Назад

Выставлено 11 декабря 2016

Мета или личные потребности. Обобщенное творчество

(из работы "Кувшин Маслоу - психология от страха боли до совести" - частично сокращено и доработано)

© С. А. Четвертаков, 2016

Высшая потребность Маслоу – это «самоактуализация». И это неполное представление. «Человек должен быть тем, кем он может быть в самом лучшем случае использования своих сил». Почему это решение вызывает критику в нашей работе?

На подсознании мы с самого начала под самоактуализацией (самореализацией) понимали просто творчество. Но самореализацию Маслоу предполагал, как успех и известность (по-американски). А это не так – часть творцов оказывается в нищете, но все равно они трудоголики и… гении.

Вторая проблема – указанный в теории Маслоу процент «высших». «Два процента», – сказал Маслоу – «успешны и достигают самоактуализации». Он интервьюировал и обобщал черты ста успешных и знаменитых людей Америки в науке, искусстве, хозяйстве, литературе. Результат хорош! Но 2% – ничтожная часть на 1970 год. Со временем от создания работы (и смерти автора) – к концу 90-х наши сомнения усилились. США в конце 20 го века! Высокие стандарты жизни, сытости, безопасности и социальной поддержки. Любви, правда, маловато. Но ксенофобия, этнические, расовые проблемы, как кажется, сняты. Толерантность и политкорректность высока. И есть повод ждать много больше, чем 2%! Если нет, то теория Маслоу неверна. Или она что то не учла?

И в этот момент полагается вспомнить, что Абрахам Маслоу осознанно строил теорию по принципу не «как есть», а в направлении – «как должно быть».

Когда нельзя строить теории улучшения общества? Благие пожелания и намерения, которые политкорректно ограничивают объект познания для разворота общества в хорошем направлении, по сути, искажают научный результат, а потому дезориентируют. Попытки совершенствования объекта (общества) без полного рассмотрения его сложностей напоминает ситуацию, когда вместо лечения (еще не ясно, чего), упор делается на оздоровление организма в целом.

Цель каждой науки есть исследование ее предмета (области) и фактического положения дела. И только потом – после построения модели и выявления механизмов ее связи со средой – могут появиться, причем без гарантий, рекомендации и рецепты коррекции объекта, направление его развития. Иначе, мы уподобимся морякам, изучающим «правильный ветер», который надует наши паруса в нужную сторону, но не знающим, что делать со всеми бесполезными и вредными стихиями.

И потому пришлось искать ответ на вопрос, который Маслоу не задавал. Какие же потребности возникают у людей, если их базовые потребности вплоть до уважения удовлетворены?

Что реально возникает за пределами безопасности, сытости и уважения, но без психологической культуры?

Все, что сказано ниже в этом разделе сознательно, насколько автор к этому стремился, лишено авторской этической оценки. Например, автор указывает на разделение производства и потребления, ни в коем случае не умаляя значение того или другого. Впрочем, каждый обязан понимать, что в каждой полезной, с его позиции, стороне явления есть такие пределы развития, которые делают явление вредным и наоборот.

США конца 20 го века! Высокие стандарты жизни, сытости, безопасности и социальной поддержки. Любви, правда, маловато. Но ксенофобия, этнические, расовые проблемы, как кажется, сняты. Толерантность и политкорректность, взаимное уважение высокие.

Высокое творчество – искусство, наука, бизнес оказываются малой частью позитивных занятий вполне уважаемых и творческих людей. Наряду с искусствами и наукой, бизнесом мы видим огромное число людей, увлеченных поиском удовольствий, игр, разнообразий и порой даже глупых безобразий в не интеллектуальных сферах с учетом буквально всех базовых потребностей. И заметим, в других странах, включая и Россию (в «золотой век» энергетических фонтанов), то же самое [1].

Современный взрыв метапотребностей

Анализ показал огромное разнообразие. На всех уровнях потребностей возникают новые личные, то есть метапредпочтения или интересы, которые носят смысл производственной или потребительской активности. Особенность интересов заключается в получении удовольствия и оно оказывается самого разного этического и эстетического уровня. У большинства людей такая психическая активность проявляются именно во время отдыха. Покажем это последовательно, начиная с низших потребностей.

Страх и страх боли. Некоторые люди получают удовольствие от ощущений страха и его снятия. Здесь и увлечение фильмами триллерами, и сильные переживания в преодолении собственного страха – риск в экстремальном спорте, например, прыжки на гибком тросе – «банджи джампинг». К этому следует отнести и ночные автогонки по городу с превышением скорости, и риск «воровства» золотой молодежи в супермаркетах не по нужде, а из игровых побуждений. Существует риск разного рода легионеров, участие в т. н. «горячих точках»[2]. Финансовый фактор участия героев в войнах часто не главная причина[3]. Люди, оставившие такой риск, желают снова и снова рисковать – это зависимость.

Физиологические потребности. Нет голода, но есть – гурмания и гастрономический туризм – а это поиск разнообразия и новых ощущений[4].

Есть семья, но некоторая часть общества начинает искать разнообразия в сексе вплоть до «сексуальной революции» – поиска постоянно новых обновлений и вариантов – партнеров, способов и ситуаций.

Общение. Появились новые массовые информационные зависимости от телевидения, компьютера, интернета, общения в сетях. Увлечения сильны и есть случаи смерти за компьютером или играми. Это общения в играх, в аффилиации, в новизне информации и пр[5].

Уважение. В сфере политического и экономического управления всегда и со времен появления первых государственных форм отмечался феномен чрезмерной жажды власти. И выработанные обществом институты демократии и антимонопольные законы определенно настроены на преодоление известных тенденций (монополизма, и ему будет отведено много внимания в работе на совершенно новом уровне). Однако в области искусства, культуры, спорта – в сфере власти душ – появляются новые патологии на основе потребности уважения. Это жажда славы – звездные болезни. Звездные болезни – их количество расширяется с ростом игр и зависимостей общества. Эту эпидемию догоняет и патология комплекса Герострата, стремление быть даже «плохим парнем», звездой в минус.

Обобщим. Мы видим надстройки над теми базовыми потребностями, когда последние в среднем удовлетворены. И во многом это НЕ удовлетворение базовых потребностей, НЕ вынужденные действия. Это интересы и влечения по личному выбору – они свои и индивидуальные у каждого человека. Они отличаются тем, что не вызваны прямо такими потребностями, а возникают как желание разнообразия на базе конкретной потребности. И удовольствие разнообразия образует сам интерес как новую потребность (А. Н. Леонтьев – «сдвиг мотива на цель»). Но базовая потребность для личности обычно конкретна. Интерес является личным, то есть метаинтересом – он не общий для всех.

Можно подняться и чуть выше в том, что объединяет Человека с Животным. Это игры как высшее проявления свободного времени от важной и полезной для жизни активности [Четвертаков С. А., 2011, сс. 279-281, сравнение иерархий потребностей]. Игры были всегда, но их количество и объем резко возросли.

Игры. Просто свобода от труда порождает и игры – так и у зверей. Новые интересы возникают не только на основе базовых потребностей – они могут касаться просто игр (символической деятельности). Начинается еще у детей. И это нормально – в играх от эволюции образована особая форма обучения подроста. Кроме того, в играх у взрослых особей и человека реализуется отдых и часть потребления. Разминка предполагает разнообразие в игре и выбор игры. Об этом сказано в связи с темой общения.

Но и не только. Еще задолго до распространения электроники возникли целые сообщества фанатов в любых спортивных соревнованиях и играх, в сопереживании любимой команде. Мы знаем о греческом происхождении Олимпийских игр, что указывает на определенную свободу в обществе того времени от забот. Разнообразие соревнований и неопределенность их результатов – это удовольствие сопереживания конкурентной борьбе, выбранной команде или спортсмену. Соревнования колесниц имели место в Олимпийских играх в Греции, а позже были в Риме и дожили до 1204 года в Византии. Они формировали там известные партии болельщиков – "зеленых" и "синих", которые были одновременно и политическими партиями. Или иначе – есть физическая потребность в спорте. Но есть люди, получающие удовольствие только от наблюдения за соревнованием и игрой. Их многие миллионы[6].

Труд как удовольствие. Но и просто труд в особых обстоятельствах способен порождать интерес к нему (А. Н. Леонтьев). Интересы вплоть до трудоголизма как зависимости (и трудоголизм) могут сопровождать и просто полезную активность в любой области деятельности, включая ремесло, науки и искусства. Но эти виды порождают интерес в исключительно новых и не повторяющихся для данной личности формах, например: «Наука есть лучший современный способ удовлетворения любопытства отдельных лиц за счет государства» [Физики продолжают шутить, с. 318].

В дополнение к собственной активности в разнообразии появляется и сфера потребления и сотворчества в искусствах и интеллектуальной активности. К таким удовольствиям следует относить и издревле существующее элитарное активное потребление и сотворчество культуры при сопереживании с исполнительским мастерством и при восприятии шедевров культуры – в музыке, театре и в концерте, в музее, за книгой. Это тоже общение, но оно внутренне активно.

Определение метапотребности как творчества

Что объединяет все эти стремления людей к разнообразию и преодолению (освоению)? В наших работах 2011 и 2016 установлено, что общим в этих процессах является предвкушение удовольствия, которое разряжается в ПОИСКЕ НОВОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ И В НАПРЯЖЕНИИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ИЛИ РАЗРЕШЕНИЯ ТАКОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ. То есть сам процесс разрешения (и преодоления) доставляет удовольствие.

И это необходимо понимать как ТВОРЧЕСТВО (не в социальном, а в психологическом и нейрофизиологическом смысле).

Обычно творчеством именуют в науке и в обществе преодоления «важных» или «серьезных» неопределенностей – в науке, экономике, политике. И это социологическое определение творчества. И, между прочим, социологическое определение опирается именно на результат творчества. Даже утвержденная шутливая «Шнобелевская премия» отражает тот факт, что общество рассматривает творчество по этому критерию. Сам процесс – это прерогатива именно психологии. Но каждая наука обязана использовать для описания полезного своего феномена один термин, уходя от оценочных суждений и определений, которые включают субъективные оценки. Потому в психологии феномен творчества как психологической активности (и потребности) должен строиться не с позиции результата, а с описания и определения процесса. Творчество определяется здесь на основе ФИЗИКИ И НЕЙРОФИЗИОЛОГИИ ПСИХИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА безотносительно к определению и пониманию его СОЦИАЛЬНОЙ ЗНАЧИМОСТИ.

Потребность творчества в психологии есть потребность поиска новых неопределенностей и их преодоление в тех сферах психической или психофизической активности, в которых такие действия 1) предвкушаются до и 2) приносят удовольствие в активности. Бытовое определение таких состояний не вполне точно отражается словом «интересно».

Вот цитаты и оценки других людей в работе Маслоу «Мотивация и личность» (1970) лю этом состоянии и его особенностях:

«… самоактуализирующиеся люди гораздо быстрее и легче выделяют новое, специфическое и конкретное из общего, абстрактного и схематичного…Они не только терпимо относятся к двусмысленности и неопределенности (Frenkel-Brunswik, 1949); эти аспекты действительности кажутся им привлекательными. Весьма характерно известное высказывание Эйнштейна: «Самое чудесное из переживаний – таинственность. Она служит источником всех видов искусства и науки…» [Маслоу А., с. 191].

Там же Маслоу приводит замечание Бергсона (Berson, 1944), что «самоактуализирующиеся люди видят реальность более четко: человеческая природа предстает перед ними такой, какая она есть, а не такой, какой они хотели бы ее видеть. Их глаза видят окружающую действительность, не прибегая к различного рода очкам, искажающим цвет или форму реальных объектов

В реальности источники правы, но это не панегирика. Каждый прав лишь частично, а все вместе - они отражают именно творчество.

Творческие люди по Маслоу «выделяют новое» – выделяют детали, а в реальности 1) они могут выделить и общее новое там, где все видели разное (Менделеев с периодической таблицей). Но они не просто "выделяют новое". Они во всем с энтузиазмом ИЩУТ НОВОЕ и несоответствующее тому, что принято – детали в общем, абстрактном и схематичном или, наоборот, общее в тех совсем разных вещах, которые никто не сличал. Наш опыт показывает, что многое, объявленное общим, абстрактным и схематичным, кроме математики, к которой претензий быть не может, имеет часто огрехи и ошибки. Современное множество разных мнений по любому поводу только подтверждает неточность нашего языка и мышления вообще. И верно – «аспекты двусмысленности и неопределенности» «привлекательны для них» именно в силу пригодности такого «сырья» для реализации усилий разбора и преодоления». Здесь неопределенность и есть «тайна – источник наук и искусства». Почему эти люди видят «более точно»? Они ИЩУТ неточность как почву, подлежащую обработке – тема не интересна, если точна – такая по изучении немедленно включается в модель Мира, решенного, и интересного лишь в плане красоты и совершенства. А замечание Бергсона интересней. Те, кто боится работать с материалом – желает видеть его «как будто он совершенен» и существует «как должен быть». У таких людей нет проблем конфронтации с социальной средой и большинством – и это конформизм, то есть «очки, искажающие цвет и форму» для именования всего, что есть «нормальным».А что означает такое состояние в потребностях – конформизм есть неуверенность в себе, страх среды, низкую самооценку, неудовлетворенную потребность уважения. Именно это есть препятствие творчеству – то есть, просто работе.

Короче, Маслоу именует самоактуализацией то, что является творчеством.

Итак, ключевым источником и причиной оказывается неопределенность. Если ситуация стандартна, то и поведение стандартно. А если нет преодоления, если любая проблема имеет известное решение, то в подсознании возникает навык, [Четвертаков С. А., 2016, п. 2.13.16] . А само ощущение потребности, построенное в этом случае на впрыске дофамина как источника прогноза, активации психики и памяти, перезаписи памяти исключается, [Там же, пп. 2.5.6, 3.11.4].

Некоторые основания появлению такой потребности приводил и сам Маслоу – он говорил о «пиковом переживании», которое хоть раз в жизни испытывает индивид, который запоминает это состояния и желает воспроизвести его. С учетом современных взглядов пиковое переживание есть как раз первых взрыв дофамина в той сфере и области действия или восприятия, которые означают процессы преодоления или освоения – это может быть просто удовольствие от результата. Именно воспоминание об этом потом и приведет Человека к повторному поиску так их ощущений.

Итак, потребность творчества есть предвкушение огромного удовольствия как «интереса» в поиске и расшифровке проблем или в ожидании неопределенности. Сферы ожиданий самые различные. Это не только ожидание в науке и искусстве. Это ожидания будущих игр мирового чемпионата или просмотра нового фильма. Это может быть и ожидание опасностей и угроз, которые ждут спортсмена-экстремала или солдата удачи. Есть и совсем страшные и криминальные ожидания, но об этом позже.

Психологическое творчество отлично от социального творчества тем, что ОБОБЩАЕТ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНОМЕНА (и это пример нестандартных обобщений). Творчество может содержаться и как сочетание удовольствий в труде, в потреблении, в играх, в расточении своего и чужого здоровья и так вплоть до преступлений. Оно образует всю противоречивую палитру самых ярких проявлений активности Человека. Ее краски зависят в каждом из нас от баланса культуры, воспитания, заботы и равнодушия, любви и ненависти, совести и цинизма, добра и зла. В этом наше счастье и, возможно, наши ошибки и грехи. Это важно знать, чтобы опередить случайные ошибки психологической природы не только психологам, но родителям, учителям и даже детям (старших классов.

Метапотребности это личные потребности творчества – поиска неопределенности и ее преодоления в сфере, доступной человеку и приносящей удовольствие самим процессом преодоления.

Такое определение оказалось возможным только к 1990 м годам. В момент психического напряжения – предвкушения напряжения и последующего преодоления, вырабатываются эндогенные опиоидные подкрепления.

Важнейший из них моноамин – дофамин, как и продолжение дофамина – норадреналин. Ведь творчество – это огромное психическое возбуждение, связанное с преодолением – оно идентично агрессии в поведении животных [Четвертаков С. А., 2016, п.2.5.5.] или по ссылке на сайте.

Существуют и другие опиоиды, вызывающие удовольствия, подобные опиуму. Самые известные – эндорфины и энкефалины. Все они эндогенны, то есть вырабатываются мозгом.

Суть новой потребности заключается в том, что это родные наркотики – они полезны и укрепляют иммунитет, активизируют силы и бодрость организма. Именно они обеспечивают и мощную активизацию памяти (префронтальной области) ДЛЯ ПОИСКА И ПОСЛЕДУЮЩЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ. Они в своем начале создают то самое ощущаемое «пиковое переживание» (А. Маслоу). А в последующем аналогичные ощущения как предвкушения (воспоминания) и образуют запуск ТАКОГО потребностного состояния.

Но сам процесс такой активизации психики требует отсутствия страхов всех форм и отложенного состояния всех базовых потребностей – внутренней психической свободы. Это предполагает отсутствие низших потребностей безопасности, то есть страхов и беспокойств во всех смыслах – от боли до уважения. Если все базовые потребности отложены (изъяты из сознания, удовлетворен), то появляется свободное время.

О месте творчества в иерархии потребностей

А теперь еще раз о месте потребности в иерархии. Сначала кажется, что требуется свободное время или ресурсы для него. Но это может быть неоплачиваемая любимая работа, которая находится под собственным контролем и не связана с принуждением.

А если работа оплачиваемая? В такой работе должно найтись месту для заданий, имеющих потенциал для роста и развития. Внутренне свободный человек может сам ее просить, требовать или просто инициировать как дополнительную. Рутинный труд на предприятии и его дети – навыки – наименее пригодны для этого. Но везде встречаются люди, которые и в простом труде находят элементы творчества и развития, Так возникает высокий профессионализм и изобретательство – потому уважение, а потом и самые сложные задания. Творчество рождается состоянием души, открытого восприятия мира, полным отсутствием страха перед ним и активным желанием своим трудом принести ему пользу. И очень существенно понимать, что творчество, по сути, обязано (по крайней мере, в момент роста) игнорировать, не принимать во внимание баланс затраченного времени и уровня его оплаты. А суть проста – неопределенность наличных проблем всегда сопутствует неопределенности времени решения новой задачи. И только со временем. И это означает, что личность, ищущая творчества обязана игнорировать (или условно считать решенными) финансовые проблемы – а это, как мы знаем, уровень потребности безопасности 2.

Уважение как интегратор оценки ресурсов дает наиболее полное объяснение состоянию условий для творчества. Чтобы искать неопределенность среди нормы и творить нечто новое, требуется доступ к общепринятому уровню ресурсов, информации для освоения стандарта в области рабочих интересов. В любой профессии результат именуется «профессионализмом». Во всех случаях усвоение нормы означает ее достижение. А достижение требует минимально необходимого удовлетворения ОБЩЕНИЯ И УВАЖЕНИЯ. Без уже достигнутого уважения нам не получить достаточно информации (и ресурсов) мира для усвоения его нормы в профессии на сто процентов.

Отсюда возникает и последнее условие появления творчества. Зная норму (и это рутина), мы случайно обнаруживаем ее нарушение. У недостаточно развитого человека это вызывает страх (ответственности или трудности). У человека, готового сражаться с проблемой, это вызывает чувство необходимости преодоления. Эта перемена как уверенность в своей пригодности для преодоления и есть уважение себя. Уверенность, - это подсознательное ощущение, что профессионализм достаточен и преодоление возможно.

Классификация метапотребностей

Метапотребности можно, по нашему предложению, разделить на метабазовые (основанные на базовой потребности, иногда и не на одной) и метачистые (связанные только с позитивным трудом и психическим напряжением преодоления трудностей).

Метабазовые потребности – это потребности, удовлетворение которых совмещено с удовлетворением (хотя бы частичным и игровым) одной или нескольких базовых потребностей.

Метачистые или метаплюс потребности – это творчество в общественно полезном труде, науке, искусстве, ремесле и домашнем хобби – работа собственного мозга и рук, увлечения искусством, хозяйством, воспитанием детей (не только своих) и спортом.

У отдельного человека может быть несколько метапотребностей, причем разного типа. Но с возрастом часто начинает доминировать ведущая метапотребность как направленность, остальные играют подчиненную роль. Все такие потребности не вредны человеку в умеренных дозах, если не наносят вред окружающим.

Причины роста. Прогресс или Содом и Гоморра?

Чем же вызван огромный рост и даже взрыв метапотребностей в наше время?

Он означает появление новых социальных причин и общественных сдвигов. Эти причины таятся, прежде всего, в удовлетворении во второй половине 20-г века основных базовых потребностей в рыночной культуре сообществ Запада.

Личная безопасность резко возросла и в связи с отсутствием постоянных войн, затрагивающих общество. Развитие сельского хозяйства привело к полному отсутствию голода и недостатка продуктов питания. Смертность по нездоровью и риск случайной смерти упали, а надежность жизни резко возросла в связи с появлением новых лекарств, антибиотиков и новых медицинских технологий.

Все это образует для большинства нижний уровень обеспечения. Уважение в виде формального признания равных прав всех категорий населения представляется как потребность, удовлетворенная у большинства. И это можно рассматривать как очень важную предпосылку мира[7].

Таким образом, комплекс базовых потребностей у человека в развитом мире в основном удовлетворен. И это является группой огромных достижений Человечества к концу 20-го века.

Удовлетворение базовых потребностей хотя бы и частично с замещением, образует огромное разнообразие новых возможностей. У всех общественных классов теперь остается свободное от работы семейное время на отдых. На этом уровне резко расширяется общение и технические формы коммуникации, растет обмен информации, взаимное ее использование и переработка.

Если метабазовые потребности в целом, не выходящие за рамки социальной нормы, можно рассматривать как вариативность, то их асоциальные выходы, несомненно, отражают недостаток общей, культуры и среднего образования, в частности, наибольшие проблемы состоят в отсутствии психологической культуры и отдельно политической культуры. Тому есть исторические и ментальные причины. Так сказал бы Маслоу, если бы занимался и этим в середине XX го века. Но он этим не занимался, да и о массовом уровне метаинтересов тогда (1943-56) еще говорить не приходилось.

Недостатки метабазовых потребностей

Недостатки метапотребностей и их границы. Однако метапотребности обладают соответственно своей нейрофизиологической природе рядом недостатков, хотя в основе единственный – первый.

Известно, что у метапотребностей нет (подсознательной) обратной связи – механизма удовлетворения, как у обычных потребностных (адаптационных) циклов, то есть тормозов, механизма останова. Это означает, что генерация потребностного состояния не выключается на подсознании и требует осознанного (волевого, сознанием) останова. В системах автоматических и адаптивных такие системы образую класс систем с положительной обратной связью, которые способны к автогенерации, самоусилению (вплоть до истощения). Причина кроется в условиях появления механизма эндогенных опиоидов у животных. Они (средства анестезии и перевозбуждения для повышения скорости реагирования) построены эволюцией на случай чрезвычайных обстоятельств. Это случаи преодоления внешней межвидовой агрессии и природных катастроф. Такие защитные механизмы не имели практики и потому требования постоянного использования. Их одноразовый характер «спасения» не требовал торможения. И останова. Теория представлена в [Четвертаков С. А., 2016, п. 3.11.8-9]. Отсюда и наблюдаемый со стороны «трудоголизм», и смерть за рабочим столом и у компьютера.

В этой же связи метабазовые потребности оказываются более чувствительными к отсутствию обратной связи. Вместе с перегрузкой по удовольствию и общему утомлению у человека возникает чрезмерная функциональная нагрузка по подключенной базовой потребности. Вследствие этого происходит быстрое выгорание базовых функций. При поиске все нового и нового преодоления с участием функций по базовой потребности с достижением пределов разнообразия психическое управление базовой функциональностью невротически нарушается.

Есть и дополнительные проблемы. В случае метабазовых потребностей любви (секса) и уважения отсутствие торможения может вести к преступлениям. Почему? – потому, что базовые потребности социальны. В чем суть? Опасность состоит в преодолении!

В творчестве индивид ищет преодоления нового и потому нового. Но в некоторый момент может быть достигнута вся новизна в рамках уровня, дозволенного обществом. И носитель метабазовой социальной потребности может начать искать новые преодоления, например, через преодоление воли и интереса партнеров, силовое продолжение «творчества» в агрессии. Так появляются садисты и маньяки (в сексе) , клептоманы и коррупционеры (в экономике, одна и не главная причина коррупции) , тираны и политики (уважение, стремление к власти), ставящие свое политическое творчество на грань огромных рисков для миллионов людей.

Естественно любые химические зависимости (как и алкоголизм, курение) к классу метапотребностей этих потребностей не относятся. Остальные свойства метапотребностей изложены в [Четвертаков С. А., 2016, п. 3.11].

Познание, эстетика и самоактуализация как формы творчества

В системе Маслоу 2 есть новые потребности – 1) познания и истины и 2) эстетики. Мы переносим обе потребности в класс творчества, то есть метапотребностей.

Потребность познания – это превращение неясного и неизвестного в знакомое, то есть, все непознанное должно быть познано. И далее это преодоление и того, что не знаешь, и того, что не ясно в познанном.

Здесь стоит упомянуть тему отличий познания нового от поиска в науке. Первое есть потребность личного познания с соответственным правом усвоить неизвестное – это потребность новизны. Она удовлетворяется через процесс освоения чужой информации. А второе есть процесс поиска истины как ответа на конкретный вопрос в отдельной научной или общественной теме. В таких случаях процесс не предсказуем – накопленные материалы и ресурсы общества могут быть не достаточны для решения проблемы.

Потребность эстетики – это преодоление всякой неэстетики в эстетическое.

Потребность самоактуализации в системе Маслоу версий-1 и 2 тоже творчество и законная часть класса метапотребностей. Это поиск собственных недостатков и их преодоление. А преодолевать приходится не только себя, но и среду. Родственники и друзья привыкли видеть рядом стандартного человека, а индивид как бы «уходит» от обычного себя и тем самым от близких. И справиться с консерватизмом семьи и среды часто огромная проблема и в простой любви, и в дружбе. Это проблема и помеха в процессе творчества. И ее приходится тоже преодолевать.

Метапотребности как свобода. Цель свободы

Иерархия потребностей отвечает на вопрос о свободе человека. Свобода – это состояние нашего сознания, позволяющее выбирать будущую активность, иметь право выбора. Стандартное поведение есть уже выбранное средство. Свобода – это готовность к творчеству, право на него. Тогда свобода творчества – это свобода активности от некоторых ограничений или традиций поведения, поставленных стандартами бытия.

В реальности свобода дает, кроме метабазовых удовольствий, о которых мы далее не говорим, одну возможность – стремиться изменить мир. А вопрос о направлении изменений будет обсуждаться позже.

Границы свободы

Наша свобода всегда опирается на некоторый ресурс. Она ограничена таким ресурсом. В нормальной жизни за ресурс отвечает потребность безопасности 2 и уважение – безопасности 3. Но свобода обязана либо отвечать за свой ресурс, либо знать о своей кончине вместе с завершением ресурса. Подлинно свободное сознание должно предполагать нашу полную ответственность за наше ресурсное обеспечение. Это означает первую границу на поведение, возлагаемое состоянием свободы.

Свободы вне действия не существует. Человек без активности, проедающий ресурс, имеет единственную свободу – дышать, ощущать и думать.

Потому свободным оказывается творческий, то есть «метаплюс», человек, который умеет производить ресурс своей свободы.

Вторая граница свободы заключается в отсутствии у нас внутренних ее природных от эволюции границ. То есть, у человека, вышедшего на свободу своего поведения (как бы оторванного от адаптации по Винеру) обратным тормозным процессом по творчеству (обратной связью) может быть или стать только сознательное и потому чисто культурное. Этой связью является сознание, построенное на усвоенной культуре модели Мира, когда сознание эту модель использует.

И это опасность, которая компенсируется исключительно сознанием или реакцией социальной среды. Но здесь мы еще не используем проблематику социального и говорим только и психологических инструментах человека – его подсознании и сознании.

Наше сознание обязано образовывать у каждого носителя понимание собственного баланса между свободой от мира и своей связи с ним как с основанием свободы. И поиск такого баланса требует найти собственное место в мире и свою пользу в нем.

Вот почему существует ответственность за творчество – мысленное и сознательное прослеживание следствий выбранного поведения.

Это второе прослеживание границ собственного творчества, реакций среды и ресурсов свободы, выводит нас на еще одно важнейшее ограничение свободы. Оно отражается в психике человека самым высшим образом. Но это последнее ограничение свободы снова опускается на уровень подсознания из недр сознания.

Оно превращается в новую особую, но тоже личную потребность – пока видимую как высшую последнюю. Имя ей самоуважение или совесть. И позже мы будем о ней говорить.

Назад

Литература

1. Маслоу А. Мотивация и личность. 3-е изд. / пер. с англ. – СПб.: Питер, 2008. – 352 с.

2. Физики продолжают шутить, сб. пер. – М.: "Мир", 1968. – 318 с.

3. Четвертаков С. А, Реконструкция теории Маслоу.. – СПб.: "Алетейа", 2011.– 576 с.

4. Четвертаков С. А. Куышин Маслоу - психология от страха боли до совести, – Ридеро, 2016, – 628 с.

Примечания

1. Правда, везде имеется и своя ментальная специфика, как например, «в особенностях национальной охоты».

2. Терроризм и религиозный фундаментализм – явления более сложного порядка и о них отдельно.

3. Показательна поездка молодого Гумилева в Африку.

4. Автор понимает культурную ценность и туризма, и сохранения традиционных форм приготовления пищи как национальной традиции и культуры.

5.Причин и потребностей несколько – общения-аффилиации, технического поиска информации и поиска клиентов в бизнесе, уважения и каждый вариант может стать мета, а может и не стать «интересом».

6. Между прочим, в диких обществах «играми» были и бои гладиаторов.

7. Хотя в этом плане есть проблемы, видимые как полезное и важное «договорное» замещение этой потребности – люди не равны, но в обществе установлен императив – общее требование – считать людей равными.

Назад

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика