01-03-2005

Психология

Возвышение социального над биологическим. Роль иерархии потребностей. Черновик 1

 

С. А. Четвертаков

 

Теория иерархии потребностей Маслоу может быть использована для понимания процесса формирования человека из преантропа. Здесь мы кратко перечисляем известные уже в науке элементы и этапы этого процесса, но делаем это с позиции иерархии потребностей и становления мышления будущего человека, или, если можно сказать, становления системы мотивации человека, отличной уже от остальных биологических видов. Настоящая работа  - набросок, нисколько не претендующий на что-либо выше группы гипотез. Их особенность – связь с иерархией потребностей. Такова и цель наброска – показать возможное значение теории Маслоу для раздела антропогенеза.

 

Оглавление

 

Термины по теме антропогенеза. 2

Исходная позиция - на ветках, в лесу. 3

Человек прямоходящий. Открытие первой Америки. Путь вниз как наверх. 3

Всеядность и ее реализация. Орудие защиты становится орудием труда и производства. 5

Похолодание или хищники. Жилье и начало палеолита. 5

Формирование реалий семей, сокращение рождаемости и отключение сезонности секса  6

Огонь (тепло, безопасность, метаболизм) – заботы и утраты в модели мышления. 7

Возникновение понятия времени. 8

История и загадка неандертальцев и появление кроманьонца. Гипотеза с позиции иерархии потребностей. 8

Освоение земледелия и скотоводства. Учет этапности развития мышления как отражение теории Маслоу для филогенеза. 10

 

 

Мы начинаем с того, что иерархия потребностей высшего (с развитой нервной деятельностью) животного и человека практически совпадает.

 

Мы считаем общепринятым и согласны с тем, что общее различие человека от животного определяется во многих источниках как появление новых особенностей:

 

        модификация, обработка отдельных предметов среды и (для) использование их в виде орудий труда – инструментов для обработке окружающей среды для удовлетворения своих потребностей;

        возможности изменения окружающей среды путем использования модифицированных предметов (орудий труда) в продолжение собственных природных рабочих органов;

        моделирование мышлением собственного поведения, мышления, окружающей среды и новых искусственно созданных предметов и анализ окружающей среды;

        мощное развитие знаковых систем. Последние используются для построения моделей всех видов, фиксации моделей на материальных носителях и передачи информации друг другу и обучения и передачи опыта подрастающему поколению.

 

Термины по теме антропогенеза

 

В таблице мы даем общий перечень терминов, используемых в литературе по теме, а  также сопоставляем абсолютный возраст в млн. лет, стратиграфический периоды, чередование ледниковых периодов, особенности климата, археологические эпохи (по обработке человеком камня) и физический тип  человека

 

Более краткая таблица приведена ниже

 

Период

Верхняя граница

периода, млн. лет

Этап развития человека

Технология

в камне

Четвертичный. Голоцен. (или послеледниковый)

 

0,005 (5 тыс. лет)

 

0,01 (10 тыс. лет)

Начало земледелия 6-7 тысет до н.э.

 

 

 

 

 

Неолит

 

Четвертичный. Плейстоцен (ледниковый)

 

0,015 (15 тыс. лет)

 

0, 035 (35 тыс. лет)

 

0,05 (50 тыс. лет)

 

0,1

 

0,25

 

0,5

 

 

 

Исчезновение неандертальцев

 

Кроманьонцы (Homo sapiens)

 

 

 

Классические неандертальцы

 

Неандертальцы (Homo neandertalensis)

Палеоантропы

Мезолит

 

 

 

Палеолит. Мустье

 

Палеолит. Ашель

Четвертичный. Плейстоцен (ледниковый)

 

1

Архантропы (Homo erectus)

(синантропы,

яванский питекантроп,

гейдельбергский человек)

Палеолит. Ашель

Палеолит. Шелль, огонь

Культура галек (олдувай) – 1,7 млн

 

Третичный. Плиоцен

 

 

2

Авcтралопитеки (Homo habilis) (умелый)

 Homo erectus (прямоходящий)

Поздние гоминиды

 

Третичный. Миоцен

 

10

Примитивные гоминиды

Рамапитеки

 

Третичный. Олигоцен

 

 

22

 

Примитивные гоминиды

Ранние приматы

 

Третичный. Эоцен

 

36

Примитивные гоминиды

Ранние приматы

 

Третичный. Палеоцен

58

Ранние приматы

 

Мел

 

67

Насекомоядные млекопитающие

 

Таблица составлена из Николов Т. , с. 20, с.147, с. 150 и Природа…Таблица 1, с. 16, 

 

Похолодания, связанные с оледенениями, сопровождались наступлением и отступлением ледников и сменой флоры и фауны в умеренных климатических зонах Земного шара. (мы приводим только для четвертичного период, важного в антропогене, четыре похолодания, информация о которых является общепринятой в научной литературе:  гюнц, миндель, рисс, вюрм (в СССР, России им соответствуют миндель - окско-лихвинская, рисс - днепровско-донская, вюрм - валдайская. (имена даны местами первых раскопок с идентификацией периода – в Альпах по авторам А. Пенку и Э. Брюкнеру).

 

Эпохи

Абсолютная хронология, тыс. лет

До наших дней

Продолжительность

Последнее потепление

15-0-+2

17

Вюрм

125-15

110

Межледниковье рисс-вюрмское

200-125

75

Рисс

250-200

50

Межледниковье миндель-рисское

425-250

175

Миндель

475-425

50

Межледниковье гюнц-миндельская

550-475

75

Гюнц

600-550

50

По Амальрик…, с. 213.

 

Далее мы переходим к ряду тем, связанных на наш взгляд с темой иерархии потребностей.

 

Как видно, последнее похолодание закончилось всего 17 тыс. лет назад. Мустье (обогащение методов обработки камня) и неолит – это процессы, связанные с климатическими изменениями, а не только с уже очень быстрым развитием человека. Начало земледелия 6-7 тыс. лет до н.э. связано, безусловно, с текущим потеплением.

Исходная позиция - на ветках, в лесу.

 

Предчеловек – питается фруктами и травами, живет на деревьях малыми стадами, боится змей и хищников, обороняется в основном бегством по веткам или дефекацией в момент невозможности спастись.

Обезьяны в настоящее время, испуганные чем-то устраивают шум, стучат по земле ладонями или в грудь (низкие глухие звуки отпугивают змей), трясут ветки и также разбрасывают хаотически камни и палки во все стороны. Скорее всего, это генетический или наученный прием борьбы со змеями и мелкими хищниками и грызунами, которые докучают и предчеловеку.

 

Человек прямоходящий. Открытие первой Америки. Путь вниз как наверх

 

Уменьшение объема растительности, объема лесов и вынужденное перемещения, хотя бы частичное по земле. Резкое увеличение опасности. Опасность почти непрерывна. Оборона против змей, ползающих по земле и различных насекомых, грызунов, мелких хищников, вынуждает архантропа (Homo erectus) более интенсивно использовать первые орудия защиты – палки, позже разделяющиеся на дубины и колья, будущие копья.

О крупных хищниках (саблезубый тигр, медведь, лев, гиена) мы не говорим вообще – против таких нападений защиты, кроме деревьев, не было!

Процесс первой обороны в жизни преантропа и будущего человека мы рассматриваем подробно. Пока предчеловек не изготавливает и не ищет такие палки в момент отсутствия угрозы – он еще чистое животное. Он начинает бросать палки и камни, листья в момент появления опасности (потребность в безопасности I). Такая опасность возникает как постоянная (минутная, секундная). Она возникает на грунте редеющего леса (плохая видимость – возможно болотистая почва) или в саванне с густой травой и отстоящими друг от друга деревьями, вынуждающими спускаться на землю. И тогда преантроп должен постоянно иметь в лапах нечто для защиты, а, бросив палку или камень,  искать немедленно новые орудия защиты в случае утраты, потери, поломки, использования по назначению. Это прямо связано с появлением прямохождения, причем сразу:

Руки (передние лапы) постоянно должны быть заняты орудием защиты – в идеале заостренной палкой;

Руки должны  быть свободны для того (орудие сработало), чтобы схватиться за ствол ближайшего дерева и карабкаться вверх или чтобы искать новые орудия защиты;

Хождение на четырех лапах опасно еще и потому, что снижает обзор приближающихся тварей;

Низкое положение головы (главных органов контроля опасности и наиболее важной части тела) находятся слишком близко от наиболее опасной зоны – грязи влажной почвы.

 

Тогда непрерывный поиск острой палки или камня оказывается почти постоянным на целый длительный период делом.

 

Потребность безопасности I реформируется как постоянное беспокойство в потребность в безопасности II (что мы сейчас интерпретируем как начальную фазу «изготовления» орудия труда). Такое «изготовление» идет пока в виде только поиска предметов нужной формы, необходимости иметь их при себе. Для преантропа это уже сложнейшая работа по формированию первых моделей поиска полезных предметов (форма предмета – орудия защиты) - палка длинная и острая. Так начинает формироваться абстрактное мышление.

 

В палеоантропологии на древних стоянках деревянные предметы обычно не обнаруживаются, но обнаруживаются используемые кости.

 

Каковы первые последствия. Первое. Человек начинает искать среди природных предметов предметы определенной формы – мозг начинает изучать формы реального мира как модель формы – наилучшую форму. Первое – это возникновение идеальной в голове модели нужного предмета – первая абстракция.

 

Второе. Мозг начинает работать не на текущую потребность (угроза – бегство, голод – движение к еде, поиск пищи, а на отложенную в текущий момент угрозу. Подготовка орудий труда (охоты, защиты) в свободное время  - это действие по удовлетворению потребности в безопасности II. При частой угрозе теперь может возникнуть модель угрозы. Потому, что первая модель (орудия, палки) открывает путь к другим моделям.

 

Третье – возникает понятие времени. Состояние до находки или заострения палки (опасное, плохое), и состояние – после находки нужной палки (хорошее, безопасное).

 

Изготовление палки путем ее выламывания из деревьев, дальнейшее обтачивание или заострение, находка вместо палки острого куска кости обглоданного животного – все это следующие этапы развития одновременно модели и рук, мозга по управлению руками для формирования нужной формы предмета.

 

Из сказанного видно, насколько мог ошибаться Н. Амосов, когда пренебрегал значением прямохождения у преантропа  Николов Т., с. 148.

 

Всеядность и ее реализация. Орудие защиты становится орудием труда и производства

 

Почти все приматы, развивавшиеся параллельно с человеком, всеядны. Как известно, в мясе имеются важные аминокислоты (лизин и др.), которых нет в растительной пище. Переход к употреблению мясной пищи (сначала, вероятно, к поеданию насекомых, что ведет происхождение к гипотезам о появлении приматов от насекомоядных млекопитающих – эоцен 50-40 млн. лет), т.е. переход к охоте на животных или к каннибализму. Причина – недостаток растительной пищи и наличие хорошей нервной системы и развитых хватательных движений, позже дополненных владением орудиями защиты. Уже австралопитеки, 3 млн. лет назад, интенсивно сражались друг с другом, на черепах в обнаруженных стоянках отмечены многочисленные удары по голове слева, поскольку преантропы, как и мы, были правшами. (С. 148)

 

Скорее всего, при недостатке растительной пищи (иссыхании лесов) слабый преантроп должен был хотя бы частично использовать остатки мясной пищи после пиршества хищников. Наиболее часто преантропу оставались уже чистые кости, и добывание костного мозга или дробление черепной коробки становилось единственным лакомством. Именно отсюда появляется, возможно, первое значение каменных рубил.

 

Описание Поршнева об изготовлении сотен рубил – количества много большего, чем потребно в практической жизни. Ничем другим, кроме творчества и удовольствия от труда образования предмета нужной формы, не объяснить. Мы должны представлять себе психология начального человека мышлением не проще младенца – повторение одного и того же действия и радость от этого действия – возможно, это и есть ключ к пониманию поведения уровня развития психики на тот момент. Что мы твердо  знаем из иерархии потребностей – этот труд (в отличие от первого-второго экземпляра), повторяемый многократно и избыточно, велся не от голода, а как творчество, как высшее проявление и удовольствие, или как игра – так и подросток в деревне «бьет баклуши» для ложек. Без иерархии потребностей мы, как и Поршнев, бы этого не поняли. По поводу обучения мы поговорим отдельно.

Похолодание или хищники. Жилье и начало палеолита

 

Похолодание и ледниковый период или же поиск защиты от крупных хищников после спуска на землю заставил людей селиться в пещерах и выступах камней, познакомиться с хорошо лущащимися, скалывающимися твердыми материалами кремниевого типа. Возможно, с этим и связано включение камней в арсенал обрабатываемых материалов (рубил для обработки дерева, позже как оружие в борьбе). Отсюда, вероятно, идет палеолит. Намек на механизм защиты этого плана показывает текущий опыт павианов анубисов и гамадрилов; и те и другие обитают в Эфиопии, но в разных экологических нишах. Анубисам пища более доступна, поскольку они живут в лесах или вблизи них, и там имеются источники воды. Гамадрилы, напротив, обитают в засушливых областях, где добывать пищу трудно. И на тех, и на других охотятся крупные кошачьи – львы и леопарды. При этом анубисы живут большими группами, состоящими из детенышей и нескольких взрослых самцов и самок. У гамадрилов же основной единицей сообщества является гарем, с одним взрослым самцом и несколькими самками с детенышами.

Сообщество гамадрилов уникально приспособлено к местообитанию, где пища добывается с трудом и ее хватает только для выживания маленькой группы. Один взрослый самец обеспечивает и воспроизводство и защиту, а отсутствие других самцов уменьшает совокупную потребность в пище. На ночь несколько гаремов собираются вместе и, чтобы обезопасить себя от хищников, устраиваются на ночлег под защитой немногочисленных в этой местности отвесных скал (материал из раздела «Психология животных»).

Важным является и такое наблюдение – делать стоянку у почти отвесного склона для обезьян и преантропа в прошлом было очень важно. При ночном нападении хишника вся стая бросается к склону и карабкается на него. Хищники из семейства кошачьих не любят лазать по скальным кручам. А детеныши приматов и преантропов наиболее легко спасаются в таких ситуациях.

 

Для нас в этом материале значение имеет описание того, как популяция приближается к скалам, пытаясь обезопасить себя против хищников. Это впервые подводит преантропа к работе с камнем и его свойствами в больших масштабах, и второе, это опять впервые приближает преантропа к формированию убежища – гнезда, расселины в скале или пещеры – убежища от дождя, ветра и холода, но важнее от хищника – при условии защиты дубинами и палками.

 

Формирование реалий семей, сокращение рождаемости и отключение сезонности секса

Стоит напомнить, что уже на этапах формирования приматов возникает способность рождать двух-трех детенышей, а у некоторых – одного.

 

«Этот факт, явно связанный с образом жизни, имеет замечательные эволюционные последствия. Если в утробе матери развиваются несколько зародышей, то среди них возникают конкурентные отношения, в результате чего быстрее развиваются те. Которые имеют преимущества. Их развитию благоприятствует отбор. Если самка носит меньше зародышей (1-3), давление отбора уменьшается. Уменьшение потомства увеличивает время его развития. Для приматов характерно увеличение времени полового созревания и времени, в течение которого необходим материнский уход. Эти факторы являются предпосылкой податливости поведения, основой обучения. Тенденция к увеличению периода созревания достигает высшего развития у человека, как следствие его социальной организации. Социальная организация усиливает альтруистические черты человека. Таким образом, в борьбе за существование побеждали не только самые ловкие и сообразительные, в том, числе и каннибалы, но и те, кто сохраняет будущее потомство (беременных и детей), стариков, имеющих богатый жизненный опыт», с.149

Этот текст, кажется очень общим, особенно в начале и конце, и его следует прокомментировать. «Связь с образом жизни» - означает, что выводок большого количества детенышей в условиях жизни на ветках был бы совершенно не годен к выживанию. У птиц период гнездования – саамы опасный, и птенцов надо научить летать. Мать с большим выводком не могла бы спасаться и перемещаться среди веток, а младенцы падали бы вниз и погибали. Природа обошла это, сократив число детей, но дав возможность им прятаться на груди матери в момент ее прыжков по веткам. Она, вместе с подростками, сестрами и тетками могла бы переносить всех родившихся малышей на себе.

Второе. Длительность материнского ухода и полового созревания – их влияние на социализацию. Ухаживание и кормление старшей особи родившихся и подростков – реализуется в природе безвозвратным «реципрокным» кормлением (оказание услуг на основе взаимообразности и взаимоотдачи). Ранее эти особенности на уровне родовой общины интерпретировались в социальном плане как «первобытный коммунизм». Несомненно, относительно длительный период (существенная часть жизни) в период обучения (и импринтинга) формирует на всю жизнь или надолго у подроста уважение к старшим, принцип взаимопомощи и т.п.

Мы переходим далее к формам семьи. Обсуждаем поведение гамадрилов. Потребность в семье здесь хорошо видна. Самец-гамадрил собирает самок и держит их при себе независимо от того, находятся ли они в периоде течки (эструса) – состояния повышенного сексуального возбуждения и способности к размножению – или вне этого периода. Иными словами, группирование (формирование семей) самцов-гамадрилов с самками происходит под давлением опасности для популяции, а не полового инстинкта, последний усложняется - отключается привлекательность самок в период течки, привлекательным становится просто половая принадлежность. Если бы самец не держал их рядом, не охранял их, то популяция в условиях опасного окружения погибла бы. Результат получен, вероятно, генетическим отбором поведений в результате уничтожения всех разрозненных групп  гамадрилов, ищущих самок только в период эструса и сохранил малые группы самок и самцов, объединенных вместе независимо от течки, потому, что самцы оберегали самок от гибели при нападении хищников. Так и формируется семейный принцип. Течка как знак привлекательности перестает играть свой стимулирующий призывной характер, потому что самец и самки находятся постоянно вместе. Генетическая функция запаха - привлечь самца – исчезает, потому что самец каждую ночь проводит с самками.  Самец-анубис, напротив, не расположен держать при себе самок, и они привлекают его лишь в период течки. Старый механизм остался.

Напротив, анубисы как популяции живут на деревьях и находятся в относительной безопасности – потребность постоянно (в течение дня) находиться рядом с самками отсутствует – знак призыва сохранил сове значение. Но, заметим, чем ближе к праотцам, тем меньше и биологической близости к человеку.

Огонь (тепло, безопасность, метаболизм) – заботы и утраты в модели мышления

 

Параллельно с этим возникает и интерес к огню (после естественных пожаров в лесах от гроз), как источнику тепла (в холодное время). Несомненно, освоение огня, как и жилища в скалах связано с похолоданием. Интерес к огню – уже резко отличает преантропа от других животных, которые всегда боятся огня. Тяга к теплу важна, но ей должен предшествовать опыт человека по обработке камня – камень уже нагревается от ударов, кроме того, при ударе по кремнию часто высекаются искры. Преантроп должен был уже иметь опыт работы с этим и перестать бояться искр и горячего камня.

Костер, работа с ним, поддержка огня – это колоссальное развитие мышления человека, абстрактного и практического мышления, его способностей к эксперименту. Этим любят заниматься и малые дети, что очень быстро развивает психику в части действий с короткой памятью. Уяснение источника горения, забота о том, чтобы принести новое топливо, утрата огня и его преимуществ, поиск нового огня или ожидание новой грозы – все это колоссальные успехи в мышлении, развитии его моделирующих свойств.

Поддержание костра есть потребность в безопасности II. Оно сразу же дает и преимущество безопасности I. Ни один хищник не подойдет близко к костру. Еще лучше костер развести у входа в пещеру или расселину.

Позже на костре остаются куски мяса, и преантропы знакомятся с горячей пищей, которая облегчает усвоение мяса, увеличивает время использование мясного продукта и тем понижает трудозатраты на метаболизм (реже можно идти на охоту).

Игра с огнем и возня с ним, с костром, с поддержкой костра, так много сделала для человека и так сильно повлияла на него и генетически, что нам до сих пор приятно сидеть у камелька, у очага, у камина, костра – это наша биология. И кроме того, слышать шум воды, ветра в листьях и видеть зелень.

Интерес к огню связан определенно и первоначально с похолоданием, и расселением преантропа в умеренную климатическую зону, что обусловлено, вероятно, движением преантропов за крупными животными, идущими при очередном глобальном потеплении на север. Это уже предполагает групповую охоту на таких животных. Оговоримся. Без охоты на крупных животных у человека не было бы достаточно потребности в белке, последняя потребность (как эффективная после троглодитизма) возникла при отсутствии достаточной растительной пищи. Но если бы крупные животные оставались в субтропической зоне, то человек не заинтересовался бы огнем (устойчиво). Потребность именно тепла сформировала его интерес. Остальные достоинства требовали прошествия времени. Итак, недостаток растительной пищи – переход к употреблению мяса – формирование групповой охоты на крупных зверей, как наиболее эффективной формы охоты – расселение в умеренную климатическую зону (возможно, по мере сокращения крупных зверей в субтропической зоне, где больше и опасных для человека крупных хищников) – потребность в тепле и огне.

Возникновение понятия времени

Два процесса, освоенные человеком, порождают модель жизни и смерти – это практика зажжения и поддержания костра и его затухание и практика хранения мяса убитых животных и его самоуничтожение, загнивание. Предчеловек начинает осознавать утраты, пытаться, как с костром, предотвращать потери, бороться за сохранение огня. Параллельно мясо, положенное  возле огня, зажаренное у костра на углях оказывается более удобным к употреблению и, кроме того, дольше хранится, не гниет. Это усиливает возможности человека, но усиливает и логику его мышления. Мы не будем развивать эту тему далее, но отметим, что для работы мозга деятельность по производству отдельных элементов (орудий труда), отложенных во времени от непосредственного удовлетворения потребностей, приводит к появлению понятия времени – делать сейчас, использовать потом.

История и загадка неандертальцев и появление кроманьонца. Гипотеза с позиции иерархии потребностей.

Останки палеоантропов  - неандертальцев (Homo neandertalensis) – обнаружены на период 20-30 тыс. лет до н.э., а неоантропы, т.е. собственно «наши» - Homo sapiens , именуемые кроманьонцами  (за находку в пещере Кроманьон, Франция) – отмечены на 70 тыс. лет до н.э. (Израиль) и в других местах – 60 тыс. лет (Южная Африка), 40 тыс. лет (остров Калимантан) и 35-38 тыс. лет (Франция).

Однако в период от 40 до 20-15 тыс. лет неандертальцы исчезают, уступая место человеку разумному, более слабому физически и имеющему меньший объем мозга – рост 180-187 см., объем мозга 1600 смуб.

Неандертальцы (400 останков) расселены …. Имеет десятки тысяч найденных каменных орудий труда. Рост 155-165 см. Мозг 1300-1600 см. куб.

В развитии неандертальцев отмечены две фазы, т.н. прогрессивный и классический (поздний), гораздо более сильный физически, что принесло им успех в  борьбе с прогрессивными. Прогрессивные неандертальцы имели более сильную организацию, которая привела к современным людям – кроманьонцам (это наиболее популярная гипотеза).

Неандертальцы создали материальную культуру, именуемую «мустье» (150-40 тыс. лет).

Отмечено, что  они существовали малыми группами, и близкородственные браки привели к постепенному снижению жизнеспособности вида (к вырождению). Морфологические особенности неандертальца указывают на то, что это существо, недостаточно приспособленное к социальной жизни из-за подчеркнутой агрессивности и слабо развитых мозговых центов, играющих сдерживающую роль в поведении, [Никонов Т., с. 159]. Классический неандерталец мог хорошо захватывать предмет и имел мощную силу удара, он сгребал предмет кистью и держал его в кулаке, он не мог брать предмет еще пальцами.

Возможно рост размеров классических неандертальцев обусловлен временным избытком крупных животных (мамонты, косули т .п.) в умеренной климатической зоне и возможности относительного хорошего белкового питания.

Факторов, которые объясняли бы прекращение классической ветви неандертальцев, несколько. Факторы вытекают собственно из причин модификации классических неандертальцев из прогрессивных неандертальцев.

Агрессивность, малый размер родовой группы, большая физическая сила, признаки каннибализма – указывают на проблемы в родовой группе. Мы перечислим их.

Малый размер родовой группы влечет проблему в питании и охоте (и необходимость силы на охоте в связи со слабой кооперацией, и слабую кооперацию в охоте при малом размере группы). Малая родовая группа и большая сила и агрессивность могут указывать на сильные внутренние конфликты при использовании самок, например, наличие индивидуальной статусной внутриродовой борьбы в семье за обладание самками. Это же должно означать промискуитет при большой конкуренции. Этот же фактор ведет к последовательному генетическому вырождению популяции. Это одна из причин возможного вымирания от возникших заболеваний и ослабления выживаемости. Этот же фактор ведет к сравнительному ухудшению условий метаболизма. Так, популяция более крупных особей испытывает большую потребность в белке. В момент роста популяции неандертальцев, и при одновременном уменьшении в распространенности последних крупных животных в умеренной климатической зоне классические неандертальцы проигрывают в выживании кроманьонцам.

В противоположность этому, можно видеть кроманьонское направление (к разумному) в гипотетической линии (возможно, меньшей части прогрессивных) неандертальцев, которые в каком-то своем звене остановили промискуитет и индивидуальное решение совокупления на основе статуса, наложив ограничения на инцест (прямые родственники – матери и отцы и сыновья - дочери), уменьшение проблем борьбы за самку, уменьшение потребности в физической силе для решения этих проблем. Это могло произойти на относительно ранней фазе развития неандертальцев, но группы нового поведения могли развиваться параллельно, не доминируя до времени с развивающимся классическим направлением.

Каков механизм остановки – как это произошло конкретно, пока не ясно. Резкое снижение конфликтности внутри родовой семьи переводит проблему статуса или уважения биологического типа в проблему потребности любви и принадлежности, т.е. понижает значение сексуального фактора с уровня статусного до уровня условно парного брака внутри сообщества - рода. Тогда статусным остается процесс творчества, руководства охотой и т.п.; доступ к самке перестает быть моментом престижа, если для снижения агрессии формируются устойчивые парные отношения, ликвидирующие смену пар в основном.

Вторым следствием изменения механизма может быть безопасный рост размеров родовой семьи и, кстати, сохранение жизни старших мужчин – стариков, которые не погибают в борьбе с молодыми. Рост размеров семьи ведет к возможности кооперации и сотрудничества. Относительное долгожительство увеличивает роль опыта и его передачи в жизни стада или родовой общины, а также увеличивает качество воспитания подроста, которым могут заниматься старшие.

 

Эта гипотеза вызвана следующим.

На основе данных о поведении современных приматов мы фиксируем статусный характер сексуального поведения мужских особей в стадах приматов, см. выше. Такое же поведение и не иначе мы должны предполагать во времена развития гоминид.

Далее. Мы знаем, что даже в современных примитивных обществах существуют множество запретов на инцест и имеется внутрисемейное регулирования в различных аспектах, которое обеспечивает мир и порядок в процессе рождения и воспитания подрастающего поколения. Это положение, несомненно, носит не биологический, а приобретенный культурный (инструментальный) характер.

Поэтому интерес представляет реальный исторический или преисторический момент перехода от первого ко второму.

Этот момент мы видим в порядке гипотезы, именно в упадке классических неандертальцев, оставшихся на старом уровне, и в том творческом броске - снижения веса, роста социализации, сотрудничества и творчества в неолите, который осуществил будущий человек разумный (кроманьонец) – та группа родов, которая положила их культурное начало.

Освоение земледелия и скотоводства. Учет этапности развития мышления как отражение теории Маслоу для филогенеза

В ряде работа антропологи не видят принципиального значения первичности того или иного процесса в истории хозяйства. Так в работе А.С. Амальрика, А. Л. Монгайта, В поисках исчезнувших цивилизаций, прямо устанавливается группировка по происхождению: охота – скотоводство; собирательство – земледелие. Однако это не так. Мы хотели бы указать данным разделом, что развитие мышления не только одного человека, но и культур, и еще шире, в данном случае, всего человечества (в данном случае уже кроманьонца) имеет определенный порядок – этот порядок в некотором смысле имеет такой же характер, как и сама иерархия потребностей. Иначе говоря, ЧЕЛОВЕК И СООБЩЕСТВО НЕ МОГУТ ИЗНАЧАЛЬНО ОЗАБОТИТЬСЯ ТЕМ И В ТОМ СМЫСЛЕ, ЧЕГО ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО ЕЩЕ НЕ ИСПЫТЫВАЛИ, ИЛИ ЕСЛИ АНАЛОГА ТАКОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ ИЛИ МЫШЛЕНИЯ В ИХ ОПЫТЕ ЕЩЕ НЕ БЫЛО.

Можно пытаться изложить несколько проще – человек одиночный или общество в целом не может бояться того, что его (человека, общество) еще в его опыте не пугало.

В истории развития хозяйства длительная война и спор между сторонниками первичности земледелия и первичности возникновения скотоводства (из охоты) постепенно привели к победе первого взгляда. Вывод большинства специалистов заключается в том, что с развитием начального земледелия, скотоводство отделилось достаточно быстро, но все же позже.

 

Споры об одомашнивании собак, кошек к этой теме не должны иметь отношения, поскольку это не предмет производства (продовольствия), и никто не исключает, что домашние звери пришли к мясному столу древних людей значительно ранее. Но существенная часть «первых результатов говорит просто о том, что собаки становились частью рациона, поскольку их кости имели следы скобления или дробления. Вопрос осложняется и тем, что человек-хозяин мог бросить останки одной убитой собаки другим.

 

Однако периодически возникают все новые гипотезы о новых вариантах первого отделения скотоводства в ряду видов трудовой деятельности. Одна из последних теорий состоит в том, что группы предков – охотников двигались вместе со стадами диких животных (например, сезонно мигрирующих в Европе оленей), постепенно срастаясь с ними, сопутствуя им в их сезонном, естественном пути или, управляя их сезонным движением. Длительное сосуществование со стадами по такой гипотезе могло привести к освоению скотоводства, привычек и особенностей животных и т.п.

 

Однако, с позиции последовательности мышления будущего человека и с позиций формирования иерархии потребностей человека вообще мы покажем, что имеем дополнительное подтверждение именно первому господствующему взгляду, что древний человек, имеющий психологию охотника, не может без ряда хозяйственных потрясений, которые мы опишем, получить психологии, требуемой для одомашнивания животных.

 

Действительно, только на основе охотничьего хозяйства приручения животных не могло произойти или оно не могло быть устойчиво.

 

Мы отправляемся в логике от данных Амальрика – необходимых условиях приручения животных, с. 255:

 

Для того, чтобы приручить несколько видов животных и для того, чтобы эти животные утратили признаки диких и приобрели признаки домашних, нужен длительный срок. Вот этот длительный срок и уводит нас, в поисках начала скотоводства, в эпоху мезолита. Мезолита, а не верхнего палеолита, потому, что только в мезолите были созданы условия, позволившие приручать животных. Первое такое условие – прочная оседлость. Кочевать и мигрировать, как это делал мадленский охотник, и приручать животных едва ли возможно. Кочевать и переселяться можно только с уже прирученными животными… (далее ссылка на эпоху бронзы – энеолит, автор показывает, что только в мезолите появились устойчивые стоянки)…

Второе условие для приручения животных – некоторый избыток продовольствия. Чтобы питаться мясом домашних животных, их, как известно, сначала нужно прокормить. Получение избытков продовольствия стало возможным только в эпоху мезолита, в связи с изобретением лука и стрел и рыболовной снасти. Главным образом, рыболовной снасти, так как рыболовство – наиболее эффективный промысел. Вполне вероятно, что имея некоторые запасы, мезолитический охотник не убивал всей добычи, а оставлял раненых и пойманных животных и детенышей, чтобы, подкармливая их, иметь еще больший запас готовой и свежей пищи… с.255

(далее автор твердо признает, что археологические данные указывают на освоение скотоводства в неолите, т.е. в период одновременного освоения земледелия).

 

Мы видим логический оптимизм авторов, как это часто бывает, люди подставляют современный или просто собственный тип и логику мышления к человеку разумному, но весьма раннему. Дочеловек, только научившийся эффективно ловить, убивать и поедать зверей, еще совершенно не готов предполагать, а, скорее всего, он почти не умеет предполагать, что произойдет, если у него текущая пища окончится. Его мышление не имеет еще длинных логических цепочек, он не мыслит сложным, длительным будущем. Чувствовать опасность  - да! Охотиться? – Да! Но когда голоден! Широко известно, что первобытные охотники в субтропиках и тропиках (отсутствии сезонных ограничений) идут на охоту, когда почувствуют голод (это при условии, что имеются периоды, когда они сыты). Умение работать с костром – короткая логическая связь – минут и часов. В отсутствие образцов и паттернов мышления, дочеловек не будет ценить то, что имеет, если он никогда ни одного наличного ресурса не терял. 

 

С другой стороны, изменения среды у человечества  - исчерпание биоресурса – сокращение численности крупных животных - происходят настолько медленно, что традиции и модели поведения в психике первого человека таких изменений просто не отражают. И у человека разумного раннего нет представления о том, что в течении одной жизни животный мир может быть насыщен биомассой, и внезапно она, пища, может закончиться. Поэтому придти в голову ныне рациональная мысль – как бы что одомашнить и сэкономить – покажется не просто чудачеством, а чистой глупостью, и не глупостью, а просто нереально. Логика такова – ничего, увеличивающего усилия, кроме того, что нужно сейчас или прямо завтра (оружие защиты или охоты) делать не следует. Жизнь и так тяжела.

 

Дополнительное наблюдение этого плана. При обсуждении стоянок мустья и анализе состава костей крупных животных на стойбищах исследователи оценили причину явной недостачи реберных костей таких животных. Оказалось, что группа охотников экономит свои силы при перетаскивании туши к стойбищу, выедая внутренности и наименее полезные части на месте свежевания добычи – реберные кости оставляют на месте.

 

Тогда логика охоты и случайного привода еще живой добычи состоит в том, чтобы использовать живую добычу завтра или послезавтра и лишний раз не идти на охоту и не более того.

 

Когда  авторы говорят о необходимости дополнительного источника питания, необходимого для одомашнивания – они правы. Проблема в том, что «другой» источник питания для охотника в виде рыбной ловли и пойманной рыбы, это не вполне другой источник, а просто продолжение первого – это охота. Рыбная ловля – процесс того же рода, он абсолютно не вызывает заботы и потребности расширить источник питания, поскольку источник один – биологический.

 

В реальности только сокращение общей биомассы или традиционного источника питания – 1) исчезновение крупных зверей и необходимость ловить мелких зверей или почти полное исчезновение мясной пищи в рационе и 2) появление нового определено растительного источника питания – приводит к щепетильному поиску в мышлении средств нового воспроизводства мясного рациона.

 

Условие 1) подтверждено археологическими исследованиями. Неолит – эпоха перехода к мелкой обработке камня с целью охоты на мелких животных в отсутствии и в исчезновении крупных животных.

 

Условие 2) – это возникновение земледелия или, возможно, устойчивого сбора дикорастущих зерновых, что вполне возможно в Вади-Эн-Натуф (7-6 тыс. лет до н.э.)

 

Существенно, что избыток питания здесь специфический и резко отличается от рыболовства (продолжения охоты). Развитие земледелия – это вынужденный шаг человечества в условиях практически голода, многих голодных лет, связанных, возможно, с изменением климата. Если рыба годна в пищу день-два и не меняет отношения к ресурсу, то урожай зерна собирается раз – два в году и последовательно используется в продолжение нескольких месяцев, просто вынуждая человека в целом перейти к абсолютно новой психологической и мысленной функции – расчету потребления и планированию расхода зерна на длительный период. Именно это действие приводит впервые человека, уже действительно разумного, к возможности обдумывать будущее,  отвечать за него своим мысленным прогнозом. Это реально позволяет не только кормить семью или род на протяжении многих месяцев, но и быть в состоянии прокормить при желании пойманную особь крупного животного, планировать его размножение и использование приплода в аналогии с использованием собранного зерна. Теперь, когда есть прецедент, вызванный жизнью, он как элемент культуры будет использоваться и для расчета числа людей для проведения канала и их питания во время работы, и то же для любого строительства (дворца, зиккурата и т.п.).

 

Далее мы можем уже говорить и о диффузии культурного феномена земледелия. Раз однажды ТАК начатое скотоводство далее может передаваться, минуя фазу земледелия, передаваться прямо охотникам, еще не освоившим земледелие. Так и для производства железного оружия у кочевников вовсе не требуется пройти через культуру древнего Египта или Шумера. Более того, археология видит примеры, когда уже существующие в 2-3 тыс. до н.э. скотоводы переходят к земледелию (Судан). Это не аберрация. Бывшие земледельцы, потому бывшие скотоводы, снова возвращаются к земледелию, при ухудшении пастбищных условий, опустынивании земель. Но это не значит, что их прошлое скотоводство получено ими из охоты самостоятельно. Теперь мы это знаем. И помогает нам в этом понимание ментальности мышления, вытекающее из особенностей хозяйственного уровня (типовых операций и, в конечном счете, культуры) общности.

 

Конкретных примеров в части ментальности и умения видеть будущее и готовиться к нему более чем достаточно. Значительная часть населения Российской Федерации требует использовать текущие большие доходы от нефти для снижения цен на топливо на преимущественно низкий уровень и для текущего потребительского использования средств от нефти. Это чревато просто ростом инфляции. (Автор выступает за регулируемый рост цен на бензин по выбранному плану до международного уровня с учетом ряда параметров, важных для роста конкурентоспособности российских предприятий). Но имеются и другие решения. США со времени Кеннеди, имея сводный ресурс в виде нефтяных полей, консервирует эти ресурсы на будущее и покупает нефть за границей. Рационально отложенный спрос вполне аналогичен совершенно фантастическому варианту искусственного начала земледелия среди охотников с тем, чтобы сберечь поголовье зверей. Что отличает оба народа (общности) или уровня культуры. мы будем обсуждать позже.

 

В данном разделе мы показали значение иерархии потребности Маслоу и более широко понимаемого принципа иерархии развития ментальности в области становления человека из предшествующих биологических форм.

 

Литература:

 

Амальрик А.С., Монгайт А.Л., В поисках исчезнувших цивилизаций, изд.2, М.: «Наука», 1966, 279 с.

 

Марков Г.Е. история хозяйства и материальной культуры (в первобытном и раннеклассовом обществе): Учебное пособие. – М.: Изд-во МГУ, 1979. – 304 с.

 

Маслоу А., Мотивация и личность. – СПб.: Евразия, 2001 – 478 с.

 

Николов Т., Долгий путь жизни, Москва, «Мир», 1986., 167 с.

 

Природа и древний человек (Основные этапы развития природы, палеолитического человека и его культуры на территории СССР в плейстоцене) / Г.И. Лазуков, М.И. Гвоздодер, Я.Я. Рогинский и др. – М., Мысль, 1981. -223 с.

 

 

Психология

 



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz