Рейтинг@Mail.ru Потребности человека и культура

Назад                                                 Содержание

 

21 октября 2011: увеличен шрифт в связи с популярностью данной главы.

В конце Главы дана ссылка на будущий отредактированный и исправленный вариант материала о Бр. Малиновском

с дополнениями о значении исправленной теории Маслоу (Маслоу-3)для социологии.

 

8. Потребности человека и культура

 

Этой главой мы на время заканчиваем работу над проблемами мотивации.

 

Достаточность определения культуры

 

В соответствии с определением Бронислава Малиновского «культура – это единое целое, состоящее из инструментов производства и предметов потребления, учредительных установлений для разных общественных объединений, человеческой мысли и ремесел, верований и обычаев» [Малиновский Б., с.43].

 

По определению, данному в Британской Энциклопедии, культура – это:

 

behaviour peculiar to Homo sapiens, together with material objects used as an integral part of this behaviour. Thus, culture includes language, ideas, beliefs, customs, codes, institutions, tools, techniques, works of art, rituals, and ceremonies, among other elements (Culture, 2002), т.е. особое поведение человека как вида вместе с материальными объектами, используемыми как неотъемлемая часть поведения. Потому культура включает язык, идеи, верования, обычаи и традиции, символику и социальные институты, орудия труда и методы их использования, произведения искусства, обряды и церемонии и другие элементы.

 

Приведенных определений для наших целей вполне достаточно с включением некоторого следующего дополнения. Человек в целом, и культура еще в большей степени являются динамической системой, включающей кумулятивную причинность по Т. Веблену или кумулятивность и эволюционность (понятия неоинституционализма Д. Норта и др.). Однако, ссылка на Д. Норта носит исключительно формальный характер, поскольку выводы о кумулятивном и динамическом характере изменений в системе относятся ко всем относительно сложным системам, начиная с простых технических, описываемых математическим аппаратом. То, что ясно для математика в применении к сложным динамическим системам вовсе не требует особых доказательств. Совершенно ясно, что человек и общество в целом наиболее сложная система из всех известных объектов научного исследования. И введенная сначала детерминированная модель человека рационального ставила целью получить начальные результаты простейшими (какие имелись в наличии времен Гоббса и Адама Смита) инструментами исследования и моделирования.

 

Культура и человечество в целом являются динамической системой и включают текущие работающие элементы (культуры), архаичные, отстающие от жизни и вымирающие элементы культуры, имеющие происхождением совершенно иные  прошлые и уже исчезнувшие причины, а также включают возникающие в зародыше новые элементы, которые еще не стали доминирующими или заметными для удовлетворения потребностей большинства людей.

 

Обратимся к определениям культуры. Из них следует, что культура включает «поведение» человека, но не включает сами по себе потребности человека. Культура служит индивидуальным потребностям и групповым ценностям и социальным институтам в самом широком смысле, от технологии, производственного опыта до высших проявлений духовных ограничений, культурных табу или высших образцов поведения и даже высших духовных требований.

 

Теперь переходим к суждениям, принятым в качестве основы для анализа потребностей и культуры.

 

В процессе развития человечества его культура, и материальная, и духовная возрастает.

 

Мы сошлемся на авторитет Бронислава Малиновского, который утверждает, что:

 

«…обратимся ли мы к простой и примитивной культуре или к культуре крайне сложной и развитой, в любом случае, мы обнаружим обширный аппарат, частью материальный, частью человеческий, частью духовный, при помощи которого человек способен справиться (курсив мой – СЧ) с встающими перед ним специфическими проблемами. Эти проблемы возникают, потому что человек имеет тело с различными органическими потребностями и потому что он живет в среде, которая для него одновременно и лучший друг и, дающий ему сырье, и опасный враг, грозящий множеством опасностей», [Малиновский Б., с.44].

 

Итак – культура – это интегральная или синтетическая социальная среда, позволяющая человеку в широком смысле, т.е. обществу, удовлетворять его совокупные потребности. Культура решает проблемы человека и общества, которые возникают в результате его человека и общества существования. Понимая соотношение потребностей общества, проблем, которые возникают при их удовлетворении и культуры как инструмента наивысшего уровня для удовлетворения потребностей нам следует показать связи между ее элементами, чтобы видеть в очередной раз соотношения между причиной и следствием.

 

Фундаментальная ошибка атрибуции самой социологии как системы наблюдения за социумом и индивидом

 

Социология, особенно западная, очень часто стоит или ставит себя в позицию буриданова осла, выбирающего между активностью человека разумного, сознательно формирующего свои желания, и культурой и средой обитания, ограничивающей эти желания и возможности или пути их реализации.

 

Мы покажем в усложнении схемы взаимодействия потребностей и внешнего окружения человека в процессе его активности, что никакого противоречия в двух позициях не существует – это единая синтетическая схема. Начинаем мы к ней подходить от простой, приведенной ранее, включив внешнюю среду, см. рис. 1.

 

 

Рис. 1. Включение в простейшую схему влияния внешней среды

 

 

Анализ о связи потребностей и культуры следует начинать с рассмотрения биологического мира. Когда мы делаем вывод о существовании иерархии потребности в биологическом мире, мы уже отвечаем на вопрос о культуре и потребностях, а именно, к культуре иерархия потребностей отношения не имеет.

 

В разделе 7 о системе Маслоу в биологическом мире мы сделали такой вывод. Мы уже показали, что уже в биологическом мире намечена иерархия потребностей, и отметили, что биологический характер имеют все основные элементы иерархии потребности. Начатки буквально всех потребностей, перечисленных в иерархии Маслоу, имеются у многих представителей видов биологического мира. Это только означает, что модель оказалась чрезвычайно общей, в то же время (как будет показано далее) она не слишком абстрактна на уровне социума, чтобы лишить нас полезных научных выводов.

 

Более того, выше в разделе 4, посвященном химическому обоснованию потребностей, мы также выдвинули гипотезу о физико-химическом основании всех базовых потребностей человека по Маслоу, всех, кроме потребности «уважения», см. главу 5. Последнюю «потребность» мы назвали инструментальным комплексом предупредительного ранжирования, которое опять-таки имеет место в среде биологической (т.е., если бы мы именовали этот комплекс потребностью, то она тоже была бы встроенной потребностью).

Мы также указали на множественные ссылки и теоретические обобщения специалистов по мотивации по поводу эмоционального подкрепления потребностей всех высших базовых потребностей, что соответствует подведению их под физико-химическое основание «метапотребностей».

 

Высшая потребность творчества, или потребность самоактуализации по Маслоу, которую тоже можно считать базовой, как это сделал сам Маслоу, а также все метапотребности, которыми мы расширили систему Маслоу, носят приобретенный биологический характер индивидуальной настройки организма. Они не являются общими для  человека в том смысле, что культурное поведенческое содержание процесса их удовлетворения совершенно различно. Однако, физико-химическое их основание принципиально должно быть идентично или очень сходно. Когда мы говорим о базовом характере этой высшей потребности, о базовом характере всех индивидуальных метапотребностей, мы имеем в виду то, что выше «потребности в уважении» у любого среднего индивида могут  существовать (но не обязательно существуют) только встроенные опытом метапотребности. Их направленность различна, но механизм приобретения и биологический механизм запуска и удовлетворения одинаков. Отличаются  лишь виды активности, приводящие к удовлетворению.

 

Культура не влияет на базовые потребности как таковые

 

Теперь мы можем перейти к соотношению с культурой. Культура социума накладывается на иерархию потребностей совершенно особо. От того, ложкой ест человек или рукой, потребность голода не меняется, меняется форма действия и инструменты удовлетворения потребности, снижаются энергозатраты (потребителя) при удовлетворении потребностей.

 

Говоря о начальном развитии человека, антропогенезе, например, в начальный исторический период (палеолит) человек, вероятно, в силу малой своей численности имел превышение ресурсов над потребностями их использования в процессе роста, поэтому поиск пищи, вероятно, не занимал много времени, зато большую роль играла опасность хищных зверей. Можно предполагать, поэтому неудовлетворенность потребности в безопасности и развитие под ее действием орудий труда (каменных рубил, заостренных дротиков и т.п.). Мы могли бы этот период определить как противостояние потребностей безопасности и творчества изготовления орудий труда. В более поздний период в примитивном присваивающем обществе, которое достигло, например, фазы соответствия численности населения и объема естественных ресурсов, где человек еще не мог сохранять произведенный или добытый продукт надолго, большую часть времени человек в массе должен был ежедневно посвящать утолению ежедневного голода, поиску пищи, которой становилось меньше на каждого человека. И противостоящий уровень потребностей представил связку – биологические низшие потребности и потребность в безопасности (как борьба за ресурсы между людьми, их родовыми группами). В данном случае мы приводим гипотетический пример, не утверждая данные пары потребностей и их период определенно. Несомненно. в современном США трудно встретить голодного человека, и совершенно определенно в Африке и США мы найдем средний уровень удовлетворения и соответственно текущие актуальные потребности на разных уровнях по Маслоу.

 

Культура влияет на уровень удовлетворения и методы удовлетворения базовых потребностей

 

Позже мы покажем, как культура влияет на уровень удовлетворения потребностей, но интуитивно и без доказательств ясно, что при высокой культуре средний уровень удовлетворения потребностей выше. Думаю, такой простой ответ не удовлетворит никого. Он требует ответить на вопрос, появляются ли новые, «культурные», потребности у Homo sapiens.

 

Действительно, с позиций вершин человеческого творчества или «духа» высшая потребность человека в творчестве и является, и воспринимается нами как высшее проявление культуры и как результат действующих на человека социальных и культурных институтов.

 

Появление социальных институтов и культуры мы рассматриваем как обогащение инструментальных средств в процессе удовлетворения потребностей индивида и групп индивидов, см. далее рис. 2. как дальнейшее усложнение схемы в нашем анализе.

 

Рис. 2. Появление микрогрупп, социальных институтов и формирование культуры

 

 

Более широко можно показать взаимодействие на схеме, рис. 3

 

 

Рис. 3. Активность индивида мы сворачиваем блоком «Человек». Внешняя среда влияет непосредственно не только на человека, но и опосредовано на вышестоящие системы, их особенности формирования и функционирования, использования. (например, ментальность).

 

Соотношение потребностей, среды и культуры далее взаимодействуют с учетом динамики культуры и динамики среды, которую мы здесь не изображаем подробно. Эта связь, показана на следующем рисунке.

 

 

 

 

Рис.4. Динамическое взаимодействие индивида и верхних этажей социума: микрогрупп, социальных институтов и культуры.

 

Культура как макропроцесс есть результат множества отживших или отживающих, нормально функционирующих и зарождающихся практик (или рутин в неоинституционализме), включая искусственную материальную среду и инструментальные и информационные и духовные средства.

 

Культура зависит от деятельности многих индивидов и влияет на деятельность многих индивидов.

 

Культура зависит от внешней среды и влияет на внешнюю среду.

 

А именно: культура, как и индивиды, размещена во внешней среде, культура зависит от внешней среды (и через деятельность индивидов, зависящих от внешней среды) и сама по себе, например, в виде зависимости искусственных объектов и инструментов, сооружений и знаний от особенностей проявлений внешней среды, влияет на внешнюю среду

 

В свете роста культуры изменяется некоторым образом и иерархия потребностей человека.

 

Состав и порядок удовлетворения базовых потребностей инвариантен к культуре как совокупному ресурсу средств их удовлетворения

 

Особенность иерархии потребностей Маслоу как модели потребностей, такова, что ее состав, структура, порядок инвариантен (независим) от культуры.

 

Что же является культурным? Культурным здесь является совокупность ресурсов, позволяющих отдельному индивиду, или значительной подгруппе индивидов, спровоцировать и воспроизвести у себя и получить при содействии других метапотребность. Факт появления метапотребности говорит о наличии существенных внешних ресурсов, позволяющих зафиксировать потребность удовольствий, которые не обусловлены природным естественным окружением, естественными ресурсами, которые дают возможность перенастроить мотивационную естественную сферу человека с базовых на индивидуально приобретенные потребности. При этом потребность творчества является базовой потребностью, но ее появление связано с технологической возможностью аннигиляции (удовлетворения) всех предыдущих потребностей. Мы рассматриваем такую возможность как результат культуры, энергетической, социальной и информационной достаточности общества для начала формирования и для появления высшей потребности индивида в творчестве.

 

Мотивы полностью отражают культуру (и психику человека) и являются подвижными продуктами культуры, среды в процессе удовлетворения потребностей

 

В отношении содержательном культурными являются лишь мотивыинструментальные и целевые предметные сферы удовлетворения потребностей, которые формируются  в процессе удовлетворения базовых и метапотребностей.

 

Существует работа, которая явилась знаковым преддверием работы Маслоу, хотя последний, судя по ссылкам не знал ни ее, ни более ранних подходов Питирима Сорокина. За три года до первого результата Маслоу (1942) появилась  «Научная теория культуры» польского американца в США, Бронислава Малиновского,  (1939).

 

Достижения и заблуждения Бронислава Малиновского в отношениях культуры и потребностей

 

Работа Малиновского явилась важной для социологии и социальной психологии работой. Достаточно сказать, что она присутствует в списках литературы по социальной антропологии. Она повлияла на современников своим детерминистским подходом, уверенностью в возможность системного анализа и целостного представления  социальных институтов и социальной культуры, начиная с низших форм в человеческом, начиная с биологических потребностей. В ней, кроме того, ясно прозвучала идея о важности потребностей (импульсов) в связи частотой их появления и о том, что существуют первичные или «базовые» потребности и вторичные, «культурные». Там же прямо было сказано и об иерархии потребностей, которая была полностью изложена как идея несколько лет спустя. Малиновский, тем самым, продолжил в более конкретной форме и в спокойной, не идеологизированной форме материалистический подход в социологии, прерванный на Западе мощным неприятием идей Маркса после трагедии Октябрьской революции 1917 г.

Достижением социологии является также ввод Малиновским нового понятия «социальный институт», ставший широко принятым в научной практике.  Еще одно утверждение делает Малиновского, продолжая развитие целостного представления в социологии. Он, как Маркс, затем более точно, как Шмоллер и Макс Вебер, а затем Питирим Сорокин, правильно понимает, что на путях удовлетворения потребностей человека и социума в целом как инструмент постепенно возникает «организация» или, более общо, «институт». К сожалению, в теме «организации» Малиновский не прошел до логического конца, хотя затратил на ее развитие много усилий, отведя теме целую главу, названную «Теорией организованного поведения». Малиновский осознает важную роль организации, но не выходит на ее объяснение, хотя и собирается это сделать. Между тем, и в отдельном материале мы будем говорить о социальной организации (и власти). В своем анализе Малиновский приходит к выводу, что он получил ключ к идее, к происхождению социальной организации:

 

«А главная идея организации и предписания норм – идея власти, наряду с дифференциацией деятельности и полномочий. Следовательно, политическая структура тоже  может быть выведена из анализа нашей схемы», (с. 107).

 

Это кажется выводом, но, по нашему мнению, это более гипотетическая уверенность автора, что именно на этом пути, направлении лежит открытие проблемы социальной (иерархической) структуры. Но заметим, это было нечетко сказано Марксом в «Немецкой идеологии» (о разделении труда), позже у Энгельса в «Происхождении человека, частной собственности и государства», позже усилено Шмоллером, косвенно с позиций бюрократии существенно расширено Максом Вебером и в политической сфере Парето и подтверждено Питиримом Сорокиным.

 

Теперь мы понимаем, что причиной тому было неполное представление о системе потребностей.

 

Начиная с анализа потребностей человека, Малиновский упоминает для общества лишь потребности физиологически и безопасности («защита от внешних врагов и опасностей»), а следующие именует «производными» и далее занимается социальными «институтами» и элементами культуры, организации труда и знаний. Начав в верном направлении, автор все же оставляет нерешенными следующие пласты потребностей (выше безопасности и продолжения рода), и далее отвлекается на темы более важные в его профессиональных интересах. Он отмечает влияние потребностей на рост культуры, когда указывает, что «культурное качество жизни предполагает, что появляются новые потребности и новые императивы или определяющие факторы налагаются на человеческое поведение». [Малиновский Б., с.45].

 

В целом Малиновский считает, что в развитом обществе возникают «культурные ответы на биологические потребности, при этом он поддерживает бихевиористические взгляды: побуждение, поведение (активность) и удовлетворение. Тема культуры в свете потребностей задана Малиновским следующим образом:

 

Цепочка побуждения, поведения и удовлетворения «реально действует в среде культурных установлений… в каждом человеческом обществе, всякое побуждение переплавлено традицией» [Малиновский Б., с.85].

 

Автор перечисляет культурные императивы как виды деятельности, нужные для развития общества («инструментальные», как он определил, в виде обучения, хозяйствования, права, родства, необходимости материнской любви, движения, развития). Их он обозначил как средства достижения целей (потребностей), с. 56-69. Позже он определяет природу производных потребностей как «культурные императивы, связанные со стремлением человека …  (обобщенно сделать свою жизнь более комфортной)», с.115. Но далее Малиновский пытается «прояснить иерархию потребностей и процессы их образования» с. 115, и для этого ему «потребуется показать, как хозяйственная деятельность, познание, религия и механизмы права, обучения и художественного творчества прямо или косвенно связаны с базовыми, т.е. физиологическими потребностями», [Малиновский Б., с.115-116].

 

Сказав о культурных потребностях в самом начале своей работы, Малиновский выразился, скорее, фигурально, образно. Дело в том, что в своей последующей расшифровке, он говорит не прямо о потребностях человека, а о «культурных императивах», которые являются, как известно, конкретно-историческими переменными, более того, во многих случаях – это переменные именно уровня культуры, а не человека.

 

Вот как это звучит у автора:

«…возможно, построить теорию культуры, в которой базовые потребности и их культурное удовлетворение могут быть связаны с возникновением новых культурных потребностей. Эти новые потребности налагают на человека и общества новые ограничения, представляют собой определенные факторы вторичного типа. Тогда мы сможем различать инструментальные императивы, вытекающие из экономической, нормативной, образовательной и политической деятельности, и интегративные императивы, куда мы отнесем познание , религию и магию. [Малиновский Б., с.45].

 

И далее Малиновский более конкретно переходит к «императивам»:

 

«…функцию нельзя определить иначе, нежели как удовлетворение некоторой потребности путем деятельности, в рамках которой люди сотрудничают, используют артефакты и потребляют плоды своего труда…», [Малиновский Б., с.46].

 

Итак, у автора в первой цитате культурные потребности – это ограничения или, как это он определяет далее, «инструментальные» и «интегративные» императивы. Если мы его не точно  поняли, то второй вариант понимания такой: культурные потребности существуют сами по себе, и дополнительно создают ограничения в виде императивов. (О том, что они вторичны, никто не спорит).

 

Но во второй цитате функции и активность автор справедливо именует средством или инструментом удовлетворения потребностей, а не потребностями. Более того, позже он выделяет у себя две позиции: «инструментальную» точку зрения как создание или поддержание инструмента или средства достижения цели (потребности) и «функциональную», служащую непосредственно удовлетворению потребностей (целей),  [Малиновский Б., с.69-70].

 

Далее логика изложения автора вполне приемлема – он в таблице (она присутствует в другом разделе наших работ, посвященном связи человека с его биологическим прошлым) перечисляет 1) импульсы или биологические потребности, 2) акты их удовлетворения и 3) результат удовлетворения, т.е.рассматривает бихевиористическую цепочку, утверждает «определенного рода детерминизм». Еще ниже автор верно указывает, что такая трехфазная цепочка «реально действует в среде культурных ограничений…», [Малиновский Б., с.84-85]. Здесь мы замечаем первое важное противоречие у Малиновского – для него культура и традиция по силе эквивалентны биологическому в человеке. Эта позиция отражена двумя его цитатами:

 

«…побуждение даже к простейшему физиологическому акту настолько же пластично и зависит от традиций, установлений, насколько оно неотвратимо возникает через некоторый отрезок времени. Будучи порождено физиологической потребностью», [Малиновский Б., с.86].

 

«подчинение культурным правилам настолько же абсолютно, что и следование биологическому детерминизму», [Малиновский Б., с.116].

 

Дело в том, что вторичность культуры именно и означает, что биологическое первично и действует сильнее, а не «настолько же», не «равноценно». Именно потому культура возникает позже. Именно потому она меняется – одна сменяется другой и проходит определенные этапы, когда старые культурные установления перестают соответствовать новым обстоятельствам (природным). Именно под действием биологических и физиологических потребностей – сначала от одного индивида, потом многих, потом всех - начинают постепенно изменяться  культурные императивы, потому разрушается родовой строй или возникают и закономерно разрушаются государства определенных видов и меняются культурные институты или масштаб их социальной роли.

 

В конструкции Малиновского культура обязана стать, как и позже у Т. Парсонса «железным законом» социологии. Можно только предполагать причины такого жесткого видения идеализацией окружающего социолога конкретного мира.

 

Кстати, Малиновский ведет доказательство от противного, он показывает, что без культуры и в аномии происходит упадок производства и потребностей, и это верно [Малиновский Б., с.117]. Но он, показывая, как нужна культура, не показывает, как она возникает и как меняется. И в этом неполнота анализа, как, кстати, и у программистов, с данными (недостаточно показать, как хранить данные, нужно организовать и продемонстрировать создание и ввод новых данных, их изменение и удаление). Малиновский прав, но не до конца. Он прав так же, как Михаил Горбачев и Николай Рыжков, указывая на необходимость роста производства, конечной причиной и «целью» поставили т.н. «ускорение» или «интенсификацию». Бронислав Малиновский, отмечая трагедию аномии в обществе, должен был найти ее истинные причины, и понять, насколько текущий процесс (разрушения норм) или их становления детерминирован потребностями общества или его ведущих социальных слоев на текущий момент. Он же указал только на то, что результат может быть плох. Общество отработало этот результат и исправило собственные ошибки, и так делает постоянно, потому изменение культуры является важным процессом, о котором не сказал Малиновский.

 

В реальности Малиновский утверждает детерминизм макропроцессов, когда говорит о влиянии биологических потребностей на культуру. При этом мы определенно должны лишать социальные структуры и культурные институты своей холистической природы в анализе поведения и закономерностях развития. Нам следует искать ответы на развитие таких структур и институтов от человека, их участника – возвращаясь постепенно к макрообобщениям его, человека, поведения в таких структурах.

 

А то, что к холизму  американские социологи очень близки на 30-е годы показывает и сам Малиновский:

 

« Потребность…является ограничивающим поведение набором фактов. Обычаи и их мотивации, формы поведения, передаваемые посредством обучения, и основы организации должны быть устроены так, чтобы обеспечить удовлетворение базовых потребностей» [Малиновский Б., с.89].

 

В этих фразах есть что-то от социального проектирования 30-х годов, проводимого в СССР, создается ощущение, что и сам автор готов строить что-то социальное для удовлетворения оных потребностей.

 

Базовые потребности  по Малиновскому порождают культурные ответы. В его таблице, [Малиновский Б., с.89] мы видим пары

 

(А)

(В)

Обмен веществ

Снабжение

Продолжение рода

Родство

Телесный комфорт

Укрытие

Безопасность

Защита

Движение

Деятельность

Развитие

Обучение

Здоровье

Гигиена

 

Мы не будем подробно комментировать пары. В графе А мы видим биологические потребности (обмен веществ, движение, здоровье), безопасности (телесный комфорт, безопасность, здоровье), любви и принадлежности (продолжение рода) и общения, уважения и(или) творчества (развитие, движение). Мы повторяем элементы, которые многозначны в части потребностей. Но отметим, что культурные ответы выполняются в почти всех позициях и на уровне биологического мира, например, в стаде высших  млекопитающих. Исключение, пожалуй, составляет гигиена, но и здесь можно привести в пример чистоплотность кошачьих, поддерживающую качественное снабжение (возможность успешной охоты или безопасности). И это как раз говорит в пользу инвариантности системы потребностей в отличие от изобилия мотивов.

 

В последующем обзоре автор прорабатывает потребности и имеет ряд ценнейших замечаний, например, отмечает в разделе «движение» рекреацию и игру, где по его замечанию мышечная и нервная деятельность являются самоцелью. К сожалению, обзор оказался не доведен Малиновским до логического завершения, а Маслоу прошел этот путь практически до конца.

 

Культурные императивы (в смысле «потребности») у Малиновского порождают «культурные ответы»

 

Но здесь следует быть до конца точным. Императивы Малиновского не потребности, а инструменты их достижения, удовлетворения. Выполнение или функционирование одного, возможно, среднего или нижнего уровня инструментального средства, необходимо производит становление, возникновение, развитие и функционирование другого или других социальных или культурных инструментов более высокого уровня. Надо ли при этом говорить, что инструменты более высокого уровня, строятся в обществе медленней и исторически позже, обладают более высокой латентностью и разрушаются с большим опозданием, кстати, оставляя после себя множество культурных реликтов (типа индийских варн, или чисто технологических и хозяйственных запретов, окостеневших в религиозной форме), о чем говорит и сам Малиновский.

 

Отсюда, из тщательного рассмотрения таблицы Малиновского, [Малиновский Б., с.120] следует заключить, что, представляя читателю потребности и ответы на них, автор представил культурные или технологические инструменты среднего уровня и как ответы дал инструменты наивысшего в культуре уровня. По сути, он, таким образом, обошел поставленную задачу, не решив ее, отвлекаясь или оставаясь на проблемах развития культуры в отрыве от биологических потребностей.

 

Тем не менее, работа изобилует находками и озарениями, которые вполне подтвердились позже. Хорошо сказал Малиновский и о творчестве – это вполне великая догадка, гипотеза.

 

Художественную и рекреационную деятельность мы сможем непосредственно связать с определенными физиологическими характеристиками человеческого организма и показать, как значение этих видов деятельности, так и их зависимость от способов согласованного действия и верований, относящихся к магии, производству, праву и религии»

 

Малиновский, если бы не знать, что он не точно понимал , не так, как это понимаем мы сейчас, после анализа базовых потребностей и метапотребностей (искусственных потребностей), созданных удачным, положительным поведением и практикой эмоционально позитивного подкрепления потребностей, мог бы следующей фразой вполне соответствовать и данной теории:

 

«… понимание, что имеется некая система потребностей – какие-то из них фундаментальные, другие, может быть, развиты искусственно, но все они требуют удовлетворения – все это составляет арсенал разумной, пусть интуитивной, исторической реконструкции», [Малиновский Б., с.75].

 

На самом же деле, и, к сожалению, для Малиновского производные потребности – это:

 

 «культурные императивы, связанные со стремлением человека расширить пределы собственной безопасности  удобства, опробовать и освоить новые способы движения, увеличить его скорость, изобрести машины для разрушения и созидания, снабдить себя мощными защитными приспособлениями и соответствующими средствами нападения», [Малиновский Б., с.115].

 

В лучшем случае – это техническое творчество, но, если без натяжек, автор понимает по этим просто расширение деятельности для комфорта. Теории не хватает пристального взгляда и этапа деления, анализа. Потребность в культурном комфорте, как мы теперь понимаем, не вполне потребность, а, возможно, совокупность культурных мотивов, исходящих от самых разных потребностей. Так стремление к «комфорту» может включать в себя и костер для согревания иззябшего тела, и пещеру или яму, накрытую ветками от дождя, и выделку рубила или поиск острой палки, ее заточка при опасности появления волков, или вспаханное поле для будущего посева, или поиск оплачиваемой работы, когда запасы подходят к концу. И все это потребность в безопасности. Если же к этому «комфорту» добавить покупку чернил, написание письма или установку телефона для разговора стареющей матери с замужней дочкой, то это потребность в общении, если же мы идем в лучший ресторан, чтобы пригласить туда этих заносчивых Смитов и скажем ему, сколько мы заплатили за бассейн возле нашей виллы, то это потребность в уважении.  И не просто комфорт. А когда комфорт будет включать возможность добраться до библиотеки и не спеша найти новый материал по собственной научной тематике, то это вполне и потребность творчества. Итак, есть вечные потребности, общие для индивидов и частные, особенные на уровне метапотребностей, которых не так и много, и которые относительно устойчивы, и есть бесконечное и все возрастающее многообразие инструментов их удовлетворения, которые мы именуем мотивами, и средствами достижения. Само отделение устойчивых или инвариантных потребностей от мотивов и составляло основную трудность в анализе поведения человека

 

Тем не менее, Малиновский  уже подходит к иерархии потребностей :

 

«После того, чтобы прояснить иерархию потребностей и процессы их образования, нам потребуется показать, как хозяйственная деятельность, познание, религия и механизмы права, обучения и художественного творчества прямо или  косвенно связаны с базовыми, т.е. биологическими потребностями», [Малиновский Б., с.115-116].

 

Высшим результатом Малиновского можно считать таблицу соответствия культурных императивов (которые теперь мы понимаем в соответствии со словами автора как «стремления» и культурных «ответов», под которыми следует понимать не более, чем социальную активность в макромасштабах, см. [Малиновский Б., с.120].

 

Императивы

Ответы

Культурный аппарат производства

Экономика

Технические, правовые, этические предписания

Социальный контроль

«Человеческий материал»

Образование

«В каждом институте должно быть определено руководство, облеченное властью и располагающее для насильственного выполнения своих распоряжений»

Политическая организация

 

Анализ таблицы показывает, что телеологичность, т.е. идеализация больших систем как самодеятельных сущностей, становится во взглядах этого раздела у автора ведущей.

  1. Аппарат производства порождает экономику. Здесь одно и сокрушающее замечание. Торговля (т.е. экономика обмена как суть) как принцип возникла не в связи запросами социального аппарата производства, а еще много до его возникновения как простой товарный обмен. Последний при определенных условиях позволил появиться иерархиям мануфактурного, потом машинного труда.
  2. Предписания, сложившиеся на практике, действительно, со временем порождают контроль и двигаются снизу вверх.
  3. Человеческий материал, если и порождает образование, то прямо от матери к младенцу. Если же речь о потребностях производства в рабочей силе, то инициатором образования являются как раз социальные структуры труда – аппараты производства – общество.
  4. Но природа появления политической организации от холистического требования самого автора о потребности руководства не укладывается ни в какую-нибудь логику, кроме той, что система сама себе должна делать «хорошо». Социальные системы при этом выглядят так, будто сами себя и породили, а отдельные люди здесь совершенно не при чем. Они чем-то напоминают портных, шьющих на себя одежду. Задача социолога, наоборот, понять как тонкие нитки, хитрые иголки, куски мягкой податливой ткани и грубые утюги, выполняя совершенно самостоятельные и часто противоречивые действия, не планируя того и не желая, и даже вопреки собственным планам и намерениям постепенно создали из ничего прекрасное платье короля, развернув веселую сказку Андерсена наоборот.

 

В реальности тема Малиновского оказалась не решенной, открытой. Именно потому он ставит общую цель для будущих исследователей:

 

«…каким образом культура как целостный механизм организует удовлетворение инструментальных императивов при помощи согласованной и стройной системы типовых ответов? Ответ на этот вопрос… подвел бы нас к более полному определению того, что мы имеем ввиду под экономическим детерминизмом или же под экономической долей мотивации или просто экономической мотивацией в сети сложных форм поведения, продиктованных многогранной составной мотивацией.», [Малиновский Б., с.123].

 

Этим предложением к будущим исследователям завершаются решения Малиновского по данной теме. Несмотря на отсутствие решения при научном материалистическом подходе, вероятно, проделанный путь и полученный авторитет оказался достаточным, чтобы предложения и гипотезы Малиновского стали определять мнения ряда социологов по поводу потребностей и их связи с культурой общества.

 

Фактически система инструментальных императивов и культурных ответов на них остается у Малиновского неглубокой, поскольку высшие потребности, важные в деятельности человека, включая, уважение и власть, важные в организации, Малиновский не зафиксировал.

 

Главное основание в пользу Малиновского – это краткий рывок человека в своем развитии за последние несколько тысяч лет – это всего порядка двухсот поколений от первых исторических народов, первой письменности, начала культурного земледелия. За этот период основные функции (и генетическая основа) человека не могли серьезно измениться. Поэтому биологическая основа  потребностей человека, как бы мы не хотели этого, осталась неизменной. И все что сделал и добился человек, начиная с этого момента, является развитием социального и культурного в нем. Мы можем говорить об изменении психики как биологического инструментального средства хранения информации в том смысле, что психика человека современного воспринимает в своем развитии и становлении другую окружающую среду, другую и большую в объеме информацию и информацию иного состава, содержания.  Но это вовсе не означает, что физико-химические процессы в мозге стали принципиально иными. Далее, если мы будем оперировать составом тех психических образов, которые имел и имеет человек за прошедший интервал времени, мы несомненно обнаружим большие различия. Но мы твердо знаем, что человеческая психика отражает внешнюю среду и потому это не кажется странным.

Итак, мозг как высший психический компьютер с ростом культуры обрабатывает другую информацию, но принципы те же, что и 6, и, вероятно, 20 тыс. лет назад. Изменилась обрабатываемая информация по составу и объему.

 

Выводы к Главе 8

 

В работе по анализу мотивационной сферы (главы 1-7) мы отделили

 

потребности человека, которые обусловлены физико-химическими процессами в нем, и потребности или инструменты, возникающие в процессе взаимодействия между индивидами (включая уважение и метапотребности творчества в том числе)

 

от

 

 мотивов, исторически-конкретных образных результатов, которые отражают предметную и культурную среду, а также формируют цель поведения человека для удовлетворения его потребностей.

 

Во времена Малиновского отделить потребности, поведенческие биологические механизмы от образного предметного уровня работы психики (мотивации) было, вероятно, невозможно. Сейчас мы понимаем эти уровневые различия  как «железо» или низкоуровневые протоколы обмена и «софт» психической деятельности, если переходить на образный компьютерный жаргон.

 

Ожидать ли нам в поведении человека новых потребностей и мотивов? И да, и нет! Если говорить о биологических потребностях, то в основном нет. Если говорить об искусственно культивированных потребностях (метапотребностях - хороших и плохих) включая творчество и алкоголизм, то ответ уже имеется. Они будут множиться, как в количестве и качестве у каждого из индивидов, так и в общем объеме времени всех и каждого индивида в среднем на уровне именно этих искусственных потребностей. Их состав, значимость и истинная культура зависят от нас самих. Мы способны уничтожить себя и свой мир, мы способны, напротив вознести его во Вселенную.

 

Потому, что современное и богатое общество имеет возможность, их строить и надстраивать и им «потакать», «удовлетворять». Нижняя природа их неизменна, изменяемо информационное наполнение. А образные, содержательные элементы потребностей как выходной продукт мышления, психики, афферентного синтеза, т.е. мотивы и цели, всегда будут носить конкретный характер, будут сопровождать и развивать текущую культуру.

 

В признательность читателю за его живой интерес к восьмой главе - последней в этой первой моей книге 2004 года - автор предлагает читателю посмотреть ту же последнюю Главу еще неопубликованной книги "Реконструкция теории Маслоу", планируемой к изданию в 2012 году. Глава дана в формате PDF через страницу учета. Возврат к текущей странице читатель осуществит нажав дважды стрелку "Назад" (Back) в своем Интернет-Броузере.

 

Литература к главе 8

 

Малиновский Б. Научная теория культуры, ОГИ, М., 1999.

Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. М., 2000. c. 120.

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики.  М., 1997. c. 17.

 

Назад                                           Содержание                                     

 



Rambler's Top100



Hosted by uCoz