Психология

Я доверяю еще неоткрытым истинам более, чем уже известным мне…

А. Маслоу Мотивация и личность с. 30

Предисловие

Мы любим людей, но иногда недовольны ими. Что мы можем ожидать от окружающих, на что надеяться? Ответ прост и сложен. Человек намерен делать то и тогда, какие потребности и когда у него возникают. И сразу следующий вопрос. Какие потребности и когда появляются у людей? Какие цели выдвигает человек и какие средства использует? Как создать условия, чтобы человек желал что-то сделать, как его активировать в труде? Есть теория, которая должна отвечать на такие вопросы. Она именуется теорией мотивации. Ее главные объекты – потребности и мотивы.

Теория мотивации в целом не просто сложна, она находится в начальной стадии развития. Даже классики в этой области попеременно используют разные термины для потребностей и мотивов или используют их как синонимы, а определений мотива и потребности, включая прямо противоположные – десятки. А один из самых именитых мастеров психологии второй половины XX века, Дэвид Макклелланд, автор “мотивов достижения” и других мотивов – власти, избегания неудач – пишет: «научное изучение мотивации человека находится в начале пути». Этой фразой он завершает свою книгу «Мотивация человека». Теорий мотивации и частных мотивационных подходов можно исчислять большим списком, но все это фрагменты будущего единого целого, которое ждет наших усилий.

Причины восходят к истории науки. Начальной особенностью развития психологии явилась работа с различными формами патологии личности. Развитие «от патологии» до сих пор остается родимым пятном психологии. И тему мотивации психологи по традиции также разворачивают в рамках конкретного пациента при лечении, учащегося в учебе, работника на предприятии, клиента в сделке. И в этом отношении психология уже имеет определенные экспериментальные, теоретические и практические результаты. Скажем так: “Отдельные результаты!”

В этой «отдельности» и состоит трагедия отсутствия целостности знания. Исследование различий между людьми оказалось важнее выделения первых и общих сторон психики человека в целом примерно, как исследование больных или просто экземпляров деревьев стало важнее изучения леса. Впрочем, и человек развивается так же. Сначала самое важное! А обобщать удел немногих и в свободное время! Изучение различий, т. е. дифференциальных психологий – это и отражение современной жизни общества, в котором за деньги лечат патологию, изучают различия между людьми для прогноза их поведения при конкуренции с ними. Другими словами, прагматизм науки, ее ориентация на  прикладное значение, короткий и прямой результат,  выгодный прогноз отдельного поведения – это и есть суть текущего принципа, имеющего спрос.

На этом фоне построение теории психологии человека вообще – человека среднего – не несет прямой выгоды для отдельного человека лично. Мы считаем, что это важнейший пробел в науке – отсутствие общей теории потребностей. Его уже как полвека восполняет, точнее, не восполняет, а может восполнять, теория иерархии потребностей Маслоу[1]. Она относится к классу теорий мотивации. Суть теории состоит в том, что в  установленном списке потребностей следующая потребность возникает после удовлетворения в основном предшествующих потребностей. Теория носит общий характер, поскольку представляет общий или базовый список потребностей человека. Она, мы покажем, есть фундамент в отношении прикладных теорий психологии.

Что же оказалось причиной столь высокой оценки? Выяснилось (1974), что теория Маслоу способна давать прогностические выводы по поводу поведения больших масс людей. Эту возможность теория предоставляет потому, что сама касается именно среднего множества людей. В жизни есть много вопросов, которые волнуют нас всех, волнуют общество или его социальные группы. Такими вопросами по рангу обязана заниматься социология. Ответы теории Маслоу, заметим, теории далекой от политики и экономики, смогли объяснить природу эксплуатации человека и выявить очень важную ошибку Маркса,  сделать научным прогноз о будущей (и это в 1974 году) гибели всей системы и «лагеря» социализма.

В чем же таится «сила» теории?! Теория иерархии потребностей Маслоу не просто статичное мнение о людях, как это декларируют традиционные теории психологии. Статичные оценки, например, социологические опросы населения, – это оценки, не несущие прогноза. Они верны на момент сбора данных. Как долго будут они верны и как изменятся, мы не знаем. Для прогноза нужны модели сохранения или модели изменения. В отличие от социальной статики, теория иерархии потребностей – это «немного» математика и логика. Ее прогностика именно в иерархии потребностей (в порядковой шкале), которую она постулирует. Зная, какие потребности достигнуты к определенному моменту, мы с помощью Маслоу можем знать, какие новые потребности индивид, группа, общество приобретут в следующий момент, в будущем, и какие проблемы будут заботить человека, группу, общество в целом, мы будем знать, к каким проблемам обернется внимание людей. И такая теория обладает серьезной «прогнозирующей и объясняющей силой»[2]. Теория Маслоу оказывается искомой «теорией изменений», и в этом отношении теория бесценна. Кроме того, в ней не пара соседних потребностей в смысле «если… то…», а вся жизнь людей, все потребности (последнее следует показать и читатель найдет соответствующие аргументы).

Вторая важная проблема, которая всегда стоит рядом с мотивацией и потребностями – это связи биологического, наследственного и приобретенного или культурного в поведении. Дело в том, что теория Маслоу получила изначально статус «гуманистической» психологии. В ней подчеркивается самоактуализация и самосовершенствование, самотерапия. Теория позиционируется психологами как бы на уровне «экзистенциальной» теории личности, на уровне самоанализа, достижения вершины (акме) и гештальт-терапии. Нижняя часть теории в подобной акцентуации перестает цениться и использоваться, а высший и культурный фактор и обсуждение свободы человека становится доминирующим аспектом. Целостность теории (и учета нижних потребностей), которая не особенно до сих пор и использовалась, но больше у психологов принималась к сведению, перестает играть роль. Саму теорию ее пользователи начинают числить за «терапию». Получается, что часть пользователей в поиске своего личного, индивидуального сами «понизили» ранг и значение теории.

Необходимость использования всего диапазона потребностей в теории приводит к осознанию важности разделить биологическое и культурное в самой теории, разделить и, или точнее, найти и соединить (как анализ и синтез) бихевиоральное и культурное (но не идеалистическое) в структуре общей психологии и в мотивации человека. Это пытался сделать сам А. Маслоу. Его аргументом было убеждение, что культурное есть тоже не вполне рациональный процесс, хотя бы в запуске мотивации. Создатель теории сделал много  в таком анализе, но не до конца.

Но подлинная важность проблемы выявилась именно в нашей работе, после оценки значения этой теории мотивации для социологии. Потребности в теории предположительно сформулированы так, что они в определенном смысле НЕ зависят от культуры. Это означает, что переход от одной потребности к другой и само понятие потребностей не должен определяться культурой – существует при любой культуре. И потому иерархия потребностей  Маслоу должна оказаться применима как для объяснения массовых процессов прошлого, так и для прогнозов будущего. И если это действительно так, тогда теория – мощный и достаточно универсальный инструмент для социолога и историка. В настоящей работе автор книги попытался провести такую работу. Отсюда и наименование книги.

Итак, наш объект исследования – теория мотивации и теория иерархии потребностей Маслоу. Однако в теории Маслоу, значение которой уже достаточно ощутимо, обнаружились и противоречия. Проблемы, заявленные в известных научных оценках, а также обнаруженные в ходе нашей собственной работы, нами здесь отмечены, прокомментированы и, по нашим силам, исправлены. Поэтому в книге читателю предлагается пройти путь критики, анализа и построения третьей версии теории Маслоу – «Маслоу-3» (первые две теории созданы автором: 1943-1956 и 1970). Автор книги считает, что ему удалось не только раскрыть, но и в собственном анализе усилить, развить ресурсы этой теории.

Теперь о прикладной значимости работы. Вопрос непраздный в наше очень не праздное время. В плане науки теория «Маслоу-3» наиболее полезна как общая теория для исторической эволюционной и экономической социологии. Она полезна при исследовании, и, самое ценное, при прогнозе поведения и изменения ментальности больших масс людей на длительных интервалах времени, в частности, в историческом процессе.

Теперь о том, для кого предназначена эта книга. В этой книге мы покажем специалистам в области мотивации и психологам, так и социологам, и рядовому читателю смысл, иногда даже «истинный смысл» и красоту теории Маслоу, которая была не до конца раскрыта и самим ее автором.

Почему книга о психологии имеет «разного» пользователя?

Для психолога-практика, работающего с клиентом отдельно, требуется видеть отличия человека от других. Для него эта книга – общая психология – часть фундаментальной науки. Новое в том, что сам материал, как показывает опыт его использования, образует удобную скелетную структуру для укладки или привязки всех частных дифференциальных теорий мотивации в единое дерево знаний, а потому полезен для запоминания материала. Смысл и роль каждого, ранее изолированного фрагмента, становится явственным и понятным. Напрямую материал книги является плацебо или солью на раны для психологов-теоретиков, занятых теориями мотивации. Это предложение помощи всем или вызов на борьбу тех, кто готов сразиться с самозванцем-автором?

Для социолога, который работает в координатах социальных структур и функций, эта книга, как и общая психология, может стать строительным материалом и «прикладной сферой» – областью оснований для новых возводимых социологических теорий и построения прогнозов. В реальности все последние пять лет автор своей работой в истории (развития социальных структур – иерархий труда – докапиталистическая динамика в земледелии) старался показать, что теория Маслоу – это истинный Клондайк для социолога.

В принципе, зная склонность молодежи потребительского склада получать рафинированную информацию в телеграфном стиле, результаты могли бы требовать не более 30 страниц. У этой книги цель другая – материал представляет инструменты мастерской (Маслоу) и множество примеров по их использованию. Автор предполагает, что изложение технологии мышления, которое именуется системным анализом, будет и пропагандой такого анализа для социологов и рядовых читателей, в силы и возможности которых верит автор. До сих пор такой подход не часто встречается в мышлении, тяготеющем к сиюминутным и статическим «без божества, без вдохновенья» описательным оценкам.

Для рядового читателя здесь также много нового. Мы не статичны, мы развиваемся. И контролировать себя и свое изменение не только полезно, но и просто необходимо. Потому что у нас уже достаточно много свободного времени. И это дает нам в соответствии с теорией Маслоу шанс к саморазвитию, но не гарантирует его. Шанс важно правильно использовать потому, что наша среда достаточно «инфицирована» не вполне здоровыми рекламными и потребительскими (информационными, биохимическими и предметными) «заманами» и предложениями, чреватыми опасностью деградации личности. Книга полезна для обычного читателя, желающего увидеть себя в зеркале своих потребностей, привычек и зависимостей, включая телевизор, экстрим, футбол, наслаждение музыкой, фобии или вредные пристрастия. Как у человека возникают нездоровые влечения и даже вредные зависимости, как могут возникать страх, неуверенность или, наоборот, как образуются полезные для человека и общества настройки поведения, такие как внутренняя энергия и мужество в успешном преодолении неопределенности нашей жизни? Что означает – быть мотивированным? Можно ли сделать самого себя? Об этом книга. Читатель имеет так же возможность получить и новые подходы для анализа и самоанализа, для «мышления по Маслоу».

Для человека, измученного жизненными заботами самого разного уровня – от роста цен на молоко до падения РТС (RTSI), NASDAQ, Dow-Jones, и от сохранения целостности «единых и неделимых» чиновных структур до идей борьбы за свободу – эта книга должна стать источником исторического и социального оптимизма. Она способна выступить и терапевтическим средством – снять агрессию, ненависть, цинизм, повысить ответственность и, для людей с установками на избегание, сознательно изъять страх, безволие, инфантилизм или самоуничижение личного перед неконтролируемым общим. Мир в своей основной части понятен. Но ясность мира – больше определяется ясностью нашего сознания, как неопределенность мира («как страшно жить») определяется «разрухой в головах».  Новая классовая и статусная модель (Приложение 1) позволяет предъявить или поставить реальные разумные требования к себе и миру, встать на путь достижения подлинной гармонии социальных отношений «из себя», причем, без катастроф и революций. И, как у Ильфа – «оно же лучшее средство для чистки столовых ножей» – книга полезна для тренировки логического и динамического мышления не только ее автора. Она дает материалистическое, основанное на «ресурсах», почти в режиме политэкономии, представление о таких духовных вещах как «совесть», «альтруизм», «идейность». Это может, как автор надеется, несколько обогатить и украсить растительный 3D-образ жизни подрастающего поколения, включив в него четвертую переменную – время и длинные причинно-следственные связи, в рамках которых только и существуют такие важные вещи как планы на жизнь.

Порядок изложения материала. В настоящей работе для удобства чтения и восприятия логика истории развития идей многократно нарушена. Как это свойственно системному анализу истинный поиск и находки, реконструкция потребовали нескольких «проходов» по системе Маслоу и всему материалу в интервале пяти лет. Здесь мы организуем структуру информации в удобном для понимания и освоения виде и в определенной авторской «сборке». Читателю придется перемещаться с автором в связанном пространстве психологии, социологии и частично истории, а также временами опускаться ниже: в нейрофизиологию человека и в этологию – социальное поведение высших животных и даже в их психологию.

Чтобы рядовой читатель нашел материал понятным, все научные термины мы вводим последовательно, начиная с принятого термина жирным шрифтом или для менее важных терминов, курсивом и с расшифровкой смысла за термином в скобках. Наши определения объектов мотивации мы включили в Глоссарий. Аббревиатура СЧ, указывая на авторство, используется в наших примечаниях внутри текста цитируемых авторов.

О новациях в работе читатель узнает из оглавления, в помощь послужит и описание глав, приведенное в этом разделе ниже. Логика изложения такова.

Первая глава представляет научные принципы автора, его отношение к науке и к современным проблемам науки. Новым является принцип использования уже принятых научных теорий как своеобразного «экспериментального материала» для «вставки» или «интеграции» в новую общую теорию для доказательства верности этой общей разрабатываемой теории.

Вторая глава дает первый обобщенный взгляд на мотивационную сферу в психологии. Автор вводит принцип, которого он придерживается далее в исследовании мотиваций: человек имеет те потребности, которые он реально может удовлетворить. Отмечаются первые модели от кибернетики, И. П. Павлова, П. К. Анохина, группы Д. Миллера, Ю. Галантера и К Прибрама, приведена мотивационная модель Е. П. Ильина – все модели приводятся к системе с обратной связью. Строится первая схема – иерархическая модель (объектов) мотивационной структуры.

Третья глава излагает основные экспериментальные результаты в психологии, важные с позиции автора для  теории Маслоу. Это работы Торндайка и Павлова, Долларда и Миллера по боли и страху и работы по физиологии удовольствий разных авторов.

Четвертая глава включает предысторию создания и жизнь теории Маслоу, ее ранний и поздний варианты.

Пятая глава содержит нумерованный перечень известных критических замечаний к теории Маслоу, а также собственные замечания автора настоящей работы к иерархии потребностей. Далее в работе автор последовательно снимает такие замечания в собственной разработке или аннулирует их в связи с некорректными основаниями других исследователей.

Шестая глава включает исследование соотношения мотивов и культуры, долга и воли. Развивается тезис Маслоу по поводу непроизвольного (или инстинктоидного) запуска всех потребностей. Это позволяет автору книги построить принцип сепарации потребностей от мотивов. Вводится предположение о культурной независимости (инвариантности) запуска потребностей. По результатам опытов Миллера и Долларда исследуется проблема страха как продолжения боли и физиологических деприваций (или недостач, лишений, дефицита), анализируются проблемы генетического и приобретенного опытом в «депривации безопасности». Вводится деление потребностей по способу формирования на безусловные (чисто генетические) и условные потребности, то есть изначально заданные генетикой и онтогенетически, или иначе говоря, при жизни человека, культурно регулируемые.

Седьмая глава посвящена развитию темы потребности безопасности. В ней автор приходит к выводу о необходимости рассматривать потребность уважения как особую форму потребности безопасности. Кроме того, формируется представление о важности различения потребности безопасности на трех уровнях развития. Первый уровень безопасности выступает в качестве гарантии отсутствия угроз для самой жизни и отсутствия боли, второй – как гарантии стабильного удовлетворения физиологических потребностей, а третий – как обеспечение уважения. Последнее мы интерпретируем как безопасность доступа к ограниченным ресурсам в условиях конкуренции.

Восьмая глава представляет в форме кибернетической модели гипотезу о процессе формирования метапотребности. В таком процессе подкрепление результата (и удовлетворения потребности) постепенно переносится на саму активность, на процесс активности. Регулярная антиципация (предвосхищение и воспоминание о возбуждении, об удовольствии от процесса) и действия по ее удовлетворению завершают формирование метапотребности.

Девятая глава служит доказательству того, что в биологическом мире система Маслоу остается верной, хотя мотивационные и приобретенные культурные структуры в биологии развиты очень слабо.

Десятая глава включает известные результаты по функционированию центральной нервной системы и нейромедиаторам. Кратко описана синапсная связь между нейронами. Открытие нейромедиаторов, включая эндогенные (производимые самим человеком) опиоиды, позволяет предположить физиологическое формирование новых метапотребностей как гипотезу. Приведены социальные паттерны и известные индивидуальные практики, клинические патологии, которые доказывают наличие у человека возможности самогенерации нейронной связи, как условных потребностей (безопасности) и метапотребностей.

Одиннадцатая глава объединяет все выше полученные результаты в новой реорганизованной автором теории Маслоу. Новая теория, условно названная «Маслоу-3», дополняется приведенным в главе анализом трудовых отношений рядового индивида в процессе их удовлетворения. Мы показываем, что все потребности проявляются через труд индивида в процессе их удовлетворения. Доказывается онтологический характер порядка потребностей. Сам порядок несет социологическое значение, играя роль аксиом.

В двенадцатой главе автор обобщает представление о потребности в безопасности, защищая принцип ее разделения в теории Маслоу на три части по социологическому и онтологическому основаниям. Отдельное внимание в главе уделено формированию самой структуры базовых потребностей с рождения ребенка. Рассмотрено ее раскрытие с рождения и развертывание в жизни, а так же сжатие к концу жизни. Приведены три динамические схемы структур Маслоу – роста, зрелости и увядания. Указывается значение теории Маслоу для социологии.

Тринадцатая глава является обзором ведущих дифференциальных теорий мотивации (Макклелланда, Херцберга и др.). Автор обосновывает их непротиворечивую совместимость. Они дополняют теорию Маслоу как объединяющую базовую конструкцию. Главная цель раздела – демонстрация возможности «надстройки» известных теорий над теорией иерархии потребностей.

Четырнадцатая глава посвящена соотношению потребностей человека и социальной культуры. Мы отталкиваемся от работы Бронислава Малиновского, которая широко используется в преподавании социологии по теме культуры, и проводим критику его позиций, заменяя его поставленные, но не законченные в разработке положения своими выводами по теории мотивации и культуры.

Послесловие дает краткую справку об истории обращения автора к теме мотивации и включает советы по поводу применения выводов.

.Приложение включает глоссарий. Для демонстрации значения системы Маслоу в социологии автор приводит здесь один из первых своих результатов 1974 года – теорему необходимости эксплуатации для определенного периода в истории человечества и с собственным комментарием к выводу. Но множество других подготовленных материалов ждут, естественно, своего времени.

 

Сергей Четвертаков

Июль 2008

Психология



[1] Стоит напомнить, что сам Абрахам Маслоу в 1970 году жаловался на то, что его теорию 1956 года никто в официальной психологической науке США не заметил.

[2] В некотором смысле она развивает теорию «возвышения потребностей», которую использовали в идеологии большевики, однако скорее там она, по сути, осталась на уровне чисто пропагандистских пожеланий роста благосостояния человека.

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz