всякого социального анализа – понимать значение разделения (специализации) труда, в соответствии с которым общество проходит путь от натурального труда, через рутинный труд до автоматизации труда к господству творческого труда. И на пути к этому «светлому будущему» общество использует кооперацию труда.

Только упомянув эти образующие элементы, мы можем, наконец, обратиться к господствующей в нашем мире социальной структуре, образованной вышеперечисленными элементами – к иерархической структуре социальных отношений, в которой несколько работников нижнего уровня подчиняются одному работнику высшего уровня. Иерархия труда – это производственное отношение, основанное на разделении творческого труда управления и всех видов рутинного труда. Она включает и государство, и армию, и бригаду землекопов и межнациональную корпорацию. Она и есть тот объект, который образует главный элемент исторической жизни, потому, что последние 5 тысяч лет история человечества есть история взаимодействия и внутренней жизни иерархических структур.

В иерархии обеспечивается более эффективный совместный труд, в результате которого появляется дополнительный прибавочный продукт. Изъятие прибавочного продукта из процесса немедленного потребления работниками рутинного труда называется словом «эксплуатация». Нам этот термин нужен для показа исторического процесса взаимодействия иерархий Эксплуатация имеется и в хозяйствующем государстве и в частной фирме.

Проблема «социализма». Рутинный труд не удовлетворяет высшую потребность работника в творчестве. Однако работник продолжает рутинный и любой труд вообще, если у него не удовлетворены низшие потребности или потребность в безопасности. Идея «социализма» состоит в том, чтобы распределить прибавочный продукт в пользу рядового рутинного работника. Но в соответствии с логикой теории иерархии потребностей и результатами жизни эти попытки завершаются тем, что работник полно удовлетворяет свои низшие потребности и потребности в безопасности и начинает удовлетворять высшие потребности, оставляя на время рутинный труд в иерархии. Разделение труда частично разрушается. Иерархия начинает работать неэффективно. Темп развития хозяйства и уровня жизни в целом замедляется в сравнении с иерархиями «нормальной эксплуатации».

При открытой товарной конкуренции с нормальными такие хозяйствующие иерархии-государства разоряются или вынуждены существовать изолированно (монополия внешней торговли). Но и при изоляционизме, монопольные иерархии возвращаются к натуральному хозяйству и натуральным повинностям, чему пример, Северная Корея, Куба и т. п.

Теперь можно представить и структуру исторического процесса. Это история развития иерархий труда, их внутреннего изменения и взаимодействия.

 

Иерархии прошли четыре основные формы.

 

Исторически первая государственная иерархия возникает из групп сельских общин при коллективной собственности на землю, ввиду потребности в объемных коллективных работах (ирригационного типа), верхний класс — высший слой чиновничества, нижний класс — все остальные слои работников. Рабов еще нет, потому что плотность населения 2-5 чел на кв. километр, еще нет кочевников и специализированных скотоводов, на периферии подсечно-огневой метод и палка вместо плуга в малой родовой общине - это мука и нищета, а в ирригационном центре некуда девать хлебные запасы и людей (наоборот, ресурсы тратятся на сакрализацию власти, рабы еще не нужны).

Расцвет приходится на период от начала неолитического земледелия и до открытия железа, при этом господствует натуральное распределение продуктов. На Востоке до XX века наиболее устойчивой формой является государство, доминирующее над самостоятельными сельскими общинами в богарном земледелии (без потребности централизованных работ).

В историческом материализме и до Маркса эта структура хозяйства получила наименование государственного или «азиатского» способа производства. Но Маркс второй половины жизни это первое свое решение отрицал, заявив позже, что без частной собственности на средства производства государство не существует, что государство лишь аппарат насилия для частных собственников (модель Греция, ранний Рим и Европа). Историческое доказательство обратного дорого далось ряду советских историков в 37 году, т.н. «азиатчикам». Один из сбежавших из России историков – русский немец Витфогель – уже в 20-е годы заявил, что социализм в России это реновация азиаского способа. И советская идеология выхода на этот вывод из модели азиатского способа очень боялась.

 

До железа при малом количестве бронзы держать мужчину пленника вообще просто нереально. До железа пленников-мужчин обычно убивали. С освоением железа боевое неравенство центра и периферии, не имеющей технологии железа, становится огромным. Возникает возможность распоряжаться судьбами многих тысяч беззащитных «чужих» людей. Возникает рабовладельческая иерархия, или «воюющая» иерархия. Результат войн - межнациональная или межобщинная эксплуатация. Это может быть частновладельческая или общинная эксплуатация (например, греческая полисная “военная демократия” или «илотия», не устойчивая ввиду политически расширяющегося “мира”) и, соответственно, частная рабовладельческая иерархия или более широко распространенная государственная эксплуатация (“имперская иерархия”). Последнюю можно характеризовать термином “империя в эпоху распространения земледелия”). В империи преобладают государственные, относительно патриархальные формы эксплуатации подчиненного населения (налоги, трудовые повинности, использование сырья). Поэтому различие в материальном статусе покоренного населения от господствующего часто невелико. Однако отношение к государству у двух сторон – «старший брат» и «союзник или инородец» - резко различно. Среди важных черт империй для россиян важна одна деталь. Со временем, при ослаблении, империя дрейфует к иерархии, “государственного” типа, в частности, при невозможности удержать империю силой в период ослабления, государство выравнивает социальный статус порабощенных народов с народом завоевателем, идет на материальные подачки и льготы “перегри­нам». В противоположность первому периоду полной свободы религий завоеванных территорий и полного равнодушия к обоснованию порабощения среди захваченных территорий; в период ослабления империя (непроизвольно) пытается внедрить любую тотальную объединяющую интернациональную идеологию, например, огосударствление христианства в Риме, воинственный исламизм поздней Османской империи и уравнительную и жесткую идеологию «социализма» в Советской России.

Какова же историческая суть рабовладельческого способа производства. Этонеявный, через насилие, способ передачи технологической и организационной культуры из центра в периферию. Рабовладение возможно, пока есть неравенство соседствующих культур; сам процесс рабовладения и является процессом выравнивания этих культур: земледелия, железа; оседлости и государственности.

 

Феодализм – сосуществование частных землевладельческих иерархий внутри одного этноса при слабой или отсутствующей государственности. Каким образом общество подходит к феодализму и является самым важным и новым моментом в понимании истории, важным, в частности и, как это ни странно, для современной России. В чем суть или функция феодализма? Сами частновладельческие феодальные иерархии своим существованием и конкуренцией обеспечивают неявно возможность необратимого развития сельского хозяйства и являются “мостиком” к бурному развитию городского ремесла и становлению частновладельческих городских ремесленных иерархий, позже мануфактур. Их расцвет, который можно считать «феодальным способом производства», относительно уникален, об этом ниже. Всего два региона успели пройти такое развитие самостоятельно — Западная Европа и Япония; остальные регионы не успели войти в это состояние и были позже вовлечены во всемирный процесс экспансии капитализма.

 

Мануфактура и капиталистическое предприятие, вплоть до многонациональных корпораций. С ростом иерархий их размер возрастает. До начала автоматизации рутинного труда капиталистическое предприятие является основой капиталистического способа производства.

 

Молодые и старые иерархии. Процесс распространения земледелия и момент смены типа иерархии – государства

Нижеследующее имеет прямое отношение к России. Мы рассматриваем процесс перехода от государств типа империй через феодализм к государствам типа буржуазных демократий.

Сначала введем понятие молодой и старой государственных иерархий. В момент создания хозяйствующего(азиатского) или воюющего(имперского) государства мы всегда можем условно считать его «молодым». Такое государство возникает в результате широкого общественного движения. И как правило, социальное (имущественное и т.п.) различие между правящим классом и низшими классами невелико. Ощущение внутреннего единства или «социально-политической общности», позволяет новому  государству успешно решать вопросы хозяйства или военного дела.

Далее начинается увядание, старение. В государственном или рабовладельческом способе государство является единственной или почти единственной экономической силой, не имеющей сравнимых конкурентов на внутреннем хозяйственном поле. И потому чиновник по сути монополист и в политике.  А поэтому потребность в безопасности для чиновников высшего уровня в таких государствах, удовлетворена относительно полно. Это и приводит в конечном счете, к постепенной коррупции в государственном аппарате. Чиновник перестает исполнять свои прямые общественные обязанности, начиная саботировать действия или исполнять их в своих личных интересах. Более подробно описывать уже изученные процесс и причины возникновения коррупции автор в данном материале не имеет возможности. Кроме коррупции резко возрастает и т. н. «социальное расслоение» общества. Возрастает и нежелание рядовых членов общества принимать участие в общественных действиях государства, в частности в военных операциях. Это состояние и следует называеть «старостью» иерархии (о молодости, пассионарности и т.п.  и старости государств и цивилизаций в разных контекстах, говорят, в частности, Соловьев, Гумилев, Тойнби). Старые иерархии не способны, как правило, сопротивляться вооруженным нападениям извне. Самое важное, что они сами, изнутри, не могут,как правило, молодеть.

Приступаем, наконец, к первой важнейшей части доклада. Мы обсуждаем политический переход от рабовладельческого мира к феодализму. В эпоху рабовладения и большие и маленькие империи и даже города-полисы стареют. Происходит описанный выше процесс разложения и коррупции, обороноспособность их угасает. Наоборот, с ростом усвоения хозяйственной и политической культуры завоеванные, подчиненные и просто соседствующие варварские народы усиливаются, начинают вести свою освободительную или даже завоевательную войну, создают свою государственность. Это новая «молодая» иерархия. Она сильнее старого центра. И новая иерархия, например, кочевники, вторгается, завоевывает старый регион и образует новую империю в более широких масштабах. И так многократно. В регионе, охваченном имперским развитием происходит непрерывная модификация и «ремонт» империй. Одни умирают, другие, зарождаясь на краях, объединяют эти края и в более широкий регион. Государственный аппарат обновляется завоеванием обломков. Общий ареал распространения земледелия непрерывно расширяется.

И так продолжается до тех пор, пока земледелием и культурой производства железа не овладевает настолько большой регион, что в район разложения (коррупции) центральной или внутренней части многонационального региона не могут пробиться с новым глобальным завоеванием краевые периферийные «молодые» иерархии. В истории мира первыми такими регионами стали: Западная Европа, окруженная с трех  сторон морем и подпертая множеством ослабленных и густонаселенных слабых государств, через которые волны новых «молодых» кочевых иерархий уже не могли пробиться, ослабевали в процессе наката (арабы через Испанию и Юг Франции, татаро-монголы через Русь и Восточную Европу, турки-османы через Балканы и Австрию); и Япония - архипелаг, единственные завоеватели которого    монголы – были изгнаны и сброшены в море.

Регионы с разрушенной государственностью, которую «некому отремонтировать», начинают развиваться принципиально иначе. Коррупция сопровождается чиновным грабежом и, как реакция, нежеланием населения служить государству. Но поскольку внешней угрозы нет, то нет потребности и в государственной защите, общество перестает платить налоги, центральная власть слабеет и нищает. Закономерностью является и то, что монопольная власть, как правило, разрушает товарно-денежный обмен, усиливается натуральный обмен , или, как сейчас говорят, «бартер». Возникает натуральное  налогообложение и оплата. Верховная власть расплачивается с местными чиновниками за их преданность дарением «кормлений с земли с прикрепленными жителями (работниками) на ней». Власть сначала расплачивается выделением налогов с вверенных территорий. Слабая власть, не способная собрать налоги, начинает «удерживать единство через распад», опираться на региональных вассалов. Возникает регионализм. То же самое происходит и на среднем уровне управления - укрепление на местах идет через становление личных  и договорных полномочий малых административных правителей на сбор налогов и управление. Это постепенно приводит к выделению (приватизации) отдельных частей государства на областных, провинциальных  и районных уровнях путем договорных, а позже и полусиловых отношений (вассалитет). Аналогичный процесс ведется и снизу. При растущем безвластии сельскому хозяину выгоднее избрать себе «крышу» (военное прикрытие, защиту) из частных, а не государственных коррумпированных начальников, последние нестабильны и часто меняются. Хозяева отдаются под власть вооруженных банд («коммендации»), им дешевле «отстегивать» вполне определенные средства.

И наконец, чиновника уже нет, есть полухозяин. Но в отличии от государственного чиновника («снят за развал и брошен на укрепление») частный опекун, а потом владелец земли и людей на ней - не имеет других средств пропитания и вынужден своим сельским кормильцам «давать жить», ему не выгодно их грабить беспредельно. Так складываются новые отношения. Устойчивой нормой поборов становится продуктовая, потом снова денежная рента - фиксированная доля, которая в старом государстве многократно прерывалась налоговым «беспределом» или прямым грабежом чиновников. Причиной новому стабильному , широко распространенному льготному режиму работы в деревне оказывается реальный процесс бегства, ухода крестьян от одного хозяина к другому (в России «Юрьев День»), а позже и в город, если условия в другом месте легче, чем в данном.  Суть в том, что при бегстве крестьянина к другому хозяину при фактическом отсутствии государства старый хозяин не может вернуть работника без конфликта или малой войны, и сил хозяина вернуть холопа не достаточно. Другими словами, только при феодализме и первый раз в истории человечества возникает относительно полная конкуренция за сельскохозяйственную рабочую силу, при которой появляются устойчивые благоприятные условия для развития сельского хозяйства. Понятно, что свободной конкуренцией режим бегства назвать нельзя, но и тайное бегство плюс эпидемии, заставляющие магнатов заманивать крестьян, оказываются важнейшим ограничителем ренты и объемов повинностей. Конечной причиной «свободы бегства» является- полное аннигиляция душащей лапы государства, чиновничества в сельском хозяйстве. И только в этой связи (в продолжении 200-300 лет, с IX по XII века) на растущих излишках сельхозпродукции и только при этом условии начинают быстро развиваться ремесленные центры и города.

Теперь нам понятно, как общество перешло от бурных завоеваний к сугубо местной и ничем не нарушаемой жизни. Для этого нужно было состояние, при котором не нужно старое имперское государство. И идеальным местом для этого оказался материк-полуостров (Европа) или архипелаг (Япония), где культурный уровень на всем пространстве стал относительно одинаков, а народы, этносы стали жить по отдельности. И тогда коррумпированное государство (Рим Первый и варварская слабая копия Каролингов) аннигилировало в фикцию, в функцию, которая уже не могло нанести серьезный ущерб живому хозяйственному организму Европы. Государство - фикция строилось уже  как объединение договаривающихся самодеятельных хозяйствующих сторон – баронов, потом баронов и городов.

И затем из пепла возникает Феникс. Но это уже другое государство. Абсолютизм или режим личной власти. Он балансирует между самостоятельным городским ремеслом и независимым феодальным поместьем, он временно укрепляется, но уже не имеет хозяйственной и даже политической монополии и потому он зависим , он просит налогов, собирает «парламенты» – «говорения». Он отличен от империи как небо и земля. Новое государство становится предметом договора между новыми активным самодеятельными элементами, частными иерархиями труда, и постепенно он становится подчиненным постепенно обслуживающим элементом — общественным органом капиталистического способа. Таким образом, феодализм оказывается прорывом от государства-хозяина через его феодальное небытие, долгую болезнь к государству-слуге по найму, по договору. 

История России и место России в историческом пространстве.

Россия и государство-преемник - Советский Союз по истории своего возникновения и совокупности хозяйственных признаков является империей именно земледельческого типа как вышеописанные, и автор это далее обосновывает.

Процесс феодального развития на Руси был прерван вторжением периферии (монголы). Это означает, что феодализм в этой точке  не был в геополитическом смысле зрелым, достаточным.

После преодоления «татаро-монгольского ига» (заметьте, как наши историки тщательно обходят термин «рабство» в приложении к России) Россия сама начинает имперское строительство завоеванием Казани. Гигантское слабозаселенное пространство к востоку от Руси оказалось фактором роста государственного и торможения социального развития Руси и России, компенсированного масштабами и ресурсами освоенного пространства. Россия - одна из последних империй, дошедших до края периферии или «ойкумены», до Тихого океана, и тем самым исчерпавших эту периферию, завершивших ее существование.

Эксплуатация Россией завоеванных земель носила и носит в основном сырьевой характер («пушное золото» - четвертая часть доходов казны XVII века, следует помнить, что это непросто сырье, а труд местных охотников, позже лес, уголь, нефть, газ, металлы) в связи с низкой плотностью коренного населения. В советское время эксплуатация носила и колониальный характер примитивного государственного неэффективного предпринимательства (хлопок в Средней Азии, виноделие, чай в Закавказье, использование земель в качестве сброса опасных отходов, например, Семипалатинск и т.п.). Есть и чисто политическая эксплуатация присоединенных «союзников», принуждение участвовать в военном союзе. Например, Венгрии, Чехословакии. Ну чем не Афинский морской союз? Частновладельческое рабство в земледелии представлено патриархальным рабством военнопленных (шведы  в XVII веке, собственных кабальных холопов, продажей до и после Петра собственного частновладельческого крестьянства и дворовых. И , конечно, Россия была всегда зоной увода российского населения в рабство другими народами на границе «украйны» (В Казань (до XVII в), в Крым (по XVIII в, до 200 тыс. чел только за первую половину XVII века), в Бухару и Коканд (XIX в), на Кавказе (включая конец XX века, в Афганистане и Чечне). Признаками того, что Россия постоянно воспроизводила черты тотального государственного рабовладения, являются: взятие государством заложников-аманатов из местного сибирского населения для выплаты ясака, многочисленные переселения завоеванных народов(Начиная с вывода всего населения из Казани Грозным , из Крыма  - Екатериной (за XIX век татары вернулись в Крым вновь),  выселение кавказских народов с гор в предгорья Николаем I, множественные переселения народов и собственного русского населения (раскулачивания и ГУЛАГ)  режимом Сталина). Кроме того, посессионные рабочие на Урале у Строганова и Демидова по сути государственные рабы, поскольку заводы работают на казну и они не отличаются от «госпредприятий» Византии; сталинский многомиллионный ГУЛАГ, как хозяйственный уклад, и тысячи государственных вьетнамских и северо - корейских «лимитчиков» и рабочих, присланных в Россию на госприработки -  довершают картину государственного рабовладельческого уклада или его атавизма (впрочем, хорош атавизм на десятки миллионов жертв!).

Несмотря на несколько периодов ослабления, Русь и Россия, используя уже культурное влияние феодальной и постфеодальной Европы в части огнестрельного оружия продвигается на Восток до Тихого океана и на Юг до границ Британской колониальной империи и Китайской земледельческой империи. Тем самым завершается поглощения периферии земледельческого мира (охотничье присваивающее хозяйство и скотоводство). В этом смысле фраза о «Третьем Риме», произнесенная церковниками России после гибели Византии («Второго Рима») является вовсе не художественным образом.

Но уже к середине и концу XIX века назревает кризис империи. Она не может выдержать темпа европейского военно-технического развития. После половинчатой реформы освобождения крестьян отставание развития российского города и промышленности  обуславливается кризисом крестьянского общинного хозяйства («малоземелье» и высокие выкупные платежи - государственная эксплуатация освобожденных с землей крестьян в пользу дворян. Крестьянская община далее на протяжении полувека пристально следит за лучшей частью (40 %) земли, оставшейся у помещиков в частной собственности, и мечтает вернуть эту «бывшую свою» землю в общину. Крестьянская Россия, забитая государством Грозного и потом Петра, культурно оторванная от Европы и российского бомонда, но опрометчиво вооруженная тотально империалистической войной, внезапно, по гениальной «пораженческой» идее Ленина поворачивает оружие против своего государства, ниспровергает и полностью уничтожает тонкий слой западной и одновременно русской свое отжившей дворянской культуры.

Россия имела шанс распасться одновременно со своими имперскими соседями: Австро-Венгрией и Османской империей. И такой распад уже начался в 17 году, с лета (движение татар в Крыму, Украинская Директория). Однако как и в Риме выравниванием статуса союзников до граждан Рима при Каракалле распавшуюся Российскую империю удалось собрать ценой талантливых Ленинских политических уступок - объявлением Союза равных народов с правом свободного выхода. Равенство при невозможности сохранить неравенство. Уже была упомянута особенность периода  предраспада империй, которая получила потом яркое проявление в России.. Она состоит в том, что в имперском финале рабовладельческая система приближается к «азиатскому» способу, разрастающаяся  государственность ставит постепенно все стороны частного хозяйства в уровень рабского подчинения военному государству. Действительно, и в Риме, и в Византии как продолжении на позднем этапе рабовладельческой системы тотальность слабеющего государства также поднималась вплоть до государственных мастерских и единой идеологии, временами до фиксированных цен (Коммод, 177 г., Диоклетиан, 301 г.) и многих уравнительных льгот в крупнейших городах(бесплатный хлеб, масло, вино, зрелища, общественные бани и медицинское обеспечение).

Однако Россия пошла дальше всех. Уже при Грозном ликвидировано боярское частное землевладения, т.е. государством национализирована земля. И прав Плеханов, называя московское государство «азиатчиной». В России и до Петра уже были развитые средства подчинению государственному аппарату купеческих предприятий и заводов. Все они жили на государственных заказах. Церковь в России после Никонианства накрепко привязана к государственному аппарату. Но в России 19 века возымели место два важных хозяйственных явления, подтверждающих т.н. «азиатскую», т.е. тотально-производственную компоненту государственности России, подтверждающих готовность России к хозяйственной тотальности, к глобальному тоталитаризму за сто лет до его расцвета. К ним относятся «аракчеевские поселения» - государственные людофермы по изготовлению солдат и продовольствия в армию (1810 - 1850 гг)[1] и пообщинный, а не индивидуальный характер налогообложения государством крестьян после реформы 1860 гг., согласно которому сельская община платила выкупные платежи не дворянину, а государству, и оплату государство получало не от каждого крестьянина, а со всей общины в целом, внутри же общины крестьяне делили налог самостоятельно, «миром». Таким образом, последующая экспроприация помещичьих земель общиной (1917) и позже экспроприация имущества кулацких хозяйств и коллективизация всех сельских хозяйств в СССР не была исторически чуждой для русской части населения ситуацией. Наоборот, русское рядовое население (исключая уничтоженных при Грозном бояр и при Ленине дворян) еще вообще не знало частной собственности на землю и не имело подобных традиций в массовом сознании за все время своей государственности (кроме десятилетнего периода 1907 - 1917 года, когда из общины вышло около четверти семей, но из деревни ушло не более трех процентов семей). Поэтому «новомодные» идеи социализма с либерального Запада,  легли не только на патриархальную почву русской общины, но и на финал развития Российской земледельческой империи, как инструментальный «азиатский» цемент для глиняного колосса.  Поэтому последующий «социализм» и следует рассматривать как последний этап развития «Третьего Рима».

Но и «социализм» проявил себя в высшей степени показательно. Показательно как инструмент именно «древнего мира». Он явно и экспериментально на опыте моих современников продемонстрировал свои потенции и направление движения. После прекращения НЭПа и сорока лет неэкономической хозяйственной политики, политики волевой, административной, государственное хозяйство вошло в штопор диспропорций. Общая их черта - несоответствие фактического распределение рабочей силы тем потребностям, которые возникают в хозяйстве. Так изнасиловав деревню и прикрепив селян к земле, большевизм упустил их бегство в город к 60-м годам, а потом был вынужден организовать принудительные работы и натуральные повинности новых горожан на селе под видом «подшефной помощи». И посылка «людей»[2] на стройки и в любое место, где не хватает рук, стала практикой, полностью копирующей хозяйственные формы в духе Древних царств Египта или  III династии Ура в Междуречье. Дополняют картину сотни тысяч солдат стройбатов, как российский вариант альтернативной службы - русского варианта древних работ патриархальных обществ неженатой молодежи вдали от дома. Да и карточная система (мясо, масло) уже стала нормой в начале 80-х годов за исключением двух столиц, где цена хлеба очень напоминала его бесплатные раздачи в Риме. А фондирование материалов и промышленных изделий? А распределение одежды, товаров, мебели, жилья и т.п. в «очередях» в «рабочих коллективах», т.е. в трудовых общинах? Россия, непроизвольно, воспроизвела кое-где в начальной, а что-то и в глобальной форме и масштабе из черт древних земледельческих государств. И потому упадок СССР после вершины 1978 года вполне понятен.

Короче, как и в фазе заката Рима первого и второго, Москва - Рим третий выявил, и выявил в наибольшей степени из всех трех, уравнительные тенденции[3]. Он, Третий Рим,  освоил  все достижения первых двух, но пошел дальше и создал абсолютно тотальное государственное хозяйство. Это, пожалуй, немногое из того, чем мы можем с горечью гордиться, когда речь идет о XX-м веке.

Направление изменений российского общества.

Ведущий мировой хозяйственный уклад последние 200 лет образуют частнохозяйственные или групповой собственности иерархии труда, конкурирующие между собой на основе рынка - капитализм (“мировая цивилизация”, “либеральное общество”, “индустриальное общество”). Этот уклад развит в Западной и Центральной Европе, Северной Америке, Японии, Австралии. Большинство стран мира по численности населения, включая Южную Америку, Индию, Китай, большинство арабского мира, движутся в этом же направлении. В России в начале XX века произошел срыв развития капитализма. А в конце этого века Россия снова начала продолжать развитие в общемировом направлении. Россия, как страна с гипертрофией в прошлом государственного (“азиатского”) уклада и остатками имперского (“рабовладельческого”) уклада, находится в начале пути преобразования государства от старого состояния, при котором чиновник или власть управляла и распоряжалась народом как принудительно «трудо-, военно- обязанным»  или в лучшем случае наемным слугой государства, к новому состоянию, при котором самодеятельный гражданин совместно с другими гражданами строит, контролирует и использует собственное государство как инструмент для решения своих общих с согражданами жизненных и производственных проблем, при этом чиновник является наемным по договору слугой у самодеятельного народа. Какими средствами можно добиться поставленной цели обсуждается в этом докладе.

Некоторые черты русского народа и их последствия для российской государственности. Другие угрозы для России

Предыдущий материал публично в этом докладе изложен впервые и дает понимание исторического места России в мировом социальном процессе. Несмотря на достижения в космосе и ядерные вооружения, мы не можем не иметь черт, которые типичны для жителей империи полуторатысячелетней давности, т.е. мы отстаем в некоторых аспектах развития на полторы тысячи лет, в других аспектах еще больше, если иметь ввиду, что в Риме была развитая частная собственность. И спасает нас лишь колоссальная связь с современной культурой других народов, внешние признаки этой связи. В этом смысле наша молодежь многие черты формирует под влиянием иной культуры, что впрочем не означает достаточности такого внешнего копирования. Каковы же черты нашего общества, если мы так сильно отличаемся от Европы? Народные черты, которые являются данью прошлого и мешают нашему движению вперед, уже исследованы и описаны в статье «Семейный портрет в интерьере ампир или почему русский народ рискует на время утратить свою государственность» Звезда 1999, № 11. Ниже я кратко перечисляю наши недостатки и их последствия. Я также упоминаю те проблемы общего плана, с которыми России придется иметь дело в ближайщие полвека, и которые также являются помехой и тормозящими обстоятельствами.

1)    ряд отрицательных исторически обусловленных национальных черт русского народа: терпимость к воровству и лжи (мешающие борьбе с коррупцией), традиции патриархальных обществ «жить одним днем» и относиться к «государству как к непреодолимой силе», неумение или затрудненность сказать «нет» друг другу, пассивность и слабая способность к самоорганизации», «долготерпение» как форма имперского служения и мышления - реализация себя через мощь государства, а не через индивидуальную деятельность и связанные вторичные черты - ксенофобия и конфронтационное геополитическое мышление - образуют у значительной части населения синдром, который в общих чертах можно определить как традиционная подчиненность и служение населения государству, невозможность преодолеть и овладеть государством, подчинить государство своим интересам, с одной стороны, и самооценка чиновной корпорации как ведущей и главенствующей силы для задач управления народом, с другой. В статье указывалось, что население, не умея конструктивно воздействовать на чиновничество, рискует потерять государственность в форме федеративной демократии.

2)    население на данный момент в основной своей массе, находится в таком материальном и психологическом состоянии, что основные интересы значительной части народа лежат не в области конструктивного созидания условий для собственной рациональной хозяйственной деятельности, а в области исключительно конечного потребления. Современное население в основной части не является активным субъектом, готовым строить новое государство. Самое яркое желание и интерес - получить от государства помощь и пропитание, в лучшем случае, работу. И это второе препятствие, логически замыкающее первое. Кроме того, имеются два важных дополнительных препятствия, которые  являются постоянным фактором торможения для любого реформирования русского общества.

3)    многонациональный характер страны постоянно воспроизводит имперский синдром, отвлекает и государство, и население от решения собственных экономических проблем. Этот синдром (понимание опасности распада) сплачивает население коренной национальности возле имперского чиновничества, и тем уменьшает давление населения на коррумпированное государство. Отсутствие давления на чиновника препятствует положительной модификации государства.  Население так же не спешит взять из рук государства ресурсы, и оставляет их у государства на неопределенное время, позволяя и далее империи тратить ресурсы на силовое сохранение единства. Растраченные на войны и вооружения ресурсы не позволяют проводить реформы и тем делают стагнацию экономики хронической, а стремление к дальнейшей диссоциации союзников постоянным и возрастающим. Если бы население обратило внимание  на экономику и требовало реформ прежде всего, то растущее хозяйство в центре империи, сделало бы предпочтительным для союзников их пребывание в едином экономическом пространстве. Преодолеть синдром страха распада и выставить приоритет роста и реформ выше цели неделимости российское население пока не в состоянии. Империя гибнет не в силах переключить приоритеты. Кролик “реформ” замирает перед удавом “делимости”. Распад империи идет уже с начала века - Сахалин, королевство Польское и княжество Финляндское, Прибалтика, далее распад СССР. И говорить о приоритете при столетней тенденции и уже на полпути утрат, более того, при полной идентичности процессов в других (земледельческих) империях прошлого, совершенно не исторично. Как и думать о противопожарных мерах внутри наполовину сгоревшего дома при горящей второй половине. Впереди, совершенно не трагическая потеря Восточного Кавказа и, возможно, выделение части народов Поволжья, которые, тем не менее, природой предназначены оставаться в едином экономическом пространстве России. Впереди, с большой долей вероятности и много более чувствительный  отрыв от России всей Восточной Сибири в результате ее мирного и экономического заселения китайцами. Свято место пусто не бывает! Успеет ли Россия окрепнуть до момента массового заселения Сибири китайцами? Зависит от россиян! Полноценное развитие России может начаться или после 1) формальной утраты большей части союзников, как инонациональных субъектов Федерации, когда и если все внимание российского населения сосредоточится на внутренних отношениях с властью и только с ней или 2), как альтернатива, если системные реформы в России будут проводиться и дадут положительный результат не зависимо от сепаратистских движений в России, и среди союзников начнет возникать стремление к интеграции с Россией.  В последнем случае интеграции не гарантируется, но мирное сосуществование и заинтересованность в сотрудничестве безусловно. Приоритет автора. Для России как многонациональной цивилизации важнее взаимный мир и благосостояние народов, населяющих территорию России, чем угроза выделения новых государств изнутри и политическая целостность (без “гео-“, “геоцелостность” и потому хозяйственная целостность для России, по крайней мере западнее Байкала, гарантируется). Автор уверен, что обширный русский рынок при наличии реформ будет выгоден любому малому народу на и внутри территории региона России. Сомневаться в безопасности рыночного развития России с выделением государственности части ее народов, можно только имея представление о России как исключительно о крепости, противостоящей всему миру и рассматривающей политическое и хозяйственное предназначение России именно в этом - противостоянии США. В эпоху ядерного оружия такой взгляд представляется односторонне милитаристским и имперским, и более того, мессианским. А когда речь идет о многополюсном мире, то кроме США, отдельно многонациональной Западной Европы и России, следует принимать на будущее как минимум: Китай, Японию и Индию. Россию россиянам не следует рассматривать как “петуха, который спасет весь мир”.  Забота о мировом балансе сил и месте России в нем, доминирующая у современных российских политиков, замещающая заботу о реформах в России, и является т. н. “конфронтационным” мышлением.

4)    изобилие российских ресурсов порождает у чиновников и народа потребительский синдром. У чиновников возникает представление о государственном ресурсе, который следует пускать на общегосударственные нужды (войну, оборону, удержание величия и неделимости). У народа есть стремление использовать сырье на потребление, смягчающее тяжести текущей жизни - излишек ресурсов уже позволил народу в продолжение 30 последних лет жить менее напряженно, чем нормально существуют народы, не обладающие такими благами. При этом чиновник не может отпустить ресурс от себя, поскольку ресурс, в прошлом государственный, не рассматривается как справедливо приватизированный, а народ не хочет или не может спокойно переносить состояние необходимости более напряженного труда, когда зря или через другие руки пропадает народный  сиречь общегосударственный ресурс, который можно было бы с удобством употребить («поровну»). Полноценное развитие, не отягощенное ожиданием «халявы»  - использования свободного не заработанного ресурса, может начаться после утраты или исчерпания такого ресурса, когда собственное производство станет единственной формой существования народа в целом. Впрочем, есть и другие решения. Их реализация вызвала бы мощное сопротивление общества. Автор имеет ввиду консервацию части нефтяных запасов, напоминая, что США - самый большой потребитель нефти -  законсервировали свои нефтяные разработки, разумно оставляя их своим потомкам. Автор понимает, что экспорт сырья нужен уже хотя бы для возврата внешних долгов России, но обращает внимание на то, что отсутствие внутри России стратегии на выравнивание мировых и внутренних цен энергоресурсов в хозяйстве России с последующей консервацией собственных запасов оставляет россиян в расслабленном и неконкурентоспособном состоянии вплоть до исчерпания этих ресурсов.

Отмеченные 3) и 4) позиции являются системными и могут на десятилетия задержать развитие реформ. Автор доклада видит единственным выходом из ситуации открытое признание существующих проблем и широкое их обсуждение в надежде, что, открыв для себя эти проблемы и, возможно, найдя приемлемые пути их решения, общество будет постоянно принимать их во внимание, но не станет замыкаться исключительно в их поле, забывая о главном.

Пути естественные как «стихия» и «выбранные» или «осознанные». Материализм в истории и роль идеологий.

 

Возможные пути преодоления. В упомянутой статье говорилось о том, что имперское государство само не может измениться в лучшую сторону. Хотя случаи в истории и бывали (Петр Великий), сейчас это весьма маловероятно и даже трагично. Государство может изменить только население или политики под давлением населения. О населении в статье сказано. Оно пока в недееспособном состоянии. О политиках мы тоже почти все знаем.

Что произойдет, если все будет идти так, как идет? Автор в упомянутой статье изложил один из худших вариантов просто с целью напомнить населению о средствах выживания в условиях социальной катастрофы. На опыте Европы! Но нам нужно перестать чувствовать себя лягушкой тонущей в крынке сметаны. Интеллигенция достаточно ерничала и смотрела со стороны на Россию и государство последние сто лет. Рефлексия безруких никому не нужна! Без действий населения или ее самой активной части Россию ждет долгая и мучительная агония! Агония гниения старого государства, традиций, привычек.

Возникает вопрос, может ли и, если может, то каким образом может, измениться население, чтобы начать влиять на государство? Что для этого нужно сделать и кому? Каковы процессы смены народной ментальности? Можем ли мы их (процессы, ведущие к модификации ментальности в положительную сторону) запустить?  Связаны ли эти процессы только с материальными условиями жизни, типа появления частной собственности, или некоторые процессы можно инициировать и в духовной сфере?

Первое, что можно утверждать определенно - это то, что ментальность народов подвержена изменению и не остается исторической константой.

Именно поэтому нам не стоит искать третьего пути развития для своего «уникального» народа, стоит определить лишь нужные для нас действительно особые тропы для выхода на общую мировую столбовую дорогу рыночной экономики.

Мировоззрением автора является материализм. Материализм с учетом коррекции ошибок Маркса - это достаточно верное понимание той стадии развития общества, в которой оно, общество, себя не отражает, не рефлектирует, не осознает.

Население не является однородной средой. И при неоднородности среды можно предполагать, что новая часть общества в какой-то неизвестной нам концентрации (по некоторым оценкам до 10 %) способна понять направление движения и стать дрожжами для нового развития. Можно предполагать, что уже частично измененное в ментальности (от бездумной «жизни одним днем» к традициям «логически мотивированного и осознанного поведения, к причинно-следственному мышлению») общество в малой своей части будет готово к групповому, социальному саморазвитию. Достижения мысли и науки, общественных движений, в частности, являются мощным ускорителем (а иногда, как показывает и трагический опыт России в ушедшем веке в следовании ошибочным результатам науки, и мощнейшим тормозом) развития, и потому материализм как модель непосредственного и неосознанного отслеживания общественным сознанием своего бытия постепенно должен все более терять свою общность с прогрессивным развитием общества. Общество продолжает зависеть от материальных условий, но с началом общественной рефлексии, т.е. осознания своего состояния и направления развития, общество, его ведущая сила, начинает использовать информацию для осознанного движения в выбранном направлении. Для материалиста идеи не самоценны, не самоактивны, они отражение интересов и потребностей людей и потому реализуются даже будучи неверными с одной (вполне материалистической) оговоркой - идеи, которые неверны концептуально, которые не учитывают особенности материального хозяйствования, не учитывают коренные интересы и потребности людей, рано или поздно войдя в противоречие с этими интересами, терпят крах!

В истории нового времени уже имеется немало примеров влияния идей на ускорение или торможение развития общества. Среди наиболее известных стоит упомянуть - протестантизм (ускорение) и марксизм и социализм как государственная система (торможение).

Распространение протестантизма. Со времени Вебера стало широко распространенным убеждение, что протестантизм явился причиной того, что капитализм так естественно вошел в культуру народов, освоивших эту ветвь христианства. Зона уверенного движения капитализма в Европе действительно определена зоной распространения протестантизма в форме лютеранства и кальвинизма. Для нас факт зарождения и успешного распространения протестантизма в Европе всего лишь отражение уже накопленного жизненного опыта населения новых городов, городской буржуазной культуры, вырабатывающей свою новую этику и отношение к жизни. Новая христианская ересь - отражение  объективной потребности новых «европейцев»  в изложении жизненных целей и средств их достижения. Суть этики состоит в приоритете личного труда и бережливости, в тщательном использовании Богом данных индивиду ресурсов и в личной ответственности верующего перед Богом за свою судьбу. По сути протестантизм выполнил функцию мобилизации личности и тем самым членов всего общества, но через личность -  мобилизации на самодеятельный труд в момент окончательной ликвидации соседских сельских общин, в момент ослабления социальных функций городских ремесленных общин, в момент кристаллизации самодеятельной личности. Протестантизм завершил трансформацию христианского государственного сознания Римской империи, которое прошло через католическое вероисповедание средневековых государств с его промежуточным рыночно - общинным мышлением (от иезуитства и сожжения инакомыслящих, от крестоносных идей завоеваний святых мест, через и сквозь общинную идеологию до рыночных платных средств спасения состоятельных граждан в Царстве Божьем - индульгенций). Итак, протестантизм мобилизовал защитные механизмы личности в Европе. Стоит ли говорить о том, что мобилизующие идеи личного труда и полной ответственности индивида за свою жизнь актуальны и для сегодняшней России именно в момент, когда распадающаяся ткань государства оставляет народ, ждущий помощи и руководства, в недоумении. Протестантизм  отразил потребность в таком критическом взгляде внутрь личности и явился по сути таким взглядом. А затем, мы знаем, эта концепция сама в процессе распространения глубоко повлияла на регионы охвата и ускорила их развития. И это уже не вполне материализм. Такова, например, Финляндия, которая в тот момент не имела развитой городской культуры, но испытывала шведское культурное влияние. Хотя можно со значительной степенью уверенности утверждать, что восприняли эту концепцию только общества, находившиеся примерно в одной фазе социокультурного развития (соотношение государственной власти и независимого частного имущества, например, частного землевладения). Как пример, для историка и социолога существенно, что греки не смогли и не захотели использовать изобретение паровой машины для облегчения или экономии труда, а европейцы - захотели. По аналогии можно предполагать, что идеи протестантизма охватили ту зону, которая была для него потенциально естественной, готовой к усвоению. И это, похоже, снова материализм. И потому идеи, для восприятия которых общество готово, также могут обеспечить решительный сдвиг в социальном и психологическом развитии и ускорить материальный и социальный прогресс.

Распространение марксизма. Когда-то Маркс сказал о том, что наука в будущем может стать «производительной силой». Однако, проблема, возможно, еще глубже. Ценность оценки Маркса скорее в том, что общество становится со временем все более рефлексивным, наичнает работать с мифами, с идеями, с моделями, вплоть до математических. Всякая мысль, если она правдоподобна, может заинтересовать многие миллионы людей в век, в эпоху интенсивного обмена информацией. Но идеи находят почитателей, как «шапка по Сеньке». О том, что идеи коммунизма привились именно в зонах разрушающейся сельской соседской общины в начальной фазе разрушения и при отсутствии опыта развитого частного землевладения, в западной литературе говорилось неоднократно. Существует даже теория “уходящего автобуса”  (кто опоздал в него сесть, тот никогда уже на него - автобус “в социализм” - не сядет)  Решение населения о «социализме» - обойти тяготы и стрессы индивидуальной борьбы за выживание в городе после тепла сельской общины и вернуть в городскую цивилизацию традиции общины и защищенности -, было укреплено гигантской верой в силу рациональных выводов науки и научного решения социальных проблем, о котором одним из первых заявил Маркс. И большую роль в российском освоении Маркса сыграла российская разночинная интеллигенция - т.е. государственные служащие, далекие от идей рынка, промышленности и боящиеся и презирающие рынок, как представители имперского государства. С ними объединилась вся крестьянская Россия - 90 % населения России, не изжившая еще общину, и с вожделением смотревшая на бывшую “обчую” дворянскую землю в момент недостатка земли. Кроме того, дворянская интеллигенция, 50 лет паразитировавшая на выкупных платежах и отвыкшая от энергичной самодеятельности, не смогла ни отстоять свою землю как частную собственность (Бунин, Куприн), ни поддержать новый развивающийся капиталистический уклад (Толстой, Чехов -«Вишневый сад»). И, пожалуй, наиболее страшной (архаичной и совершенно не соответствующей материализму Маркса и с позиций самого Маркса) стороной марксизма явилось требование решать задачи социального  развития (государственной) силой - диктатурой пролетариата. Таким образом, европейская идея, не годная для либеральной Европы, выброшенная ею на свалку, была, можно сказать, подобрана и нашла поддержку и невиданное развитие в своей зоне «соответствия» - в стране, где не привыкли к рынку и боятся его, к стране, где любят силу и готовы к силовым действиям или подчиняться силе, в стране, где едва научились читать и более склонны безоглядно верить во что-то, и в частности, в именуемое “наукой” и надеяться на науку, чем думать и примерять любую науку, любые идеи и рецепты к своим личным возможностям и потребностям. Поэтому для региона, готового сохранять старые принципы и ценности хотя бы в новой оболочке названий и мифов, реакционные идеи могут укрепиться многократно и принести неисчислимые беды. Но они - идеи отрицательного заряда - и дополнительно сдвигают общество в ментальном отношении назад. При том, в других отношениях общество все равно продвигается вперед (например, рост технической культуры и выравнивание социального уровня при тенденции к общему обнищанию в финале). Пример марксизма - это пример колоссального влияния даже некорректных идей на мир глобально - это пример вместе с предыдущим и с другими, для обсуждения которых нет времени, - демонстрирует рост роли идей и рефлексий в общественной жизни и даже ментальности народов. Итак, идеи способны потрясать общество, вести его в голубые дали, навеять “человечеству сон золотой”.

Резюме. Историк материалистического склада в определенной мере готов уменьшить «видимую» роль материализма и оставить на поверхности, как видимую часть айсберга, роль идей, идеализма. Можно даже говорить о некоей правоте Гегеля о развитии духа, о том, что роль духа в истории общества непрерывно растет. Но мы понимаем, что здравый смысл или скрытые закономерности, потребности и интересы все равно являются ведущими, даже если сразу и не видны.

Таким образом, мы объединяем или пытаемся учесть и примирить в одной связке и материалистические и идеалистические (с приматом причинно-следственной основы) конструкции. 

Традиционные материальные средства изменения ментальности

 

Уже только на основе материализма мы можем предполагать, что возможен ряд материальных или хозяйственных процессов, которые могут изменять ментальность населения в «общечеловеческом» направлении.

Эти процессы нам известны и изложены до нас, фактически это опыт истории - они состоят в том, что население должно стать основным владельцем, собственником и распорядителем, как говорили коммунисты, основных средств производства, в данном случае (и с учетом проведенной приватизации промышленности) земли и жилья.. К этим вопросам напрямую примыкает связанное с самостоятельной хозяйственной жизнью населения самоуправление, которое во многом обеспечивает управление или возможность эффективного управления  указанным имуществом. В «Известиях от 12 апреля в статье «Войны на дорогах» приведено сообщение о начале экономических акций протеста российских автоводителей-«дальнобойщиков». Это уже смена менталитета. Это уже по-европейски!

 

Моральные, идеологические и организационные средства воспитания оптимизма. Примеры в истории

 

Как относительно новый ресурс мы можем рассматривать достижения социологии (Мартин Селиджмен (Martin Seligman). Теория «приобретенного оптимизма»  60-х годов показывает важность по мнению автора «чувства управления ситуацией»[4] для получения (животными) чувства уверенности в себе. Собаки, не имевшие возможности избежать удара током с предпосланным звуковым сигналом, позже не могли творчески избегать никаких трудностей и покорно принимали свою участь. Собаки, которые могли избежать предсказанного звуком электрошока нажатием на педаль или просто контрольная группа собак, не участвовавших в опытах, позже спокойно преодолевали преодолимое (невысокая ограда). Пример отрицательный – «приобретенный пессимизм». Это подсказывает нам, что следует подумать о некоторых специальных психологических и организационных приемах плавного ввода населения в нужное активное и самодеятельное, ответственное состояние. И этим приемам ниже уделено место.

Для противников искусственности в воспитании нужных черт населения приведу два примера - из нашей и из «той» жизни. Военно-патриотическое воспитание граждан в СССР, как и в Китае и в Северной Корее - это всегда система, кстати, секретная, включающая и государственные праздники и (во многих случаях мало исполнимые) льготы ветеранам и военные игры «Зарницы» и «наглядную агитацию» вплоть до стометровых скульптур, даже с навязыванием поездок такси дворцов бракосочетания молодоженам к местам революционной и боевой славы и т.п. О том, что наше общество - это общество постоянно воспитываемого и уже приобретенного пессимизма - думаю, сомнений у присутствующих нет.

И второй пример - не наш. Когда вы смотрите любые фильмы американского кинопроката о современной жизни, вы всегда увидите среди героев людей черного цвета кожи и, как правило, не только плохих. Среди них есть и генералы, и начальники полиции. Так американцы сцепляют. скрепляют воедино свои народы. Замечу, что разница между Россией и США принципиальная - в США, кроме индейцев, нет этносов с локализованным местом жительства и отдельным языком, например, как в Косово, Чечне или Квебеке. И все равно отметьте, что народ США или некоторые его ведущие слои делают многое, чтоб стереть отчужденность, которая все же, вероятно,  имеет место.

Итак, искусственные и даже идеологические приемы, если они не слишком дороги технически, также могут быть в нашем арсенале.

 

 

Народ и государство. Дополнения к теме «государство-договор»  с применением теории иерархии потребностей Маслоу.

 

Автор, чей социологический опыт начался в 27 лет с применения теории иерархии потребностей “по Маслоу” к разделению труда “по Марксу”, счастлив еще раз использовать в своей работе эту плодоносящую идейную ветвь (иерархии потребностей), которая, как кажется, оказалась способной прочно связать социальную психологию не только с трудом, хозяйствованием и другими материальными факторами производства, но и с государством. Мы начинаем с тезиса Руссо о том, что государство – это договор граждан между собой. Теория иерархии потребностей дает неожиданное продолжение или развитие темы отношения граждан и чиновника.

Психологический уровень проблемы. Потребности в безопасности граждан и чиновников

Из теории иерархии потребностей следует, что для перехода от этатического менеджеризма к этатическому сервису или серважу нам необходимо всеми возможными средствами повысить степень удовлетворенности населения в потребности безопасности или иначе повысить уверенность населения в своих силах. Это позволит ослабить и позже ликвидировать оценку населением «государства как непреодолимой силы». И наоборот, следует в некоторых рамках и специальными мероприятиями существенно понизить удовлетворение потребности в безопасности всех рангов государственных работников.

Правовой уровень проблемы. Презумпции гражданина и чиновника

 

Всякая самодеятельность населения, личная и групповая, без участия государства, есть благо, а принцип “разрешено все, что не запрещено законом” ведет к нашей цели. Следует поощрять всякую самодеятельность населения и расширять ресурсы для нее, снимая всевозможные разрешительные установленные чиновничеством правовые механизмы. Для гражданина существует презумпция (предположение, допущение) невиновности в хозяйственном и другом праве. И чиновник обязан доказывать вину гражданина по закону. Всякая самодеятельность чиновника не по писаному закону, а на основе личного усмотрения и творчества , есть зло или потенциальная угроза обществу, поскольку может порождать коррупцию и злоупотребление. Чиновник, работающий не по правилам, стоит уподобить паровому котлу с трещиной.  Для действий чиновника не по закону должна последовательно через закон проводиться проверка на виновность с последующим оформлением при необходимости разумного по смыслу действия в закон. Короче, для чиновника, не исполняющего закон или исполняющего не закон, должна действовать презумпция  виновности, и он как нанятый по договору слуга обязан доказывать обществу и его представительным органам - свои оправдания и доказательства отсутствия вины. Когда мы слышим о «диктатуре закона», мы должны прежде всего быть уверены, что этот закон приемлем для большинства населения, для тех, кого он касается. Когда же власть снова отказывается вводить чрезвычайное положение в районе боевых действий, это означает, что она не готова работать по закону. В данном случае, в Чечне, она просто не знает, как ей работать. В этом случае вовсе не ясно, какой закон нужен вообще! Работа «по смыслу» и означает «беспредел».

Гражданин и государство. Потребность в общении

 

Гражданин имеет право на личную тайну от общества и государства: тайну переписки, на неприкосновенность жилища и т. п.;  потребность гражданина в общении с государством за исключением оговоренных законом обязанностей есть личное право гражданина. Государство не имеет право принуждать граждан к общению с ним, за исключением ряда описанных законом случаев, представляющих угрозу со стороны гражданина для общества и других граждан в целом, но не интересов конкретных чиновников или чиновничества как корпорации слуг.

Гражданин имеет право знать о государстве все в рамках описанного гражданином или его представителями закона. Поэтому в широком смысле государство не имеет тайны перед гражданами. Существенно, что законы о гласности государства составляются не в интерсах чиновников, а народа.

Наоборот, государство не имеет права на какую-либо тайну от граждан или их представителей. Государство как слуга самодеятельного народа не имеет право быть закрытым и тайным. Оно обязано быть открытым перед гражданами, а его действия и финансовые операции прозрачными и подотчетными народу или его представителями. Общение государства с населением не его право, а обязанность. Государство должно удовлетворять потребность гражданина в общении с ним, государством.

Гражданин и государство. Потребность уважения

 

Теоретически мы хотели бы равенства и взаимного уважения с учетом сказанного выше и на самом высоком уровне. Но в реальности нам предстоит лишь устранять перекос. В области потребности уважения все мы прекрасно понимаем, что здесь до сих пор и со времен дореформенной рабской России остается колоссальное неравенство пары “народ - чиновник” и население пока не уважаемо чиновничеством. В данный момент нам скорее стоит говорить о том, что со стороны населения постепенно возрастает адекватное неуважение государства населением. В части уважения в России дело обстоит взаимно плохо. Но исправляющей дело стороной все равно может быть только население.

Гражданин и государство. Потребность творчества и самовыражения

 

Творчество народа есть основа его жизни и роста благосостояния. Государство лишь средство и инструмент для народа решить свои общие народные проблемы за свой счет и в установленных народом рамках. Народ устанавливает правила и законы своей жизни через своих представителей, когда считает это нужным, и такие законы, какие сочтет нужным.

Наоборот, чиновник - исполнитель народных задач по требованию народа и в рамках этих требований и выделенных народом средств. Законы, создаваемые чиновником, имеют явную тенденцию устраивать прежде всего интересы чиновников. А потому законотворчество государственных юристов, а не юристов, служащих населению и представительной власти, не должны поощряться народом. Тем более, не должно вызывать восторга творчество чиновника в хозяйственной деятельности, за исключением оговоренных заранее народом.  Следует понизить удовлетворенную потребность высших чиновников в творчестве. Итогом раздела - народ творит, а чиновник исполняет. Нестабильность текущего законодательства - результат чрезмерного творчества государства в ущерб хозяйствующим субъектам. Аналогичны налоги, требования к бухгалтерскому учету и т. п.

Смена типа пары «народ-государство» как система мероприятий, запускающих процесс смены менталитета

Три направления

 

В широком смысле имеются три направления изменения психологии населения и чиновничества - 1) материально обусловленное, 2) организационно обусловленное, 3) информационное и идеологическое – формирование иного образа поведения, идеологии и мышления в системе образования (вне семьи) и получение информации об ином образе жизни.

Ниже приведенные средства имеют общие черты. Каждое  - лишает чиновника части власти или свободы маневра действий вне интересов и контроля населения. Каждое направлено на то, чтоб приподнять население и чуть опустить государственную власть.

Важно понимать концептуальные различия между материальными и организационными, информационными  мерами. Материальный фактор для индивидов создает среднюю верную тенденцию для развития в значительной мере автоматически. Правда не с самого начала, первые ростки надо поддержать, как слабое растение (и это не образ). В социальных и исторических процессах мы имеем массу примеров срывов  и откатов, когда для процесса не достало, не хватило питательной среды Однако, в целом материальное обеспечение более надежно ведет к смене ментальности.

В то же время организационные только меры, не поддержанные материальной независимостью, воспринимаются как форма, как лишний государственный формализм, они могут не успеть войти в традиции, и их сломать, изменить в пользу чиновника много проще; чиновник, не лишенный материальной власти или права вмешиваться в материальные отношения граждан , остается фактическим властелином над народом.

Материальный фактор

 

Итак, в основе первого материального фактора лежит  передача в руки населения материальных ресурсов государства, введение  населения в распоряжение и управление и хозяйствование материальными ресурсами:

земля сельскохозяйственного назначения, леса и недра (реализация права частной собственности на землю всех видов назначения); за внедрением частного сельского фермерского хозяйства лежит масса других организационных и административных мер поддержки;

городское жилье, полное владение и эксплуатация собственного жилья в режиме кондоминиума (реализация права полной частной собственности на жилье и полной ответственности граждан за жилье, домовое самоуправление);

создание малых территориальных общин на квартальном, домовом или поселковом уровне, и, возможно, передача в ведение или под общественный контроль и финансовую опеку малых территориальных общин коммунальных объектов квартального или поселкового значения, например, школ, дошкольных учреждений, библиотек, кружков или клубов, садово-паркового хозяйства или внутриквартальных парковых территорий и т. п.;

выделение права владения и хранения огнестрельного оружия и создание из самодеятельных граждан гражданских сил правопорядка («федеральная гвардия» в аналогию «национальной гвардии» и казачество на традиционных их территориях).

Организационный фактор

 

               В основе организационного фактора лежат государственные законодательные мероприятия, помогающие населению взять на себя часть ответственности  за поддержание государства и понизить удовлетворение потребностей чиновников в творчестве и безопасности:

реорганизация налоговой системы с упрощением налогообложения и обязательностью декларирования доходов всего трудоспособного населения в виде бесплатной отсылки деклараций по почте ;

изменение порядка назначения начальников отделений УВД района - введение выборной должности начальника отделения или утверждения представленной властью кандидатуры начальника тайным всеобщим голосованием населения, предлагается обсудить возможность введения выборной должности начальника отделения (шерифа) (доклад);

перевод условий найма всех служащих чиновников на контрактную основу сроком до двух лет, кроме избранных населением на установленный срок (губернатор Олег Бетин, Тамбов, “Известия”, 25 янв 2000);

проведение найма чиновника на должность по контракту на открытой конкурсной основе;

территориальные или государственные программы тестирования чиновников по оценке уровня интеллекта при приеме на государственную и муниципальную службу (частные центры тестирования);

введение процедур затребованного местным обществом отзыва депутата законодательной власти и представителей исполнительной власти районного  и других территориальных уровней (четких, исполнимых и независимых от высших властей процедур);

полный запрет всем органам власти самостоятельно устанавливать себе как размер оплаты, так и премии, дотации, ссуды и субсидии и кредиты и др. льготы, включая натуральные. Оплаты труда работников одного государственного органа устанавливает другой орган, для высших органов государственной власти альтернативные варианты оплаты труда выбираются населением на референдуме, проводящимся одновременно с выборами в эти органы; шкала оплат труда  должна быть привязана к средней оплате труда трудоспособного населения на предприятиях всех видов собственности, исчисляемой для территории, в рамках которой работает конкретный государственный орган (губернатор Олег Бетин, Тамбов, “Известия”, 25 янв 2000);

запрет государственным органам высшей и региональной властей изменять (увеличивать) численность и изменять обязанности своих сотрудников, а также произвольно вводить новые организационные государственные структуры и рабочие места - предлагается использовать методологию структурно-организационного проектирования (SADT-IDEF0) известную чаще под именем “анализа бизнес-процессов”, принятую как государственный стандарт для учреждений США;

эксплуатационные и материальные расходы (включая ремонты зданий и помещений) на поддержание государственных учреждений всех уровней ведутся с ограничением по нормам, установленным в законодательном порядке с учетом инфляции;

ввод процедур затребованной местным обществом обязательной встречи-отчета государственного чиновника уровня района и территории с представителями общественных организаций или схода граждан для решения возникающих конфликтов

ввод процедур периодического по закону обязательного отчета чиновника перед сообществом, со свободным присутствием любого члена сообщества;

регистрационный, а не разрешительный характер учреждения хозяйственной деятельности (проект реформ СПС);

пересмотр всех лицензионных и других действий государственных и муниципальных органов и служб государственного контроля (пожарная и другие инспекции) с целью исключения произвола и прав неформального решения со стороны чиновника (проект реформ СПС);

право контрольных органов на провокационные проверки коррупции чиновников (проверки честности);

обязанность преамбулы «господин (госпожа) - фамилия» в обращении любого чиновника или работника государственной, муниципальной службы к посетителю или жителю устно и письменно (проект - предложение г. Дельгядо, Общество “Запад-Запад”) . При первой встрече (за исключением аварийных и оперативных действий в условиях недостатка времени) до начал разговора по -существу чиновник обязан уточнить фамилию корреспондента». «Представьтесь, пожалуйста»;

перевод всех государственных и муниципальных служб, работающих по телефону, на стандарт телефонного обращения в законодательном порядке с санкциями по жалобе граждан за нарушение стандарта или грубость (представление, завершение разговора);

перевод всех штрафных санкций государственных и муниципальных органов на безналичный расчет по документам граждан, в частности, ГАИ (ГИБДД).

Информационный фактор

 

Провести реформу образования или включить в текущую реформу и школьную программу методические средства коррекции и воспитания полезных гражданских черт подростков, например, повышающие самоощущение достоинства школьников (повышение самоуважения), их способность к самоорганизации при решении специальных групповых задач с особым специальным вкладом  каждого участика в решение задач (групповая самоорганизация), предоставление в решении мотивированных задач и выборе типа задач (устранение индивидуальной пассивности), например, обязанность устройства на временную работу или помощи малоимущим гражданам, работы в благотворительных организациях. Возможно следует корректировать и другие элементы массовой психологии

 

Организовать в системе школьного образования правильное представление молодежи о государстве и его функциях, своем влиянии на государство и чиновников.

 

Стимулировать сезонную работы свободной рабочей силы в Европе. Для смены отношений народа, далекого от рыночной экономики к ее институтам, к частной собственности, к демократии , в настоящее время большое значение имеет естественная или сезонная миграция рабочих этого народа в более развитые страны и обратно. По сути это самый типичный и демократичный механизм распространения технологической и организационной культуры. Возможно, стоит именно для представления о жизни за рубежом организовывать из городков со стоящими заводами бригады из молодых рабочих для сезонной работы в Европе.

Можно напомнить, что Турция является, пожалуй, самой развитой исламской страной с точки зрения ее близости к Европе. Миллионы турецких иммигрантов в Европу, их ознакомление с европейским образом жизни и возврат на родину в значительной степени изменили характер труда турецких рабочих, в определенной степени повлияли на дальнейший характер внутриэкономического и политического развития Турецкого государства. Европа в этом отношении за последние полвека повлияла и на Италию, на Испанию, на югославские народы и Грецию. Является ли это реальным путем для России? Вероятно, нет, поскольку Россия слишком большая страна с точки зрения европейских государств. Она рассматривается ими и как потенциальный противник, и уже поэтому об объемной иммиграции не может быть и речи.

Но не надо думать о том, что наши люди будут отдавать силы чужаку. Важно, что они вернутся и уже не захотят жить по-старому. Они будут переделывать свою страну. И себя.

 

Организовать обязательные бесплатные ознакомительные поездки старшеклассников в Европу

Другим, но более ограниченным в масштабах является туризм. Школьный туризм хорош тем, что в этом возрасте еще нет стереотипов, 1) посещение стран с более высоким уровнем жизни полностью исключает возможность формирования в последующем имперского сознания, прежде всего имперской гордыни, самодовольства и самодостаточности, а также является прививкой против фашизма, 2) запускает критический механизм оценки окружающей в родной стране действительности и 3) формирует стремление к ее совершенствованию. Последнее 2) и 3) автор испытал на себе, побывав в Чехословакии  в 1966 г. В зависимости от времени пребывания и форм общения с местными жителями в структуры мышления могут включаться и  мировоззренческие представления. Самое же ценное - в молодежном всегда активном сознании возникает мотивация на изменение окружающего мира вместо восприятия его как нормы. Общество получает новые сотни и сотни тысяч потенциальных его реформаторов. В этом заинтересовано реформаторское государство, в этом заинтересованы и государства Европы. Школьный туризм следовало бы организовать на государственном и межгосударственном уровнях. Наилучший период поездки  - это лето перед последним годом учебы средней школы. Поездка должна быть бесплатной - на несколько дней или добровольно с участием в сельскохозяйственных работах на более длительный срок.  Подростков везут в страны преимущественно той же климатической зоны. Важнее вывезти молодежь из провинции и села, а не из столиц, где информации о Европе больше.. Подросткам из сельских районов показывают, кроме культурной программы,  европейские семейные сельскохозяйственные фермы.

Думаю, что страны Европы как заинтересованные в потенциальном сближении России и Запада, могли бы найти полезным, подключиться финансами и лекциями, методическим материалами к таким программам. Стоит напомнить, что одним из первых русских молодых людей, которые ездили на Запад в познавательных целях, был Петр Великий. И что Россия в XVIII и в XIX веках постоянно посылала лучших своих учащихся на стажировку в Европу.

 

 

Заключение

 

 Итак,  на настоящий момент мы имеем довольно ясное представление

1)    о мировом ведущем цивилизационном процессе («пароход, сияя огнями, проходит мимо и удаляется») и

2)    о месте и состоянии России в отношении к этому ведущему развитию («мы, бросив весла, тоскливо смотрим на него с протекающей лодки»). На основе исторических данных можно придти к выводу о том, что

3)    расхождение России, как и других народов в прошлом, с ведущей цивилизацией не вечно. потому что не только хозяйственный уровень, но и ментальность многих других народов не являются неизменными, но модифицируются и весьма интенсивно под большим участием культурных и общественных движений («не все потеряно»). Поэтому у нас в активе

4)    понимание цели и направления социального движения России как движение сообщества народов Восточной Европы и Северной Азии к общемировой цивилизации («не делать из гордости вид, что нам надо в другую сторону»). В предыдущей работе «Семейный портрет...», возможно, неполно, а в данных тезисах доклада с дополнениями,

5)    перечислены препятствия, стоящие на пути присоединения России к мировому сообществу. Эти препятствия выступают как материально-культурный комплекс: распределения собственности - традиций поведения и ментальности - переплетения многонациональных отношений как элемента потенциального разделения - изобилия сырьевых ресурсов, как расслабляющего в части труда фактора и фактора, сплачивающего в имперскую государственность. Суть этого материально-культурного комплекса заключается в архаичном и деструктивном распределении ресурсов и соответственно в архаичной самооценке ответственности и возможностей населения, с одной стороны, и государства - чиновничества, с другой. Текущее состояние народного мироощущения, определяющего ментальность, в виде «Народ кормится на службе у самодеятельного государства» должно смениться общераспространенной в господствующей цивилизации формулой «Государство - общественная функция и служба чиновника по найму на пользу самодеятельного народа, создающего и оплачивающего службу». Далее в текущем материале

6)    на основе теории иерархии потребностей строится принцип перехода - модификации российского общества и государства - понизить потребность чиновника в безопасности и увеличить потребность населения в собственной безопасности. Вызвать уверенность в себе жителя и тем стимулировать его творчество, прекратить самодеятельность-произвол чиновника законом, остановить государственный Молох как вечную угрозу населению.  Далее, в основной части доклада,

7)    сделана попытка показать некоторые материальные и организационные возможности постепенной трансформации российского общества. Перечень мер ни в коей мере не претендует на полноту и истинность. Правда, есть важнейшие позиции - земля, недра, леса и жилье, которые являются системными и без модификации которых все остальное не даст устойчивого необратимого результата. В частности, преобразование должно за десятки или больше лет изменить и ментальность населения. Указывается, что

8)    упомянутые преобразования общества могут быть проведены в рамках российского государства как государственные реформы.  Но

9)    без широкого обсуждения и постепенного осознания их необходимости значительной частью общества и соответственно общественных движений за их проведение, такие государственные реформы просто невозможны. Поэтому роль широкого осознания потребностей изменений принципиальна. И автор, как материалист, отмечает, что это

10) осознание проведения реформ не является закономерным процессом, а может быть только проявленной альтруистически волей активной части общества.

11) При отсутствии достаточного движения, при отсутствии достаточной рефлексии в обществе, России уготована нестабильное будущее с весьма вероятной хотя и временной утратой современной государственности в форме федеративной демократической республики. И это   будущее длительного состояния «периода полураспада» - результат нерефлексии, закономерного состояния «жизни одним днем», см. статью «Семейный портрет...»,

12) распад иди полураспад России поведет к тем же самым процессам реорганизации общества и передела собственности - земли и жилья, в первую очередь, и переход к стихийным формам самоуправления населения, которые восполнят непроведенные ранее реформы, но которые будут иметь весьма драматический характер и повлекут от сообщества много больше усилий, страданий и жертв («неофеодализм» или сельские и городские коммуны-государства).

В связи с вышеизложенным можно обратиться, наконец, к тому, что можно делать каждому гражданину в регионе для того, чтоб стать частью процесса движения за новое общество. Совершенно ясно, что в такой гигантской стране как Россия, социальные процессы идут неравномерно. И наш регион вместе с Новгородом, Псковом, Петрозаводском, Калининградом представляет собою наиболее передовой анклав российских сторонников общемирового цивилизационного пути развития. И если мы вместе с окружающим нас обществом не сумеем удержать Российское государство от распада, или оно будет продолжать вместо реформ «топтание на месте», то нам следует начинать эту работу на месте нашей собственной жизни. И для этого не стоит ждать действий или разрешений Кремля. И землей, жильем, самоуправлением и реформами городского, районного, муниципального уровня, дружинами самообороны, школьными комитетами и пр. можно заниматься «здесь и сейчас». Городской и областной и даже районный уровень законодательства вполне достаточен для решения большей части поставленных проблем. Какова роль нашего собрания в этой связи? Мы могли бы,

1)    обсудить идеи настоящего и аналогичных по направлению докладов наших участников и дополнив эти идеи, в основном для участников уважаемого сообщества общеизвестные,

2)    в совместном общем документе или множестве документов по темам, например, в форме обращений  или статей к власти, к общественным движениям и политическим партиям, населению региона вынести эти материалы на обсуждение региона и России.

3)    создать параллельно рабочие общественные группы с привлечением множества специалистов, законодателей и просто заинтересованных участников или представителей общественных организаций и представителей, возможно, городских служб в качестве частных или официальных лиц для работы над проектами местных реформ о земле, жилье, самоуправлении и множестве других проектов в области законодательства. Результаты работы таких общественных групп в форме распространяемых в обществе документов должны выражать мнение наиболее передовой (с нашей точки зрения) части общественности региона. От множества идей не откажутся и политики, но, главное, мы должны убеждать население общества в целом в необходимости взять землю и имущество, решение малых местных проблем в собственные руки. Эта культурная миссия - совсем не мало, потому, что большинство людей или самое активное их большинство, например, предприниматели, понявшее, что нужно обществу для истинного благосостояния и нормальной жизни, начнет более целенаправленно влиять на государственную и общественную жизнь, влиять своими средствами, силами, мнением, трудом, который они в обществе организуют. Активное большинство может и должно влиять на общество своим давлением на законодателей. Законы «становятся на место» и государственная жизнь под давлением общества, теряя вид многопалого осьминога, приобретает осмысленный характер. Наша задача и состоит в том, чтобы помочь формированию активной части общества, которое знает, что ему нужно, какие законы ему нужны, которое не только знает, но и может «давить» на государство, требуя создания или реализации , исполнения уже существующих законов. По сути мы могли бы выполнить задачу, которую когда-то в другом мире, в цивилизации, которая еще видна на горизонте, осуществили «просветители». У нас ситуация много хуже, чем у Вольтера и Дидро - у нас от отцов-основателей осталось полимперии. И тем не менее нам полагается в России делать то же самое.

4)    Если Россия будет единым государством, мы будем влиять на все государство, не замыкаясь в своей региональной скорлупе, но мы должны уже сейчас продвигать, прокламировать в Питере идейно реформы и все, что мы посчитаем нужным, - это наша общественная и гражданская задача на уровне региона.

5)    Если Россия будет слабеть, то становление и укрепление местного хозяйства будет для Питера и всех нас вопросом и нашей жизни, а реформы в регионе будут насущно необходимы. И здесь успех в Питере или на Северо-Западе в целом несомненно повлияет в последующем на всю Россию как земельные реформы в провинции Сы-Чуань в 80-х годах в Китае повлияли на всю внутреннюю политику восточного соседа. И наконец, Петербург - уже не форточка, и не окошко в Европу. Это не менее, чем дверь! Если бизнес пойдет в Питере, то рано или поздно он сложится и в России. Если фермеры встанут на ноги в Луге или под Всеволожском, Псковом, Новгородом, то и все крестьянство России сможет встать с колен. Недаром, в Москву Питер уже отдает много своих людей в отличие от времен, когда в первопрестольной спросом пользовались шустрые говоруны или циники иных полей и весей. Идеи цивилизованного контакта и цивилизованного устройства собственной жизни будут востребованы Россией через просветительскую работу наших горожан. Уважение Запада к России начнется через совместную работу инвестиций на Северо-Западе России.

 

Предвидимые последствия

 

Автор понимает, что все обсуждаемые предложения и те предложения, которые еще будут возникать и обсуждаться, связаны с участием и ведущей ролью региональных или федеральных законодательных органов. И в этом смысле продвижение идей требует широкого участия и даже давления определенных кругов населения, т.е. политической борьбы, предваряющей ее пропаганды. Также следует ожидать еще большей борьбы внутри населения и между населением и государством - чиновничеством - в процессе проведения предложений этого рода в жизнь. И эти социальные конфликты в процессе реализации, исполнения нововведений представляется автору чем-то вроде вяло текущей за десятилетия формы гражданской войны, войны, в ходе которой русский народ и другие народы, будет получать все новые и новые характерные черты, необходимые для построения будущего общества. По сути существующие на сегодня проблемы  - это результат длительного бесконфликтного развития России на последние 40 лет, с 1960-х, когда развивающиеся противоречия прикрывались, без явного разрешения, продажей нового сырья и “замораживанием проблем”[5]. Отложенные проблемы - это проблемы и наших традиций и привычек. Это «разруха» в наших душах и головах. Самостоятельное их разрешение и осуществляется через длительное противостояние множества людей реального дела и честного слова против иждивенцев и лентяев. Это и проблемы воровства на полях, и борьба за снижение налогов, и борьба за уплату уже сниженных налогов и борьба за рост оплаты труда, борьба против коррупции на местах, против монополизма и сговора фирм в масштабах страны или региона. А сколько будет борьбы с неплательщиками за квартиру, за порядок на дорогах, на рынках. Еще сложнее в решении межнациональные конфликты, в которых русский народ научится решать все вопросы без зачистки инакомыслящих или, по крайней мере без разрушения пушками жилищ, в которых засели вооруженные сепаратисты, но обяжет выдавать для суда убийц и террористов, не угрожая жизни даже родственников этих террористов, тем более, других мирных жителей.

У нас много проблем, и главная проблема - это мы сами!

Мы, пока не способные взять в свои руки условия своей жизни и государство как важнейший элемент жизни. Мы, не могущие взять в руки даже себя (водка), тем более такие основные средства жизни как землю и жилье. Мы ждущие героя, который придет и сделает все за нас, предоставив нам лицезреть политические бои у телевизора, как это делали римские люмпены в цирке, наблюдая бои гладиаторов в Риме Первом. И тогда впереди у России смутные времена, типа изложенных в «Семейном портрете...». И все произойдет само собой, но через лишения и страдания. Называть ли это полноценной гражданской войной или хаосом - дело вкуса.

Но если мы, или хотя бы некоторые из нас,  поймем, что мы важнее государства и если в борьбе, которая по сути является гражданской войной народа с чиновничеством, мы сможем отцепить чиновника от собственности в России, т. е. лишим его власти над нами, то самая трудная половина дела будет сделана.  И далее невидимая по сути война за наши души продолжится уже при реализации идей изложенного здесь направления. Эта война человека за другого человека будет идти сама собой, потому что люди силой возникших интересов начнут открыто решать между собой и для себя то, без чего они не смогут жить хорошо или не могут просто жить! И прежде всего это война за совесть, за нравственность, за новые привычки держать слово, договариваться с оппонентом, а не желать ему смерти как врагу и т.д. И эта война может и должна быть без смертей. Нам надо научиться не убивать друг друга из-за разногласий! В уходящем XX веке мы этого не поняли, бог даст, поймем в наступающем! Когда мы победим - победим мы все, все народы, населяющие Россию! И мы уже будем другие! Или, если мы не сможем этого сделать, то другими будут только наши дети и внуки! Спасибо за внимание!



[1] Для жителей, помнящих колхозы, достаточно узнать, что хотя военнопоселенец с семьей имел свою полосу, но все работы вообще выполнялись в поселении по приказам командиров, военнопоселенцы обрабатывали не только свои полосы, но и полосу соседа в случае его болезни по приказу командира

[2] В Древнем Египте и Персии для простых работ-повинностей собирали и посылали работников, имевших профессии, без указания профессий. Результатом повинностей всегда становилась натурализация  хозяйства и упадок производственной профессиональной культуры.

[3] Да! Россия дала миру очень много, даже своим страданием. Она экспериментально показала механизм возникновения тоталитарного общества, «государственного или азиатского» способа производства. И этот образец в отличие от истории  древнего прошлого прекрасно документирован и послужит колоссальным методическим материалом для реконструкции древнего мира, главным образом, Востока! И думаю не только древнего, но и средневекового. Эта возможность у нас еще впереди!

[4] Дэвид Васкевич, Стратегии Клиент/Сервер. Руководство по выживанию для специалистов по реорганизации бизнеса, 2-е издание, К., “Диалектика”, 1996. - 384 с., стр.

[5] Более ранние трагедии конфликтного типа - гражданская война, ГУЛАГ, искусственный голод 33 года и чудовищная (подумать только, названная  «социализмом») эксплуатация крестьянства 30 - 60 гг. - большинства народа, помеченного звездой «отживающего класса»- в пользу меньшинства - городского населения, уже не будут вынесены на общественный суд в отличие, например, от Чили или Южной Кореи, или воспоминаний о холокосте. Трагедии России XX века более не станут общественной темой в силу естественной смерти и жертв, и жрецов, их принесших. Пока в этом обществе не возникнет то, что называется исторической памятью.

 

Вернуться назад



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz