Психология.                                    Содержание.                                                 Вперед.

 

Проверка и коррекция 16-10-2012

Версия 11-09-2005

 

 

Теория мотивации для социологии

на основе иерархии Маслоу

 

 

С. А. Четвертаков

 

 

Санкт-Петербург

2005

 

© 2005 Сергей Четвертаков

 

 

Оглавление

 

Предисловие. 2

Потребности и мотивация. 3

Начинаем с простейшей модели. 5

Мотивационная сфера. 8

Начальный этап реконструкции. Потребности и мотивы. 10

Отделение потребностей и мотивов по своим определениям.. 10

Состав мотивационного блока. Начальный взгляд. 11

Стартовый мотивационный блок – оценочная афферентация. 11

О воле. Ее исключение. 12

Оценочный мотивационный блок  – обратная афферентация. 12

Включение эмоций. 13

Иерархия потребностей по Маслоу и ее разумная модификация. 15 

 

(продолжение 1)     

План работы по реконструкции теории Маслоу

Формирование общей схемы мотивационных структур

Потребность – Мотив – Активность – Результат как единичный цикл

Потребностные циклы и их вложенность

Установка как свертка мотивационного блока

Рутинный труд и формирование мотивационной установки

Нестандартные процессы и их особая роль при формировании мотивации

Формирование метапотребности из установки при положительном подкреплении

Возникновение метапотребности

Мотивационная направленность как поведенческое обобщение метапотребностей.

Состав мотивационной сферы

Отрицательный опыт и порождаемые им метафобии и направленности. Место теории Маклелланда в структуре иерархии Маслоу

Еще раз о проблеме воли в аспекте роли общества и его норм

Роль нейромедиаторов и нейромодуляторов в формировании метапотребностей. Эмоции как внешнее отражение или как источник формирования нейрорегуляторного обмена.

Потребность творчества у Маслоу в свете метапотребностей и ее реконструкция до потребности (азарта) преодоления неопределенности

 

   (продолжение 2)

Иерархия потребностей в биологическом мире

Потребность выживания в межвидовой борьбе как потребность безопасности I

Первое дополнение к иерархии Маслоу

Физиологические и безопасности II потребности

Потребность в любви и принадлежности

Потребность в общении

Потребность в творчестве в биологическом мире

В чем биологизм стремления к статусу? Уважение - потребность или инструмент внутривидовой конкуренции?

Влияние семьи как необходимого элемента общения и формирование символической системы для ранжирования.

Символическая система как отражение сложившихся рангов и сбои ее функционирования

Метапотребность в уважении

Сдвиг иерархии потребностей на потребность уважения как патология и как идеологический прием

Модификация потребности уважения в направленность личности

Институт потребности уважения как проявление потребности во внутивидовой безопасности

Проблема использования чужого труда (эксплуатации) в биологическом мире.

Обобщения по видам безопасности I, II, III

Выводы. Иерархия потребностей Маслоу в реконструированном автором виде

 

Предисловие

 

Автор ставит своей целью обратить внимание научной общественности на теорию иерархии потребностей Абрахама Маслоу [Маслоу А., 1970/2001]. Использование теории, как показывает опыт автора (см. ссылку) в работе по стратификации и эксплуатации рутинного труда, вызвало повышенное внимание автора к теории и позволило отметить ее возможности, несмотря на ее относительную простоту и сложности чисто экспериментальной проверки. В ходе внедрения в тему потребностей и теорий мотивации автор пришел к выводу о том, что теория может служить общей начальной основой психологической теории. Автор не считает себя специалистом в рассматриваемой области. Его истинная цель дать по - возможности цельное изложение нескольких крупных блоков в области истории и социологии, макропсихологии или политической психологии, которые строятся на основе теории иерархии потребности Маслоу. Именно потому автор оставляет данные текст в относительно сыром виде, отправляясь к изложению других более актуальных в прикладном смысле тем. Тем не менее, автор надеется, что современные психологи смогут критически оценить данный материал и возможно использовать его с не меньшим энтузиазмом, чем автор этих строк.

 

Февраль 2005                                                                                               Сергей А. Четвертаков

 

 

Потребности и мотивация.

 

Жизнь человека определяется его потребностями. Потребностями, как  физиологическими, низменными, так и духовными, возвышенными. И чтобы понять, какие цели ставит перед собою индивид, и к чему он стремится, необходимо понимать, какие потребности и когда индивид имеет или может иметь. Эта парадигма реализует системный принцип развития, т.е. движение снизу вверх от простого к сложному. Она также соответствует материализму, который отрицает чистую первичность сознания в поведении человека. В действительности и человек, и его сознание не свободны ни от физического тела, ни от собственного сознания, например, его привычек, воспоминаний и т.п. В реальности сознание сформировано над потребностями и большей частью подчинено удовлетворению потребностей человека. Оно (сознание) является также и продуктом потребностей, и результатом собственной активности в окружающей среде и возникает как опосредованное рефлексивное и одновременно активное отражение внутреннего состояния субъекта, его собственной активности и опыта и опыта воздействий на него со стороны среды.

 

Потребности реализуются в результате действий и активности. Средний человек ограничен в любой своей активности текущим состоянием и внешними условиями. Но если активность ограничена, то во многих случаях и невозможна. Невозможна в том смысле, что она, будучи начата, не приведет к удовлетворению потребности. В своей массе люди учатся на первых ошибках в своем поведении, и после научения, с опытом, они не проявляют активности для удовлетворения потребностей, которые, как они считают, при верной рефлексии, удовлетворить маловероятно или невозможно. Это в переводе на язык потребностей означает, что люди не проявляют или не испытывают те потребности (кроме низших, без удовлетворения последних они просто умирают), которые они не могут практически удовлетворить.

Другими словами мы делаем вывод: в среднем и для человека как вида и представителя социума и в продолжительном времени реально существующие потребности вполне адекватны реальным (материальным и в том числе и социальным) возможностям их удовлетворения. И, заметим, это не психологический принцип, а вполне социологический, но более того, это тоже материалистический принцип. Как сказал Абрахам Маслоу, «…человек не желает неосуществимого (…об осознанном стремлении). Мы гораздо более реалистичны в своих претензиях, чем допускают за нами психоаналитики, с головой ушедшие в проблему бессознательных желаний» [Маслоу А., 1970/2001, с. 73], а до него Дьюи и Торндайк. Впрочем, то же, тем более, можно сказать о поведении в биологическом мире.

С учетом низших, биологических потребностей следует, что,  «еще живой человек не желает неосуществимого…».  Другими словами, человек, который желает и не может добиться в своей деятельности по-настоящему важного, но неосуществимого (например, еды, воды и т.п.), вынужденным образом погибает в окружающей его среде витальной неосуществимости. Нам в историческом анализе остается лишь «человек выживший». И потому неадекватный (например, желающий больше, чем возможно) индивид как объект нашего анализа, как элемент нашей модели, выпадает из экспериментальной или социальной выборки, исключается из него и не может быть предметом обсуждения. Это не наш предмет. Наоборот, это основной предмет для психоанализа и исследования индивидуальных и социальных патологий в другой системе научных координат.

Примечанием к этому может быть следующее. Иногда и в социологическом смысле это неверная конструкция на некоторый период (десятков лет) потребности для массы не соответствуют возможностям среды – население в массе избавляется от синдрома иждивенчества и патернализма, когда государство и общество уже неспособны их обеспечить - постимперский синдром или синдром гибнущего патернализма). Иногда, наоборот, и сама потребность в жизни перестает быть потребностью – люди, отчаявшись и потеряв надежду, идут на смерть как на заклание, см. например, расстрелы и уничтожение в фашистских лагерях или лагерях ГУЛАГа.

 

Потребность и активность по их удовлетворению - это две важнейшие первые части социальной действительности, определяющие массовые явления. В том числе и в биологическом мире. Отличие человека филогенетически - действительно труд - об этом позже, но не активность вообще. Мы знаем, точнее, принимаем на веру, что «труд создал человека».

Но для понимания поведения отдельного среднего индивида потребности важнее, как достигнутый, текущий уровень, как состояние или, как говорят в математике, «начальные условия», определяющие возможные будущие действия. Почему потребности важнее? Потребности - самое начало человека, когда он человек только генетически. Маленький человек, как и животное, начинает свою первую деятельность, удовлетворяя потребности. Он, еще ничего не сделав, потребности изначально уже имеет. Активность же его первично исключительно биологического характера, и без общения с человеком младенец останется биологической особью.

 

Филогенетически (в историческом процессе) для человека важнее активность, труд. Но мы не должны обманываться на счет того, что первично. Из труда и видов его активности можно понять механизмы реформирования человека разумного, но никак не направленность его деятельности в историческом времени. Вспомним, как некие известные прожектеры планировали видеть в труде «потребность». Мы теперь готовы полно ответить на границы такой возможности (см. ниже).

 

В итоге мы можем сформулировать логику направлений настоящих исследований. Построив или получив универсальную в первом приближении модель потребностей, показывающую типическое в потребностях для массы индивидов состояние на данный конкретный исторический момент, мы далее сможем получить ответ о будущем поведении или о намерениях поведения, о возможностях изменений в социальных системах с помощью такой теории и для социума в целом. Мы получим ответ для тех социальных условий его, человека, социума,  бытия (границ активности), какие сочтем типичными или важными и потенциально интересными. И основой поведения потому является теория мотивации, а не теория поведения или теория мышления,  [Маслоу А., 1970/2001, с.71]. Последнее, можно повторить, следует из того, что человек адекватен своим потребностям. И наш посыл правилен потому, что потребности и активность не зеркально и взаимно равны, а именно, потребности являются первоначальным источником активности и в онтогенезе, и в филогенезе, второе адекватно первому, но оно именно второе. Даже усложнение активности и очеловечивание активности есть результат интеграции потребностей и адекватной им активности, а не только активности.

 

Начинаем с простейшей модели

 

Простейшая начальная модель отношения потребностей и активности, которая лежит в основе не только человека, но и всего биологического мира, представима схемой обратной связи

 

 

Потребность (P) – активность (A) - удовлетворение потребности (not P) или кратко:

 

P -> A -> not P,

 

где знак «->» означает «следует, влечет».

 

Данная цепочка имеет и обратную связь – удовлетворенная потребность рано или поздно возникает снова и потому потребность и ее удовлетворение представляет цикл: not P -> P, которую мы ниже для простоты не указывать не будем.

 

К этой модели экспериментаторы со времен Торндайка и Павлова ввели систему экспериментального измерения и тестирования биологического объекта, которая состоит из измеряемых в эксперименте с биологической особью объектов: стимула для особи (S) и ее реакции ( R ): S -> R.

 

В системе реального биологического субъекта и на уровне низших его потребностей, например, голода, стимул и реакция занимают следующее место. Потребность (голод) позволяет сделать значимым для животного «стимул» в виде подачи пищи (как проверки наличия голода), которая на время недоступна. У особи появляется реакция в виде выделения желудочного сока. Далее в реальности возникает активность (движение к пище) - удовлетворение потребности:

 

P -> S -> R -> A -> not P

 

Эта схема представлена на следующем рисунке.

 

 

 

Рис. 2  Включение в цикл удовлетворения потребности естественного стимула (пищи) и измерения естественной реакции (выделение желудочного сока).

 

Присоединяя к естественному стимулу другой символ или сигнал, например, зажженный свет, и выполняя всю цепочку, исследователь в два этапа, после "обучения", может заменить один стимул на другой стимул. Процесс представлен в два этапа - обучение и результат.

 

1. Обучение:              P -> S  -> R -> A -> not P

                                     -> S1

 

см. схему на рис. 3.

 

 

Рис. 3. Схема совмещения естественного стимула с искусственным, выступающим как абстрактный символ.

 

Совмещение с естественной парой S -> R дополнительного символа (или события) S1, который фиксируется памятью животного в момент появления подкрепления (удовлетворения потребности (события  - not P), приводит к «закреплению» в памяти связи события S1 с результатом not P. Многократное повторение приводит к «научению», которая и означает установление в памяти ассоциативной связи. 

 

Теперь, если даже исключить стимул S, связь S1 -> R будет некоторое время воспроизводиться даже без подкрепления. Особь и его мозг ожидает пищи.

 

P -> S1 -> R -> A -> not P

 

Такое ожидание до начала активности в общем виде любой потребности именуется антиципацией -  предвосхищением, см. рис 4.

 

 

 

Рис.4. Замена естественного стимула искусственным стимулом (сигналом, событием, символом) именуется формированием «второй сигнальной системы».

 

Этот простой эксперимент является открытием и ключом к пониманию механизма обучения как в биологическом, так и в социальном мире. Как будет показано ниже, это  и ключ к пониманию возникновения уникальных или индивидуальных человеческих потребностей.

Он означает, что даже тогда, когда мы не видим реального стимула S, но имеем потребность P, то мы можем готовить организм с помощью сигнала, как к удовлетворению потребности (или даже осознанию ее), так и к активности для ее удовлетворения. Так, фраза "давайте обедать" (при условии, что мы голодны) может вызвать у нас такой же аппетит, как и сам вид еды. Отметим, что и у зверей, стадных животных возникает вторая сигнальная система (некоторые общие сигналы, например, сигналы радости или опасности, вплоть до сложных информационных сигналов типа сигналов разведчика о направлении и расстоянии до хорошего места медосбора у пчел и т.п.), установлено, что часть сигнальной системы монтируется уже на биологическом уровне, но часть у высших видов животных имеет приобретенный характер и передается из поколения в поколение в процессе общения и научения подроста.

 

Мотивационная сфера

 

У человека разумного в общем случае между потребностью и активностью возникают промежуточные процессы активизации мышления, когда человек осознает потребность и анализирует, принимает решение и планирует деятельность. Позже, после активности,  индивид может анализировать результаты и изменять планы и цели.

 

 

Этот процесс называется  мотивационным. На нижнем биологическом уровне после экспериментов И. П. Павлова вопрос исследовался и развивался П.К. Анохиным и был обозначен как процесс «афферентационного» синтеза.

 

Мотивационно-потребностная сфера считается в психологии одной из самых сложных. Тема представлена несколькими десятками теорий и десятками определений мотива, противоположных по содержаниию. Мы имеем множество самых различных пониманий соотношения потребностей,  мотивов и мотивации. Предмет считается областью психологии. А психологическая наука занимается отдельной личностью, ее отличием от других людей. Потому и мотивация рассматривается в ней как средство для предсказания последующего за мотивом поведения или активности отдельного человека (см. например, Хеккхаузен).

 

В реальности сложившаяся ситуация становится препятствием к изучению даже собственно психологии. Достаточно вспомнить, что психология начиналась как наука о психических болезнях отдельных людей, т.е. отклонениях в психике от нормы. При этом до сих пор слабым звеном в науке о человеке оказывается само понимание нормы и закономерностей обычной психики нормального человека. Подробное изучение нормы началось в XX-м веке, но оно осложнилось тем, что главные усилия оказались направлены на изучение не среднего человека, а немедленно, всего множества конкретных людей с поиском теории их различия и предсказания отдельного поведения каждого человека. Предсказывать поведение отдельного сложнейшего объекта (субъекта) не имея теории более грубой, общей о поведении среднего человека, согласимся, является более сложной задачей. Так особенности истории развития психологии затруднили построение общей конструкции системы потребностей (мотивации). Усилия оказались необоснованно раздроблены множеством конкретных исследований (обычно, экспериментов) в отсутствии общих принципов и общей модели. Это положение в данной науке можно сравнить с попыткой строить теорию конкретного порыва ветра на футбольном поле для прогноза полета мяча или для коррекции полета снаряда. И это все, как мы можем представить себе в нашем сравнении, делалось бы при гипотетическом отсутствии общих исследований и результатов в области метеорологии.

 

Таково реальное положение вещей, но винить в отсутствии целостного научного восприятия в области высокой степени сложности, в самом сложном объекте исследования, который создан природой, и который не достаточно полно и целостно понимает (отражает, рефлексирует) сам себя, некого.

 

Этот пробел в исследованиях должен был бы покрываться разделом социальной психологии. К сожалению, результаты в области социальной психологии носят характер достаточно разрозненных, хотя и важных достижений. Они выполнены в актуальных и даже весьма практичных для развитого общества сферах (власти, уважения, конформизма, творчества, общественных фобий и предпочтений, маргинальных течений в поведении и привычках и т.п.)

 

Далее мы излагаем собственные результаты, которые выполнены на основе теории иерархии потребности Маслоу и современных отдельных исследований ряда других авторов.

 

Начальный этап реконструкции. Потребности и мотивы.

Отделение потребностей и мотивов по своим определениям

 

Мы не останавливаемся на обзоре мнений и терминологии в части основных определений сфера потребностей и мотивов (см. Ильин и Хеккхаузен). Мы излагаем наши выводы из выполненного нами обзора.

 

Потребностями следует считать только те внутренние биологические (на уровне соматических (телесных, физических) процессов и процессов в высшей нервной деятельности) явления, которые могут влечь к активности индивида или особь без полного логического осознания собственной потребности как таковой. При этом потребности не являются исключительно биологически приданными особи или индивиду. Они могут быть приобретены в ходе его, индивида или особи активности в связи с особенностями протекания деятельности и окружения.

 

Это положение мы обосновываем в настоящем материале.

 

Мотивы как часть рационального, часть мышления именно человека следует считать социальным и культурно-конкретным в поведении человека. Голодный (биологически одинаково) человек разных культур и условий бытия будет по-разному удовлетворять эту свою потребность и планировать ее решение. Действительно, голод всегда остается одним и тем же. Но в одной ситуации вы (или еще оно?) полезете по ветке за сочным фруктом, во второй -  пойдете с дротиком в лес, в третьей - откроете холодильник, в четвертой - закажете столик в ресторане ниже этажом, в пятой – будете, сгибаясь и ползком  искать несжатые колоски в колхозном поле с риском получить 10 лет по статье 7 августа 1932 года (закон «семь восьмых») и до восьми миллионов вас погибнет среди плодородных полей от руки еще воспеваемого злодея и будет неправедно забыто потомками, страдающими от переедания и политической глухоты и тупости, а в шестой - будучи хранителями коллекции семян древних злаковых, вы умрете от истощения, но не тронете запасов в Институте растениеводства в блокадном Ленинграде.

 

Опасность (потребность в безопасности), которая будет человека беспокоить (биологически одинаково), вызовет совершенно разное поведение и усилия в условиях  тревожащих хищников, набега разбойников, неурожая, потери работы или угрозы провала сессионного экзамена. Итак, потребность одна – мотивы совершенно разные и обусловлены культурой и обстоятельствами.

 

Реальные объекты должны быть осмысленно разделены через научные понятия, неразделенность объектов мышления или неполная разделенность, если они не решают проблем, являются браком в научном результате. Здесь предлагается рассматривать потребности и мотивы отдельно (основание для такого разделения будет дано ниже).

 

Давайте обратимся к уже созданной схеме, вычленив потребностный уровень и мотивационный блок (группу)

 

 

Рис. 5. Потребностно – мотивационный блок у человека. Упрощенный вариант

 

Потребности имеют биологическую основу (пока это суждение несет гипотетический оттенок), в их основе лежат биологические процессы. Потребность по мере усиления включает и механизм запуска, который рано или поздно включает мышление. Механизм запуска мы можем обозначить как импульс I запуска мотивационной функции мышления.

 

P ->  I.

 

Состав мотивационного блока. Начальный взгляд

 

Мотивационный блок состоит из двух неравных частей или этапов.

 

Первый этап включает работу мышления до начала активности – оценочную афферентациюафферентис» - приносящий извне информацию) и блок мышления после активности – «обратную афферентацию», который чрезвычайно важен в мотивации. Оценка результата активности либо усиливает при положительном результате (подкреплении) мотивацию человека в выбранном направлении, либо ослабляет ее вплоть до прекращения активности. Иногда вплоть до «снятия» потребности.

Термины использованы из разработок в области работы центральной нервной системы(ЦНС)  П.К, Анохина. Спустя более, чем полвека от времени создания этой теории (уровня анализа работы ЦНС), мы могли бы именовать эти блоки как «стартовый мотивационный блок» и «оценочный мотивационный блок»

 

Стартовый мотивационный блок – оценочная афферентация

 

Стартовый мотивационный блок мы обозначим через Ms (motivation). Его состав перечисляется:

 

       осознание потребности или подсознательный переход к анализу без осознания истинной потребности;

       обдумывание и анализ ситуации, ее важности;

       формирование цели;

       анализ достижимости цели – объема необходимых усилий по достижению цели;

       принятие решения о необходимости достижения цели и планирование средств и этапов достижения;

        (ряд авторов включает в перечень возможное волевое усилие по началу действий);

 

Стартовый мотивационный блок завершается началом активности.

Многие элементы не обязательно и большинство позиций используются только первый раз или несколько раз при решении конкретной проблемы, затем они во многих случаях отключаются, и удовлетворение потребности идет на уровне подсознания - «на автопилоте», см. ниже.

 

О воле. Ее исключение

 

О волевом усилии следует сказать особо. Активность требует воли только в определенных случаях – именно, стресса или страха ответственности, ухудшении собственного положения в связи с активностью на некоторый неопределенный будущий период или момент или неуверенности в успехе. Проблема воли возникает только при наличии препятствий и субъективной оценки, которая часто является и оценкой достаточно объективной (в среднем объективной) вероятности достижения и оценки объема усилий (приемлемого или нет).

 

У животного вместо оценки противоречивости потребности и возможности ее достижения и преодоления трудности (использованием воли) возникает эмоция в виде стресса. Обычно животное в состоянии стресса «мечется», т.е. может случайно выбрать одно из решений.

 

Воля у человека используется только тогда, когда риск НЕ достижения велик. Все остальные варианты (необходимости проявления воли) есть чистая лень как личный фактор. Борьбу с собственной ленью мы не рассматриваем в теоретическом плане. Наличие лени означает, что потребность не сформирована, отсутствует, или она весьма мала, ничтожна в диспозиции индивида. Итак, мы исключаем волю как элемент, существенный в обычном мотивационном процессе с позиций социального анализа (в личном плане это всегда важный фактор), поскольку мы исходим из принципа соответствия потребностей и возможностей.

 

Оценочный мотивационный блок  обратная афферентация

 

Кроме стартового мотивационного блока, человек имеет и логический оценочный блок или блок оценочной афферентации по Анохину. Обозначим его Est (estimation).

 

Оценочный мотивационный блок начинается завершением активности (иногда ее продолжением). Он во многих случаях не содержит деятельность уровня рационального мышления и включает только биологическую составляющую - результирующее эмоциональное состояние.

 

При многократном, рутинном повторении (с подкреплением) в части видов активности оценочный блок отключается, как не используемый, поскольку при постоянном подкреплении потребность в оценке исчезает. Активность становится стандартной, часто даже не осознаваемой. Один из примеров - выключение утюга. Действие переходит часто на уровень подсознания. Причем индивид, если специально не фиксирует свой «автомат» в сознании, не сможет часто вспомнить, выключал ли утюг.

 

Результат можно представить формулой

 

P -> I -> Mt -> A -> Est -> not P.

 

Включение эмоций

 

Эмоция  – определяется в словарях как «психическое отражение в форме … переживания  жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта» [Краткий психологический словарь, Эмоции]. Если говорить проще, то это психическое (т.е. с участием и под управлением центральной нервной системы) отражение в биологической оболочке отношения субъекта к ситуации, связанной со значимыми для него потребностями. Переживание есть сильная реакция (вспомним - R) на определенные ситуации окружающей среды  (вспомним, стимулы  - S). То, что нам не важно, не вызывает у нас реакции (эмоций). В лучшем случае, если неважное нам мешает, то  наша реакция будет сильной потому, что это неважное препятствует удовлетворению какой-либо важной для нас потребности. Таким образом, мы снова возвращаемся к потребности. И эмоция - ее индикатор, признак ее существования и ее важности. Поэтому простецкое, общепринятое в учебниках определение эмоции как «переживания своего отношения к объекту или событию», которое как пример приводится в [Е.П. Ильин, Эмоции и чувства, с. 457], в реальности кодирует, скрывает самой силой и самим фактом переживания, самой выраженной энергетикой физиологии эмоции, истинное отражение приоритетности отношения субъекта к такому объекту или событию, отражение психической доминанты как доминирующей потребности, т.е. как отражение мотивированности объекта или события в системе потребностных диспозиций.

 

Эмоция – неосознанная (в живом мире) или осознаваемая (иногда для человека) реакция субъекта на связанные с его актуальной потребностью обстоятельства («объекты и события»). Если подняться чуть выше – это всего-навсего означает, что эмоция – это неосознанный предмотиваторный механизм или «биологический аналог» подготовки (выразитель-двигатель) или оценки потребности (включая оценку удовлетворенности после активности).

 

Далее, авторы отмечают наличие эмоций как на уровне отражения не удовлетворенной потребности, так и на уровне оценки результатов активности – позитивного удовлетворения (радости и т.п.) или отрицательного как переживания неудачи. 

 

Обозначим, эмоцию, сопровождающую возникновение потребностей, через EmS (EmotionStart) и эмоцию, сопровождающую результат и оценку достижения (не достижения) потребности после активности EmE (EmotionEnd). И схема потребностного цикла у человека с учетом эмоций примет вид

 

P -> I -> EmS +Mt -> A -> EmE +Est -> not P.

 

Весь мотивационный блок носит сугубо социальный характер. Все эмоциональные элементы существуют в биологическом мире. Поэтому в мире биологии мы имеем:

 

P -> I -> EmS -> A -> EmE -> not P.

 

Если под мотивацией понимать рациональное в психике, то у животных фактически отсутствует мотивационная сфера, хотя некоторые процессы вызываются естественно построенной второй сигнальной системой, этим зачатком процессов мышления.

Так, борьба со страхом (необходимость преодоления страха при удовлетворении другой потребности) носит не рациональный характер, она создает стресс на эмоциональном уровне. Эмоция является более древним и генетически смонтированным механизмом. Эмоция заменяет животному мотивационный блок, точнее, она является биологическим предшественником оценочного механизма на рациональном уровне.

 

Мы описали систему удовлетворения одной потребности. Но их имеется множество, начиная с тех, что читатель знает как разумеющиеся, физиологических потребностей и страха, беспокойства и т.д. Основной проблемой мотивации и теории потребностей является сопредставление множества мотивов и потребностей одновременно, теория их т.н. «диспозиции», т.е. распределения.

 

Психологи в основном исходят и того, что у человека имеется одновременно много  потребностей. И это действительно так.

 

Но именно затем и возникает парадигмальное или принципиальное различие  в понимании проблемы.

Если в парадигме «детерминистского на момент предсказания» наша задача или научная цель состоит в том. чтобы найти актуальную потребность на каждый момент времени, которая бы определила бы следующий поступок человека, то задача по нашему мнению практически не разрешима.

Приведем только один пример. Бизнесмен пришел на важную встречу в ресторан, пригласив компаньона. Он может решать при этом проблему одновременного удовлетворения нескольких потребностей (деловую – потребность творчества – развитие своего бизнеса, уважения (повышение своего статуса в среде), в безопасности (получить дополнительный кредит или согласие на сделку), хорошо поесть (физиология). Но внезапно у него расстройство желудка, и обед сорван, наш прогноз идет насмарку. Проблема в том, что мы не учли все детали и начальные условия в сложном объекте, каким является отдельный индивид. Ведущей может в любой момент стать другая потребность. Потому предсказывать текущее поведение по событиям абсолютно нереалистично.

Из парадигмы вытекает также, что равноценность потребностей означает равноценность усилий по их изучению и равноценность их распределения в пространстве, времени и обществе. Еще сложнее ситуация, когда мы смешаем потребности с мотивами, получив абсолютно неструктурированного в психике, во временном и историческом пространстве индивида. Парадигма 1 возвращает нас в неструктурированный начальный хаос, или, если хотите, Космос психологизма.

Абрахам Маслоу верно сказал, человека в среднем можно понять только в течение достаточно продолжительного времени. И это можно сделать, кроме того, с таким учетом, что ведущие потребности могут постепенно изменяться. Но и прогнозировать тогда поведение отдельного человека можно только в среднем и на длительный период времени, с пониманием вполне возможных отклонений и «шума» в моментном поведении.

 

Другая парадигма взгляда на потребности состоит в том, что потребности и функционально связанные с ними совокупности мотивов для среднего человека являются некоей целостной системой. Такая система может быть обусловлена его, человека (как homo sapiens) физической целостностью и с учетом того, что закономерности (и реагирования) высших биологических видов и психики человека надстраивались и надстраиваются над физической оболочкой в определенном порядке усложнения, порядке, обусловленном природой развития физического и психического (филогенетически онтогенетически. Из системных соображений следует, что развитие особи или субъекта из физической оболочки повторяет этот исторический  путь в ускоренном порядке. Этот взгляд означает требование поиска у человека самых общих черт психики как реализацию процесса его онтогенетического развития. Из этих соображений следует, что самые простые потребности ощущаются и должны удовлетворяться часто (начиная с дыхания). Тогда более поздние и отложенные в происхождении (в филогенезе) потребности разворачиваются и удовлетворяются опосредованно и протяженно (многошагово) во времени. Отсюда возникает и парадигма экспериментатора или наблюдателя. Даже наблюдение (оценка), проявление появления потребностей и активности их удовлетворения требует (может требовать) недель и месяцев, а то и лет. Отсюда из цикличности с разными периодами к удивлению и вытекает первая парадигма (ощущение хаоса)  как видимый результат для неискушенного наблюдателя. А именно, многие потребности кажутся возникающими и реализуемыми одновременно и без всякой системы. Можно предполагать существование группы циклов совершенно различных потребностей. При этом наблюдение в один момент жизни данной и всякой личности станет не только внешней фантасмагорией абсолютно разных поступков, но бессмысленным с позиций анализа действием. Мы возвращаемся к тщательной констатации погоды в России за один день в намерении построить прогноз погоды на завтра вместо развития  теории метеорологии.

Потому схемой в парадигме II, которая отвечает требованиям столь сложной системы , является теория иерархии потребностей Маслоу (имеется еще несколько теорий метапотребностей, но они являются слишком обобщенными, теряя полезную конкретику).

 

Иерархия потребностей по Маслоу и ее разумная модификация

 

В теории иерархии потребностей, истории ее кристаллизации в научном мире как модели, особенно в конкретном составе потребностей, можно также найти нечто объективное. Теория – не результат случайного наития. Ее структура намечается задолго до полного ее оформления у Абрахама Маслоу в трудах выдающихся мыслителей, философов и социологов.

 

Представление, что одна потребность порождает другую, намечается, например, уже у Маркса в «Немецкой идеологии» [Маркс К., Энгельс Ф., 3, с.27]. С потребностей начинали описание природы человека и до него (Платон, Гегель, Смит).

 

В работах последних столетий ощущается определенная логика развития в процессе построения теории потребностей. Гигантский список из десятков эмоций, конкретных мотивов и потребностей постепенно сокращается и объединяется в подмножества. При этом мотивы поведения человека смешиваются с потребностями. Питирим Сорокин на 20 лет раньше Маслоу выполнил отбор и группировку множества (многих десятков) потребностей, изложенных в психологии и социологии до него (например, У. Макдауголлом, Г. Марреем (Мюрреем)). Примечание 2012: Последнего в его "Исследовании личности" (1938), кстати, мы должны ценить не только множеством (признанных им самим не удачными) попыток ввести классификацию обобщающих потребностей, но и двух важнейших идей: потребность есть психическое напряжение, которое индивид (и животное) стремится снять в своей активности, снятие и есть удовлетворение. И второе, такое напряжение возникает стихийно, инстинктивно, помимо мышления.

 

Мы теперь обращаемся к самому создателю общей теории потребностей человека (позже мы покажем, что эта теория при верной интерпретации ее высших элементов пригодна и для высших представителей животного мира). Первые исследования американского психолога Абрахама Маслоу посвящены приматам. Сначала он изучает депривации голода (1932), потом их пищевые предпочтения (1933), самооценку и ощущение превосходства (1933), познавательные способности (1934), социальное поведение приматов (1935), доминирование в социальном и сексуальном поведении приматов и у лучшей половины человечества (1936, 1937-1940). Позже им исследуются социальные иерархии в группах приматов, депривации, угрозы и фрустрации (1941-43), проблемы личности и модели культуры (1937). Таким образом,  Маслоу за десять лет, в режиме двух-трех статей в год, прошел путь исследователя по иерархии потребностей снизу вверх в биологическом и в социальном мире. Буквально за несколько лет до результата Абрахама Маслоу, в 1939 г., близкая по составу, система потребностей, но в начальном и незавершенном виде, возникает в «Функциональной теории»  социолога и специалиста по культуре, Бронислава  Малиновского (раздел «Теория потребностей»). Позже социолог развивает ее в «Научной теории культуры»  [Малиновский Б., 158-159] – биологические, безопасности, сотрудничества, культурные как надстройка над предыдущими. Важны также рассуждения Малиновского о частоте появления биологических потребностей, что наводит на мысль об иерархии.

 

Абрахам Маслоу имел смелость соединить эти идеи воедино или пришел к ним сам. Тем или иным способом, не важно, он оказал неоценимую услугу для современного общества. В статье 1943 г «Теория человеческой мотивации» он впервые изложил ее основы [Maslow A.H., 1943]. В соответствии с версией теории от 1954 г. [Maslow A.H., 1954], базовые потребности среднего индивида формируются иерархически, последовательно, по мере удовлетворения потребностей более важных (первичных, более низкого уровня).

 

Порядок возникновения потребностей следующий:

 

 низшие потребности (физиологические): сон, еда и т.п.;

 потребность в безопасности;

 потребность в  любви и  принадлежности к группе;

 потребность в общении, уважении и самоуважении;

 потребность в самореализации, творчестве.

 

В системе потребностей Маслоу по мере удовлетворения текущих потребностей в процессе деятельности индивидов возникают новые потребности более высокого уровня. Ведущая потребность формируется по факту относительно полного удовлетворения совокупности предыдущих потребностей у личности. Выглядит это в описании Маслоу примерно так:

 

почти о любом здоровом представителе нашего общества можно сказать, что он одновременно и удовлетворен, и не удовлетворен во всех своих базовых потребностях…Если … пользоваться наглядными цифрами, пусть и условными, то получится, что у среднестатистического гражданина физиологические потребности удовлетворены, например, на 85%, потребность в безопасности удовлетворена на 70%, потребность в любви – на 50%, потребность в самоуважении на 40%, а потребность в самоактуализации – на 10%....

Особо следует подчеркнуть, что процесс актуализации потребностей не внезапный, не взрывной, скорее следует говорить о постепенной актуализации более высоких потребностей, о медленном пробуждении и активизации. Например, если потребность А удовлетворена на 25%, то потребность В «пробуждается» на 5%, а когда потребность А получает 75%-ое удовлетворение, то потребность В может обнаружить себя на все 50% и так далее», [Маслоу А., 1970/2001, с.99].

 

Эту схему можно представить графически в виде рис.6.

 

 

Рис 6. Возникновение потребностей на временной шкале. Убывание кривой может рассматриваться как падение значения потребности в диспозиции для индивида. На схеме видно, что анализ за небольшой период времени, например, Т1, Т2, дает возможность оценить уровень удовлетворенности по ведущим потребностям, но сама диспозиция постепенно и быстро изменяется. Схему можно усложнять с учетом падения уровня удовлетворения потребностей при деградации личности или условий существования – мы этого не делаем.

 

Потребности низшие (физиологические) полностью идентичны потребностям в животном мире. Мы должны отличать не эти потребности, выделяя себя из мира биологического, а мотивы и средства удовлетворения этих потребностей. Потребность в сексе остается. Но потребность в любви (близости, сиречь принадлежности и даже еще глубже, в реципрокации – взаимной самоотдаче, полным доверительным отношениям) – это отдельная потребность и она существенно выше, на третьем уровне. В своем лучшем проявлении эти потребности соединяются вместе, но в жизни некоторых любовь и секс были совсем разными вещами как любовь к прекрасной даме у рыцаря никак не мешала просто изнасиловать при случае встреченную крестьянскую девушку или не пренебречь правом первой ночи.

 

Под потребностью в безопасности мы должны понимать потребность сохранения и продления устойчивого удовлетворения низших потребностей. Иначе говоря, если человек сыт и в тепле в текущий момент, но не имеет никого рядом и, ни рубля в кармане, ни знакомого в городе,  или пребывает на необитаемом острове с куском хлеба и ведром воды, то он, прежде всего, подумает, чем будет обеспечен завтра. Он начнет искать воду, пропитание, кров на ночь, работу и т.п.

 

Потребности любви и принадлежности напрямую связана 1) с воспроизводством популяции в биологическом или в социальном мире на основе половой любви; 2) с материнством и заботой о потомстве, для чего удовлетворения только низших физиологических потребностей младенца недостаточно, а потребна материнская любовь как начальная эмоциональная фаза социализации индивида.

Потребность в любви - не потребность в сексе в его современном понимании (без ведения семьи). Филогенетически, имея ввиду биологическое происхождение, секс является частью генетического механизма продления рода, формирования подроста. Поэтому именно секс  следует рассматривать не как первую физиологическую потребность, а как часть сложного механизма воспроизводства. Этот механизм включает поиск пары в брачный период, строительство гнезда или убежища для вывода потомства, зачатие (высиживание и т.п.), рождение, выкармливание и воспитание подроста, возможно, в родовой группе или в стаде. Он (механизм) не может не быть врожденным, поскольку сформировался в длительный период. У человека и некоторых высших биологических видов создание дома, жилья, убежища может переходить в потребность в безопасности, отрываться от брачного периода или возраста воспроизводства потомства

Для биологического уровня мы не стали бы именовать эту потребность в любви вообще, но именовали бы ее потребностью «материнской любви и принадлежности». Принадлежность мы представим шире, чем принадлежность к семье родителей, и будем иметь ввиду потребность физического становления подроста (на биологическом и эмоциональном уровне), оставляя все более сложные элементы становления подроста (биологического и социального) более высоким потребностям общения и уважения.

Для социального уровня, если следует выбирать между культурными альтернативами секса и любви и принадлежности, мы готовы отнести любовь (без секса или с оным) к третьему и данному уровню, а чистый секс вернуть вниз как к тому, к чему его сводят современные ценители. О сексуальных извращениях и донжуанстве мы поговорим особо.

 

Последующее отделение этого единого биологического синтеза на отдельные и слабо связанные части: строительство убежища или дома, ухаживание и брак, секс, воспитание – не упрощает восприятие, но является уже отражением развития культуры. Мы можем (проводя аналогию с приматами и высшими млекопитающими), тем не менее, указать на то, что деторождение  опосредуется прежде всего нормальным физическим состоянием брачущихся особей воспроизводителей (удовлетворенные низшие потребности) и во-вторых удовлетворение их (пары или матери) потребности в безопасности потому, что нормальным потомство уровня приматов и выше – человека, в условиях стресса во время беременности и родов быть не может. Вот почему, потребность в половой функции человека и высших млекопитающих и потребность в принадлежности, которая отражает выкармливание и воспитание подроста в основном являются третьим уровнем или звеном потребностного комплекса.

Еще раз отметим, что оторванный от функций воспроизводства (и от функций любви и принадлежности) «одинокий» или «эгоистический» секс в его современной культурной оболочке не вполне адекватен потребности в любви и принадлежности.

 

Любовь можно трактовать и в более широком смысле как мир с близкими. Любовь как бескорыстная забота и поиск согласия лежат в основе обучения языку, общению и началам социального поведения в быту, труде, см. Нагорную проповедь, (Мф., 5,1 – 7,29) или философию морали Т. Гоббса в «Левиафане» [Гоббс Г., 1936, с.117-137]. Эту модель индивид постепенно расширяет от масштаба семьи к социуму. Источником поведения уровня любви, вероятно, являются генетические основы и физиологическая потребность родителей ухода за подростом. Среди признаков мы отмечаем, например, чрезвычайную чуткость слуха матери к младенцу, к его крику, и даже к его беспокойству, которая передается на расстоянии многим матерям от их детей. С другой стороны, источником восприятия любви подростом являются генетические элементы импринтинга и эмоциональных форм закрепления (подтверждения) поведенческих установок при выкармливании и т.п. Для детской жизни любовь есть изначально складывающаяся и подкрепляемая в семье установка на общение (сначала в семье). Причем, потребности низшие порождают зависимость, принятие бескорыстного от родителя ресурса (реципрокация или «первобытный коммунизм») и типовое по поведению родителей представление о норме обоюдного бескорыстия в семье как первый образ и инструмент, модель социального общения. Нерациональность отношений взаимной преданности, отношений, построенных только на генетической, т.е. родственной основе принадлежности, образует представление о любви, которая позже служит культурным образцом для выросшего потомства для создания новой семьи при новом воспроизводстве. Генетический и культурный элементы пересекаются. Принадлежность (семье) – это границы поля такой модели и такой формы поведения. Принадлежность (и общение в семье = любовь) выводит индивида к последующим формам активности вне (малой) семьи, к социальной принадлежности и к социальному общению.

 

Принадлежность – исходная предпосылка для общения, например, принадлежность, стайной, стадной группе, к популяции, даже у пчел в рое и у муравьев в колонии, принадлежность к социальной или языковой группе или культуре. В ее основе лежит начало формирования у подроста  и последующее понимание им языка общения и другие элементы, включая право на общение. Удовлетворенная потребность принадлежности обеспечивает только возможность полноценного – равного равномусоциального обмена. Любая социальная, этническая, кастовая, конфессиональная группа и даже семья может иметь свои специфические проблемы в процессе информационного контакта и может просто запрещать общение внутри или с другой группой.

 

Потребность в общении понимают часто в смысле потребности взаимопонимания и взаимопереживания. Потому она выполняет и коммуникативную роль, образуя сам процесс обмена информацией. В реальности потребность в общении именно потребность в эмоции общения (аффилиации), а не средство удовлетворения других потребностей. Она безотносительна (индифферентна) к содержанию информации, даже к ее достоверности. Она обеспечивает сам контакт и его эмоциональную сторону. Она онтогенетически вытекает из принадлежности и материнской любви, вызывается эмоциями и влияет на эмоции субъектов социального контакта, является механизмом, средством формирования языка, символического, образного мышления и психики, но она распространяется вне семьи и после прекращения действия границ семейных уз по принадлежности..

И второе, важно. Потребность в общении онтогенетически предшествует содержательному информационному обмену потому, что без него как условия она невозможна, хотя бы в начале становления индивида. Примечание 2012: А информационный обмен - это не удовлетворение потребности общения, а часть активности по удовлетворению некоторых текущих потребностей. В частности, учеба удовлетворяет потребность в безопасности (в смысле запаса или ресурса на будущее).

 

Потребность общения удовлетворена, когда тебе не запрещают говорить и хотя бы делают вид, что слушают. Отец может запретить говорить сыну за столом, хотя сын - член семьи. Изоляция человека от общения указывает на сам факт наличия собственно биологической потребности. Страданияи патологии возникают в местах одиночного заключения , в месте проживания одиноких людей. С другой стороны, начальное общение  со знанием (приобщение) может частично закрыть эту потребность на более высоком уровне в более поздний момент. Такова автогенерация информации – научное творчество исследователя или художника в полной изоляции, которое питается прошлым опытом и накопленными знаниями.

 

В иерархии потребностей наиболее важным моментом является не работа, не процесс удовлетворения уже существующей потребности, а сам момент ее возникновения либо в первый раз, либо в момент, когда остальные потребности удовлетворены (что бывает достаточно редко). Это хорошо видно и на примере потребности общения. Так, факт неполноценного развития ребенка без общения доказывает готовность к высоким формам освоения, которые, будучи не использованы, приводят к краху биологического и психического в человеке. Недостаточное развитие психики при отсутствии постоянного социального контакта в первые месяцы и годы – пример современных  Маугли – показывает колоссальную роль построенного на общении импринтинга и роль моделирования в психике человека. Короткая жизнь Маугли – второй аргумент. Такие примеры показывают, что мозг человека готов принять и запечатлеть, смоделировать в себе любую форму жизни, в том числе досоциальную. Но при этом после определенного момента развития он, особь, экземпляр, назначенный природой быть человеком, и трагически оторванный от такого назначения, не может подняться  на уровень социальных символических и абстрактного уровня систем моделирования и мышления. И второе. Вероятно, недогрузка мозга в реальной жизни на уровне нормы (общения и переработки информации) приводит к ранней его атрофии, слому системного функционирования организма в целом. Данные о резком сокращении жизни при большом количестве сна у человека также подтверждает такое не более, чем предположение. Сказанное выше может служить основанием доказательств наличия биологической потребности в общении.

 

Общение не есть информационный обмен, а только предпосылка – , скажем, настройка  физического канала обмена (подкрепленного эмоцинально).

 

Информационный обмен  - много более сложный процесс, и общение может быть только его необходимой частью - предпосылкой, имеющей, кроме того, и на первом этапе самостоятельное. Информационный обмен является активностью человека по удовлетворению самых различных его потребностей (от низших до самых высших – поэтому называть его отдельной потребностью нет оснований. Точнее, основания растекаются во всеобщность и теряют конкретику – скорее, мы должны считать информационный обмен инструментальным средством человека и биологических видов (частью и видом активности) в процессе удовлетворения потребностей. Поскольку обмен информацией можно считать и процессом выравнивания информации как неравномерно распределенного ресурса, то равномерное распределение информации оказывается и ее утратой – то, что знают все, не ценит никто.  Информация является неравномерным отражением, т.е. рефлексией среди особей (и представителей рода человеческого) ситуации неравномерного использования (владения0, или  воздействия, или распределения самой внешней среды, важной для особей и потому выступающей как ресурс. Поэтому информация является неравной в популяции рефлексией этой среды. Подача информации есть перераспределение информации как ресурса, полезного, но отсутствующего у реципиента.

 

Только выше за общением стоит потребность в уважении. Это потребность (мы говорим о трудовом ее аспекте), в ходе удовлетворения которой индивид начинает получать содержательную, важную именно для него информацию. Или иначе, если вас уважают, то с вами не только разговаривают, но и достаточно полно и точно отвечают на ваши вопросы. Уважение может отражать равные и ассимметричные отношения. При неравных отношениях оппоненты по контактам выполняют иные ваши желания, например, подчиняются в некотором смысле, выполняют действия, необходимые для вас. Или вы для них. Тема реципрокации мотивов и потребностей со стороны оппонентов контакта – тема отдельного обсуждения. Эта же удовлетворенная потребность (уважения) обеспечивает выполнение приказов руководителя, т.е. дисциплину. Уважение может означать не только распределение информации, но и выполнение действий или активности, необходимой для «уважаемого» реципиента. Активность может быть добровольной или вынужденной. Средства удовлетворения этой потребности различны и могут включать власть как инструмент, как способность использовать важные для жизни контактирующих людей ресурсы (в положительном или отрицательном смысле) или подчинение социальным нормам, соответствующим пониманию «уважения» в контексте контакта. Здесь дихотомия «властных» и «безвольных», «подчиненных» является лишь различными средствами достижения потребности уважения («я – хозяин» с одной стороны, «у меня есть работа» - с другой) для каждого психологического типа личности.  По своей важности для общества (и вероятно, сложности) эта тема превосходит все остальные, вместе взятые. Тема уважения касается ни много, ни мало проблем распределения недостаточных ресурсов в обществе, и мы к ней вернемся в отдельном разделе.

 

В данном разделе мы показали вторичность уважения от общения или производность уважения от общения, но мы не показали роль потребности уважения как потребности биологической. Позже мы вернемся к теме биологизма в уважении.

 

Самореализацией у Маслоу именуется все то, что захочет делать человек, устойчиво имея все предыдущее в окружающем его обществе.  Но все же Маслоу под этим понимает более конкретно заботу состоявшегося на низших уровнях человека о своем развитии, становлении, совершенствовании. Об этом может мечтать хороший человек, идеалист и мечтатель, но наблюдатель и теоретик не увидит в этом общности конструкта в социуме. Недостаток конструкта в том, что даже по взгляду Маслоу высшей потребности достигает ничтожная часть людей. Между тем мы видим в реальной жизни множество людей, которые удовлетворили все потребности предшествующих низших уровней, но занимаются не самосовершенствованием и развитием, но много менее интеллектуальными занятиями или просто развлечениями.

 

Но, что существенно, Маслоу явно ощущает и выявляет, чувствует физиологические источники высшей потребности и ее психологическое сопровождение.

 

В версии 70-го года Маслоу назвал все потребности в системе «базовыми». Он увидел в базовых потребностях, описанных им в теории иерархии физиологическую основу. Вот как это звучит в его втором издании для потребности самореализации (1970) :

 

Основная наша гипотеза состоит в том, что из всех психологических составляющих человеческого поведения только мотивы или базовые потребности могут считаться врожденными или биологически обусловленными (если не всецело, то хотя бы в определенной степени)… Другими словами, в базовой потребности есть некий наследственный компонент, который мы будем понимать как своеобразную конативную (познавательную – СЧ) нужду, не связанную с внутренним целеполагающим поведением, или как слепой, нецеленаправленный позыв, вроде фрейдовских импульсов Ид….Поведение целенаправленное (или функциональное) возникает в результате научения., [Маслоу А., 1970/2001, 1970, с.133-134].

 

К этому же имеет отношение и следующее. Маслоу дает некую дополнительную характеристику самореализации – вершинное переживание (Peak Experience). И это очень ценное (фактическое) наблюдение. Вершинным переживанием может быть религиозное состояние экстаза, момент просветления при появлении колоссального результата или творческого достижения созидателя, мистическое событие, инсайт или событие, тесно связанное с процессом самореализации. Маслоу до конца своей жизни подчеркивал значимость вершинного переживания в детстве.

 

Позже, в издании 1970 г., Маслоу усложнил верхний этаж своей конструкции потребностями познавательными и эстетическими.   Естественность потребности совершенствования и творчества Маслоу обосновывает представлением «быть тем, чем человек может и хочет быть»:

 

«… если вышеперечисленные потребности человека удовлетворены, мы вправе ожидать, что он вскоре вновь почувствует неудовлетворенность, неудовлетворенность от того, что он занимается совсем не тем, к чему предрасположен…Человек обязан быть тем, кем  он может быть (курсив А.М.). Человек чувствует, что он должен соответствовать собственной природе….», [Маслоу А., 1970/2001, с.90].

 

Для нас достаточно, что Маслоу явно ощущает и выявляет, чувствует физиологические источники высшей потребности и ее психологическое сопровождение.

 

На этом мы краткий обзор теории Маслоу останавливаем. Иерархия потребностей 1954 г. имеет вид

 

 

Рис. 7.  Вариант теории Маслоу от 1943 - 1954 года. Примечание 2012: Высшая потребность у Маслоу и в этом варианте теории уже - Потребность в самоактуализации.

 

Маслоу рассматривает потребности как стремления, возникающие подсознательно, но также допускает, что в рамках очередной актуальной потребности индивид может осознавать ее в виде интереса и, используя установки, действует целенаправленно. Часть действий вообще может не определяться потребностями, что говорит и естественной неполноте модели такого сложного объекта

 

Все (длительные или устойчивые с детства) отклонения от порядка реализации потребностей и удовлетворение высших при неудовлетворенных низших потребностях рассматриваются в теории Маслоу как патологические состояния. Нарушения с удовлетворением потребностей в детстве, юношестве наносят глубокие шрамы душам людей, заставляя многих оставаться на низких уровня развития со своими комплексами, фобиями и т.п.

 

 

Психология .                                    Содержание.                                                 Вперед.

 

 



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz