Назад

Выставлено 27 марта 2018

ЛОГИКА ПОЯВЛЕНИЯ СОЗНАНИЯ В ВИДЕ ГИПОТЕЗЫ «ОТЛОЖЕННОЙ ПОТРЕБНОСТИ»

Комментарий автора работы "Кувшин Маслоу - психология от страха боли до совести" об истории формирования новой гипотезы антропогенеза

Наш путь к гипотезе «отложенной потребности» не был предопределен и не планировался, но сложился в процессе проверки работы системы Маслоу-3.

Антропогенез

Начало ему положено при первом анализе антропогенеза в представлении, что производство орудий труда и защиты есть вторая потребность безопасности, возвышающаяся над потребностями безопасности 1 (страх боли) и голодом, см. ссылку.

По приведенной ссылке доступен раздел 2005 -го года. Его полезно здесь процитировать потому, что уже в это время речь автора непроизвольно отмечает отложенный характер потребности.

"Человек прямоходящий. Открытие первой Америки. Путь вниз как наверх

Уменьшение объема растительности, объема лесов и вынужденное перемещения, хотя бы частичное по земле. Резкое увеличение опасности. Опасность почти непрерывна. Оборона против змей, ползающих по земле и различных насекомых, грызунов, мелких хищников, вынуждает архантропа (Homo erectus) более интенсивно использовать первые орудия защиты – палки, позже разделяющиеся на дубины и колья, будущие копья.

О крупных хищниках (саблезубый тигр, медведь, лев, гиена) мы не говорим вообще – против таких нападений защиты, кроме деревьев, не было!

Процесс первой обороны в жизни преантропа и будущего человека мы рассматриваем подробно. Пока предчеловек (преантроп)не изготавливает и не ищет такие палки в момент отсутствия угрозы – он еще чистое животное. Он начинает бросать палки и камни, листья в момент появления опасности (потребность в безопасности I). Такая опасность возникает как постоянная (минутная, секундная). Она возникает на грунте редеющего леса (плохая видимость – возможно болотистая почва) или в саванне с густой травой и отстоящими друг от друга деревьями, вынуждающими спускаться на землю. И тогда преантроп должен постоянно иметь в лапах нечто для защиты, а, бросив палку или камень,  искать немедленно новые орудия защиты в случае утраты, потери, поломки, использования по назначению. Это прямо связано с появлением прямохождения, причем сразу:

Руки (передние лапы) постоянно должны быть заняты орудием защиты – в идеале заостренной палкой;

Руки должны  быть свободны для того (орудие сработало), чтобы схватиться за ствол ближайшего дерева и карабкаться вверх или чтобы искать новые орудия защиты;

Хождение на четырех лапах опасно еще и потому, что снижает обзор приближающихся тварей;

Низкое положение головы (главных органов контроля опасности и наиболее важной части тела) находятся слишком близко от наиболее опасной зоны – грязи влажной почвы.

Тогда непрерывный поиск острой палки или камня оказывается почти постоянным на целый длительный период делом.

Потребность безопасности I реформируется как постоянное беспокойство в потребность в безопасности II (что мы сейчас интерпретируем как начальную фазу «изготовления» орудия труда). Такое «изготовление» идет пока в виде только поиска предметов нужной формы, необходимости иметь их при себе. Для преантропа это уже сложнейшая работа по формированию первых моделей поиска полезных предметов (форма предмета – орудия защиты) - палка длинная и острая. Так начинает формироваться абстрактное мышление.

В палеоантропологии на древних стоянках деревянные предметы обычно не обнаруживаются, но обнаруживаются используемые кости.

Каковы первые последствия. Первое. Человек начинает искать среди природных предметов предметы определенной формы – мозг начинает изучать формы реального мира как модель формы – наилучшую форму. Первое – это возникновение идеальной в голове модели нужного предмета – первая абстракция.

Второе. Мозг начинает работать не на текущую потребность (угроза – бегство, голод – движение к еде, поиск пищи), а на отложенную в текущий момент угрозу. Подготовка орудий труда (охоты, защиты) в свободное время  - это действие по удовлетворению потребности в безопасности II. При частой угрозе теперь может возникнуть модель угрозы. Потому, что первая модель (орудия, палки) открывает путь к другим моделям.

Третье – возникает понятие времени. Состояние до находки или заострения палки (опасное, плохое), и состояние – после находки нужной палки (хорошее, безопасное).

Выломка палки из веток деревьев, дальнейшее обтачивание или заострение, находка вместо палки острого куска кости обглоданного животного – все это следующие этапы развития одновременно модели и рук, мозга по управлению руками для формирования нужной формы предмета".

Критика бихевиоризма

Дальнейшее развитие темы возникло при критике бихевиоризма, который игнорирует потребности, однако исподволь не удовлетворяет, то есть задерживает такие потребности, создавая тем физиологическое; (потребностное) основание для подкрепления, которое, по сути, не вытекает из системы бихевиоризма, см. ссылку. В этом выводе возникает неизбежность критического отношения к прошлым результатам (формально чистым, но скрывающим массу деталей, которые не включены полноценное описание экспериментов) и замены этой неточной точности идеей адаптации или цикла потребности - предусловия всякой измеряемой подфункции.

Любовь и принадлежность. Язык и сравнение языков Животных и Человека

Дальнейшим выходом к теме ассоциативной памяти и подкрепления (в части отложенной потребности) формируется в нашей работе по теме «Любви и принадлежности», ссылка. Эта работа прилагает систему Маслоу-3 к теме любви, и приносит нам новую информацию. В ней впервые встает вопрос о языках Животного и Человека. Автор этих строк интуитивно ощущает, что эмоциональный язык животных – это непроизвольная реакция момента для передачи информации.

Из неё следует, что голода и страха у ребенка и в воспитании Человека совершенно недостаточно для усвоения ассоциативных связей. И этот результат подкрепляется нашим анализом языковых успехов приматов Уошо, Ланы и др., что создает оппозицию традиции мифологизировать сверхспособность человека специалистами по языкам вместо пути поиска решений на ассоциативном принципе. Там же впервые на основе анализа языка и обучения ребенка мы выходим на идею требовать от ребенка произнести слово, вместо того, чтобы удовлетворить его (непроизвольную) тягу к предметной цели (немедленно). При этом произнесение сигнала – имени желанного предмета – выявляется и обнаруживается как первое волевое (пока вербальное через речь) действие психики ребенка как животного.

Анализ ассоциативной памяти и анализ логики её работы

Развитие ассоциативной памяти и её формирование как обслуживание процесса адаптации полно появляется в лекции 2014 и в подготовке первого издания Кувшина Маслоу.

Прежде всего, определены понятие Жизни, психики и уровня Жизни, на котором она возникает и главный принцип рассмотрения – принцип (парадигма) адаптации. Принцип построения адаптивной машины определил  на сто процентов ясное понимание и принципа иерархии потребностей как непроизвольной организации (в эволюционном отборе) требуемой потребности в случае их конкуренции. Но здесь же оказались полностью разрешены проблемы появления потребностного цикла как главного принципа всех эволюционных изменений в любом организме. Понятие потребности из конкурента альтернатив – эмоций, целей, мотиваций, влечений, драйвов и даже страстей – становится главным объектом адаптации. Это механизм запуска и механизм останова адаптивного действия. В проектировании далее вся череда разрозненных в психике и в психологии явлений – прямой физиологической потребности, страха и предвкушений как инвертирования, далее ориентировочных состояний, навыков, замещений, неважной информации (причем последняя оказывается столь же «важной», что и важная) – приобретает свои законные места.

Попытка создать перечень информационных объектов, которые подлежат фиксации в памяти (ан основе ассоциативного принципа) приводят к различению непроизвольной работы памяти и механизмов записи и считывания информации и альтернативы (она появляется из личного опыта и представлений всякого человека) волевого управления памятью, включая очистку памяти («выкинуть из головы»). Здесь в полной мере проявляется драйв автора как конструктора, который лишь вынужден повторять то, что уже сделал в эволюции Природа.

И далее можно привести для читателей краткий обзор процесса проектирования, чтобы видеть логику подхода к гипотезе сознания в период 2014-2016 гг.

Процесс проектирования адаптивной машины из второго издания 2018, раздел 2.1.7.

2.2. Первая функция Живого – самоснабжение энергии. Мы проектируем «охоту» Живого в среде в отсутствии опасностей и в отсутствии памяти полезного, но с наличием случайного поиска и проб «пищи». Важно понять, как запустить такое поведение и каковы принципы его останова. Вводится представление о внутреннем напряжении, которое «непроизвольно» (то есть условно еще «без сознания», автоматически) запускает поведение. Описывается случайное поведение поиска и различение тестирования отдельных видов пищи, накопления информации о каждом виде пищи и достижение общего удовлетворения голода и останова поведения. А если в поиске обнаружено полезное, то нам важно понять, что должно быть записано в память для последующего аналогичного поведения с учетом полученной информации.

2.3. Диспетчер поведения или потребность. Состояние внутреннего напряжения, приводящее к поисковому поведению, рассматривается как феномен потребности. Обсуждаются данные науки, подтверждающие такие состояния и реакции организма на них, а так же принципы запуска и останова (снятия) состояний в работах Сеченова, Ухтомского, Халла и современной науки.

2.4. Вторая функция Живого – обеспечить безопасность. Здесь в виртуальную среду вводится возможность встречи с опасным объектом. Анализируется ситуация тестирования опасного и реакций на него, понятие боли и принцип записи важной информации об опасном объекте. Поясняется появление нового решения в Природе – создание нового сигнального принципа, именуемого «страх боли». Выявляется необходимость монтажа в систему АМ принципа разрешения коллизий между функциями Живого – это и есть «начало» иерархии потребностей.

2.5. Предвкушение – первая функция Живого на опыте второй. Энергообеспечение усовершенствуется через феномен «предвкушения» как принцип использования случайной встречи с уже знакомым типом полезных объектов. Обсуждается механизм инверсии памяти – обращения порядка записи полезного для обеспечения предвкушения и споры психологов по поводу роли Среды и Психики как причин поведения. Рассмотрены известные результаты в нейрофизиологии для обеспечения предвкушения, последнее поддерживает прогностическое состояние и опережающее поведение и позже повлечет новую особую (высшую) потребность. Рассмотрено значение страха в эволюции.

2.6. Непустая память. Роль нового и изменений в среде. Психика обязана запоминать непроизвольно (автоматически) всё, а не только важное и опасное. Именно наш принцип проектирования влечет вывод, что всё новое, что ощущает Животное, следует непроизвольно записывать в память как «безопасное». Территориальное поведение Животных построено на труде освоения территории охоты и опасностей как ресурса. Ориентировочно оборонительное состояние Животного в пассивном привыкании так же объяснено как экономия Природы и низшая потребность безопасности.

2.7. Функции Психики Живого и структура памяти. Ассоциации в модели Винера. Два типа ассоциаций – «сигнал – потребность» и «потребность – поведение» отражают модель Мира, хранятся как важное и используются в адаптации по Винеру при повторении потребности. Кратко даны результаты новых представлений в науке о формах классификации памяти. Дана авторская гипотеза формирования иерархически ассоциированной модели мира в памяти Животного (и ребенка до освоения языка). Приведён список зоопсихических функций.

2.8. Навык. Его польза и его негативные следствия. Механизм предвкушения, а потом потребность ослабевают при стандартном поведении, запускаемом по сигналу, если поведение ведет к снятию потребности. Потребность перестает воспроизводиться при опережении её поведением, а поведение становится навыком. Именно этот феномен усвоен бихевиористами и неверно понят как функциональность организма.

2.9. Замещение. Как спасает природа психику, когда что то не так. Рассматривается поведение у высших Животных, замещающее или снимающее на время в символической форме потребностное состояние.

2.10. Врожденное и импринтинг. Как природа бережет малышей. Кратко изложены способы начального формирования и подготовки подроста Живого, включая элементы врожденной памяти и ведущие способы передачи текущего опыта в группе.

Выявление роли эмоций в Эволюции Животных

2.11. Социальное в Животном мире. Эмоции – зачем они нужны. Эмоции отражают потребности Животных и Человека на всех этапах цикла адаптации и даже при снятии (отказе от) адаптации. Выделена коммуникативная функция эмоций как ведущая в зоосоциальном поведении Живого и подлинная причина феномена эмоций, вызванная Эволюцией.

Воображение есть ли оно у животных? – Да оно есть!

2.12. Воображение и Воля Животного – окно в сознание. Описаны свойства Животных, которые рассматриваются в психологии как начало их интеллекта: представление и воображение. Воображение возникает у функции хищников в момент гона и охоты при упреждении движения добычи в обход за невидимыми препятствиями или кустарником. Движение, срезающее расстояние к жертве по гипотенузе, есть признак воображения как предикции, прогноза. То же воображение есть и у животных, которые собирают плоды на деревьях – причем часто плод закрывают листья с одной стороны, когда к плоду можно подобраться с другой.

Воля у Животного – это феномен предсознания

Воля Животного - это редкий случай выбора в условиях стресса. Явление Воли важно для понимания появления и работы  сознания Человека в 2.13. Однако подлинное значение воли привязывается, прежде всего, к потребности – и не к простому потаканию своей потребности, своему желанию. Предвкушение не требует воли, а образует «интерес», где воля не нужна. Воля важна не тогда, когда мы потакаем своей потребности, а когда мы преодолеваем препятствия к её удовлетворению. Стресс и противостояние потребностей тогда и есть ключ к пониманию появления воли У ЖИВОТНЫХ. И это и есть фактор начала антропогенеза.

Сложение результатов в гипотезу «отложенной или задержанной потребности»

2.13. О появлении Человека и его отличии. Кратко представлена теория (любого) языка вообще и формальный процесс передачи смыслов (информации). Выявлено и изложено различие между эмоциональным языком Животных и новым (абстрактно) знаковым языком Человека. Представлена гипотеза «вынужденно отложенной потребности» как системы первого волевого поведения наших предков при стрессе (страх-голод), которая инициирует начало изготовления орудий защиты. Показано, что приобретенный опыт удовлетворения отложенной потребности не может быть  передан членам группы и подросту средствами эмоционального языка животных. Опыт для передачи требует абстрактных договорных знаков. Но первые такие попытки отражаются и изначально воплощаются не в языке, а в наскальной палеолитической иконографической росписи, которая наука неверно интерпретирует как раннее искусство. Последняя схема языка непроизвольно влечет использование понятий пространства, и самое важное - времени и причинности. Развита логика выявления все новых сторон окружающего мира в процесс создания орудий труда. В связи со связью смыслов при создании орудий формируется новая ассоциативная модель связи смыслов (и связи их знаков). Эта универсальная система Человека накладывается на индивидуальные (особей) модели Мира Животных. Указана логическая причина появления мотивации как периода планирования (выбора) поведения в силу вынужденного многообразия орудийных возможностей удовлетворения потребностей. Понимание этого раздела – необходимая основа для восприятия системы Маслоу 3 (МАСЛЧЕТ) в Части 3 как общего процесса последовательного наложения адаптационных процессов друг на друга.

Назад

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика