История

Обзор работ в области социальной психологии, социологии и истории за период 1973-2009 гг.

С. А. Четвертаков, к.т.н., системный аналитик

В этом кратком на 10 страниц (А4) материале автор ставит цель изложить результаты в области социологии и социальной теории истории. Материал построен исторически так, как он возникал,  с указанием причин, которые стимулировали поиск и решения. Автор – аналитик, и только это дает основание вторгаться в каждую новую сферу, не будучи специалистом по образованию.  Подведение итогов здесь имеет две цели: обратить внимание на полученные результаты, и автор это делает не чаще раза в 5-10 лет, и второе, проверить готовность к краткой интерпретации результатов. Специалист понимает, что от идей и прогнозов, начальных гипотез-намеков путь до  краткого изложения очень велик. Поскольку работа, как оказалось, ведется на стыках трех наук: психологии, социологии и истории, то историкам придется потерпеть и с психологией до момента, когда автор покажет ее значение в анализе.

Начальный анализ труда. Юноша, с отрочества увлеченный марксизмом, и с 1970 года инженер-физик, специалист по системам автоматического управления, начинает изучать проблему влияния «повальной» автоматизации на будущее (в 1980 г.) общество. Физический и умственный труд по Марксу как источник классов («Немецкая идеология») трактуется им на современном в XX-м веке уровне и в ведущих своих формах как рутинный труд всех видов и умственный творческий труд управления. Автоматизация рутинного труда должна снимать рутинный труд. Автор видит в современном ему обществе на Западе дискуссию о целевых группах (специалистов творческого труда), ныне «группы по целям» или «целевое управление». В новом управлении, при творческом труде, невозможно жесткое планирование и жесткий контроль одним человеком многих, наоборот, планирование и контроль становятся «общественными» задачами специалистов своей области. Социальное будущее видится структурно отличным и более гармоничным, поскольку будущие виды труда требуют примерно равных средств на воспроизводство и на сам труд в каждой сфере творческого труда, включая труд управления.

Система Маслоу и ее включение на ранней фазе. В 1973 г. в поле зрения автора попадает теория иерархии потребностей Маслоу, суть которой представима «трудовыми» потребностями: физиологические, безопасности (потребность иметь ресурсы и возможности жить и быть сытым в ближайшее время, если сыт сегодня), общения, уважения и творчества. Система утверждает, что высшие потребности появляются (и могут быть удовлетворены) для среднего и нормального человека (в среднем и для большинства людей с правом отклонения себе в ущерб), если удовлетворены предшествующие. Из анализа следует, что рутинный труд не удовлетворяет потребность творчества по определению (аксиома). Далее автор использует понятие необходимого труда и продукта, достаточного для воспроизводства рутинного труда. Это может быть средний в данном обществе уровень жизни с домом и машиной. Прибавочный труд и продукт труда существует почти всегда. Его изъятие работниками труда управления именуется эксплуатацией независимо от форм собственности. Что произойдет при «социализме», если теория Маслоу верна? В абстрактной социальной структуре (капиталистическое или государственное предприятие), соединяющей рутинный и творческий труд управления, простое и равное распределение прибавочного продукта в значительных размерах для всех работников (рутинного труда и управленцев) в соответствии с теорией Маслоу приводит к следующему. Потребности нижнего уровня (безопасности – как появление запасного ресурса) удовлетворяются. Это ведет к появлению новых уровней потребностей – уважения и творчества. Работники оставляют свою работу и начинают создавать свой бизнес (Адам Смит) или оставляют свою работу до времени исчерпания продукта. В этом и состоит суть возникающей в логике автора теоремы необходимости эксплуатации. Изъятие прибавочного продукта является необходимым и достаточным условием существования разделенного в виде социальной структуры производства рутинного и творческого труда исполнения видов труда. Это означает, что социализм не просто медленнее развивается, чем капитализм, а просто разрушает свое разделение труда и производство, см. ссылку.

Иерархия труда – типовая форма социальной структуры разделенного рутинного и творческого умственного труда управления. Из-за рутинности, однородности труда он измерим. Планирование и  контроль труда работника получает сжатые формы, когда возможно отношение «один управленец ко многим исполнителям». Эксперименты Ливитта доказывают форму иерархии.

Второй этап. Начальные материалы по теореме эксплуатации были изложены и вышли в диссидентской работе самиздата к 1978 г. Иван Белов (псевдоним) «Разделение труда и перспективы коммунизма», где в анализе растущего кризиса социализма предсказывалась гибель (лагеря) социализма. Однако автор почти сразу обнаружил, что в работе нет учета и прогноза межнациональных отношений СССР. В этот момент возник план пересмотреть всю теорию формаций с целью оценить место России и СССР в нем. Все последующее изложение относится к идеям периода (1979-1982) и их позднему развитию с учетом доступности работ западной истории, психологии и социологии. В целом полученные новые результаты опираются на прогресс при использования двух идей: иерархии потребностей Маслоу, которая отсекает множество неверных направлений и гипотез, оставляя полезные, и иерархий труда. У Маркса слоевая в обществе классовая структура есть слишком бедное отражение происходящих социальных процессов, она не отражает конкретные творящие историю социальные структуры, в которых существуют классы, прежде всего государство. Исключение политических процессов (как «нетрудовых») соответственно из социально-экономического процесса обескровила докапиталистический анализ, выводя из рассмотрения новую форму присваивающего хозяйственного уклада – социального насилия, возникающего на фоне уже существующих производящих форм: земледелия и скотоводства.

Государство как иерархия труда. Промышленное предприятие со времен европейской мануфактуры является иерархией труда. Но иерархия труда не единственная структура иерархического типа. Например, политическая партия в отношении членов или церковь к прихожанам являются иерархиями, но не иерархиями труда. Участие или взносы не обязательны. Однако самое сложное различение возникает в части признания иерархией труда государства. Его Маркс ошибочно рассматривал только как аппарат насилия классов частных собственников для сохранения частной собственности. Исходная модель Маркса: греческий полис и Рим, буржуазное государство. Когда Маркс обратился к истории, в его модели на время и наряду с рабовладением, феодализмом и капитализмом справедливо появилась модель азиатского способа (Египет и древние деспотии). Там государство выступает единым эксплуататором, а его глава оказывается «единственным частным собственником» (противоречие в самом определении). Позже Маркс исключает этот способ. Государство-эксплуататор мешает его теории государства и идее создания будущего государства – «диктатуры» нового класса – пролетариата. Но, «сняв» азиатский способ, Маркс остался в сомнениях по поводу «неправомерного в государстве», о чем сказал в «Гражданской войне во Франции». Позже эту тему развивает Ленин в споре с Плехановым на VI съезде РСДРП и в «Государство и революция» (декабрь 1917). Проблема на сто лет оказалась неверно зафиксированной в материализме.

История иерархий труда в докапиталистическом хозяйстве развита автором уже без доверия к предшествующим теоретическим структурам и как полный пересмотр заявленных способов производства, ссылка. Первое и важнейшее. Хозяйствующая или монопольная в хозяйстве (доминирующая в обществе) государственная иерархия труда рассматривается как имеющая цикл социальной жизни – роста, расцвета и деградации и распада. Второе. Развитие иерархий труда рассматривается как формы (структуры) социальной жизни. Новым является обобщение взаимодействия иерархий труда в Ойкумене. Кратко новизна состоит в следующем. 1) Азиатский (государственный) способ производства включен как прогрессивная форма первых иерархий труда, находящихся в изоляции друг от друга на заливных и ценнейших землях с самовосстанавливающимся плодородием. 2) Рабовладельческий способ производства, до сих пор ограниченный частным рабовладением, расширен до имперской формы национального господства как способа эксплуатации государством и титульным народом зависимых народов. 3) Феодальный способ пересмотрен радикально, см. ниже, в режиме следствий заново представленной типовой динамики «жизни» имперских иерархий труда. Суть феодализма – переход от имперских иерархий труда к внутринациональным множественным конкурирующим (феодальным) иерархиям труда. Тогда в 1980 г. был рассмотрен и период транзита в Европе к капитализму. Главное внимание было уделено периферийным империям и их взаимодействию с капитализмом, что имеет отношение к России. Рассмотрена Русь и Россия как система с прерыванием европейского феодализма, выходом на имперский путь развития. Анализировалось взаимодействие феодального, азиатского и имперского укладов с последующим подходом к капитализму до 1917 г. Этот анализ проведен автором в рукописи «Формы предшествующие…» (1979-1982 оформление 1986). И на его основе был сделан вывод (1982-86 гг.) о будущем национальном распаде СССР, см. ссылку.

В этот период возникают и представления о соотношении государства и демократии. В подавляющем большинстве древние государства вслед за известными примерами (Древних царств в Египте, III династии Ура и т.п.) достаточно быстро получают кризис прямого управления сельским трудом в силу размера полей, сложности погоды, и т.п., как это было в малых родовых коллективах с реципрокацией. Управление государства в смысле иерархии труда минимизируется и сводится к сути – к заданию объема поставок готовой продукции и контролю сдачи продукта, то есть опрощается до «рутинного» сбора дани с населения (часто и с дополнением ряда натуральных повинностей). Позже прибавочный продукт, или «дань», имеет денежную форму. Диктат размера «дани» обществу и творчество государства над ним как рутинным исполнителем означает, что государство есть иерархия труда и фактически оказывается совокупным монопольным эксплуататором.  И это господство (за исключением нескольких примеров античных государств прямой демократии в условиях географической безопасности и развития частной собственности) длится до т.н. «буржуазных революций».

Когда начинает работать прямая (полис) или представительная демократия (городские ратуши, Генеральные штаты, Парламент), тогда муниципальный, потом государственный аппарат работает как организация, выполняющая по заказу народа или его представителей социальные общественные услуги. Такие услуги управления выполняются в объеме, требуемом обществом (его представителями), и по выделенной обществом и расписанной по функциям сумме средств (бюджет). Тогда дань и превращается в налог, а государство перестает быть иерархией труда над населением, и превращается в аппарат назначенный обществом к исполнению РЯДА УКАЗАННЫХ ОБЩЕСТВОМ общественных функций.

При представительной демократии государство есть аппарат в подчинении у творческого самодеятельного (через представителей) населения. К сожалению, при капитализме и малом развитии творчества и возможностей для творчества (Маслоу) среди населения состав политически мотивированных и активных людей примерно совпадает (во времена Маркса) с частными обычно крупными собственниками. Потому Маркс был в основном прав тогда, в период капитализма. Сейчас, с появлением среднего класса и ростом объема творческого труда, роль остальной части общества постоянно возрастает. По Маслоу творчество (и политическое самосознание) могут проявлять достаточно обеспеченные люди (все базовые потребности и ресурсы их обеспечения, то есть труд и запас имущество). Но политическое самосознание возникает не автоматически, а есть часть воспитания культуры.

Третий этап разработок. Попытки публикации материала в период 1986-1991 год и в начале транзита России, 1989-1992, не увенчались успехом. Журналисты, экономисты мечтали делать политическую карьеру, а в данной теме даже упоминание о сути чревато ее утратой. Отказ сопровождался указанием на несвоевременность. Публикация 1998 г. (80 стр.) обойдена молчанием, но имела и ряд недостатков – почти не использовала результаты западной социологии. Попытки публикации в научных изданиях с 2000 года, кроме молчаливой отсылки в архив, выразились в единственном устном замечании автору о невысокой оценке теории Маслоу у социологов. Это мнение повлекло новую объемную работу по анализу качества теории Маслоу и теорий мотивации вообще. Параллельно автор начал реорганизовывать на новой смысловой и текстовой базе старый  материал 1980-х годов о социальном развитии земледельческого хозяйства до капитализма с целью представить на новом научном уровне этапы (способы) развития земледелия до капитализма и доказать значимость теории Маслоу (и тем психологии) в историческом анализе. Ниже даны результаты. Но прежде следует представить наши выводы по коррекции теории Маслоу. Кроме того, нам пришлось фактически заново построить теорию мотивации вообще, результаты будут даны в книге, выходящей в этом году, ссылка. Мы ниже скажем о теории в части, важной для историков и исторического анализа.

Теория иерархии потребностей Маслоу оказывается важной частью социальной теории мотивации человека среднего. Но теория мотивации в целом шире теории Маслоу и включает: 1) мотивационный процесс; 2) теорию мотивационных уровней; 3) соотношение потребностей и мотивов и 4) соотношение психологии, индивидуального поведения и социального и культуры (ментальности).

Мотивационный цикл имеет этапы: потребность (по Маслоу, возникает неосознанно от тела или среды) – мотивация (чаще рациональный выбор цели и методов удовлетворения) – активность (и труд) – анализ результатов на любом этапе активности и после удовлетворения потребности, включает подсознательные реакции (эмоции) и часто рациональное мышление.

В мотивации человека важно различать ведущие объекты мотивации. Они возникают и развиваются при жизни онтогенетически. Это базовые потребности – всегда инстинктоидные по запуску, бывают безусловные, как голод, и запускаемые по внешнему условию, например, беспокойство, от ужаса до повышенного внимания; мотивы – культурные и рациональные процессы выбора активности; установки поведенческие – выученные при многократном использовании модели инстинктивного автоматизма, они следуют не за потребностью, а прямо за условием запуска потребности; опытный работник, как ковбой с кольтом, не думает, выполняя заученное движение; метапотребности – индивидуально в опыте возникшие высшие потребности центральной нервной системы (ЦНС), иногда они связаны с базовой потребностью, всегда имеют эндогенное опиоидное подкрепление. Творчество является примером метапотребности.

Теория иерархии потребностей Маслоу (вариант Маслоу-3, построенный нами) включает следующие потребности:

Потребность в безопасности I (жизни и отсутствия боли) (борьба за жизнь в секунды и минуты, нехватка воздуха, боль, человек не может в такой момент есть и пить) (это новая потребность, отсутствовавшая у Маслоу);

Потребности физиологические (отсутствия голода, жажды, холода и т.п.);

Потребность в безопасности II (обеспечении постоянного удовлетворения низших и физиологических потребностей – то есть подготовка ресурсов и запасов для гарантий поддержания жизни на будущее); (новая трактовка в сравнении с Маслоу, он не отличал I и II).

Потребность в любви и принадлежности (наше внимание фиксируется в этой теории на реципрокных формах реализации и на формировании языка у подроста);

Потребность в общении (пропускается у Маслоу как самостоятельная и объединяется с уважением, нами выделена как важная в историческом, политическом и ментальном плане);

Потребность в уважении или потребность в безопасности III (потребность безопасности в случае общения с другими людьми в момент их конкуренции за недостающие ресурсы – носит обобщенный характер определения статуса или ранга, а не удовлетворения к.-л. одной потребности) (дополнена новым пониманием уважения как стремлением к безопасности III, чем у Маслоу);

Потребность новизны и неопределенности (возникает в начальный период отсутствия у индивида ярко выраженных интересов типа метапотребностей; в случае наличия метапотребности включается частью в поиск новой неопределенности) (взамен исключенных из системы Маслоу-2 потребностей познания и эстетики);

Метапотребности или потребности творчества (потребность поиска неопределенности и ее преодоления в выбранной индивидуально сфере действий; наше определение заменяет в системе Маслоу-1, 2 его потребности в творчестве и в самовыражении самореализации). К сожалению Маслоу использовал высшие потребности не как фактический феномен, а с целью построения нормативного требования к человеку (быть лучше). Новым в нашем результате является утверждение, что потребности такого типа реально удовлетворяются не только в высших культурных проявлениях, но в самых простых доступных формах типа игр, техногенных и биологических зависимостей, азарта, наблюдения и часто с использование базовых потребностей: пищи, секса (маньяки), уважения (власти) и т.п., см. новый вид иерархии потребностей. 

Принцип иерархии Маслоу описан выше. Новый уровень возникает при удовлетворении предшествующих уровней (регулярного удовлетворения). Неудовлетворение низших мешает появлению следующих – ведет к неполноценному развитию человека. Выход на высокие уровни уменьшает часто удовлетворение нижних потребностей до приемлемо низкого уровня. В реальности иерархия потребностей означает постулирование аксиом вероятностного типа. Режим «Если…, то» означает возможность прогнозирования поведения большинства людей, если их потребности определенного уровня (важного в истории) удовлетворены. В этом плане важнейшую роль играют потребности безопасности I, II, III.

Отделение потребности от мотива – важнейший результат нашего анализа и теории. Потребность природна, а мотив культурен. Жажда – потребность, а желание пить квас или пепси –мотив (средство удовлетворения). Так и борьба за урожай или поиск работы, это не потребность безопасности II, а мотив удовлетворения этой потребности. Страх инвариантен к практике, а культурны ситуации его запуска и мотивы (средства устранения). Уходя от культурной конкретики, историк получает возможность работать с общими психологическими объектами разных народов и периодов с примерно равными обстоятельствами существования и социальной культуры. Обобщение сходных в жизни потребностей у многих образует нередко обобщенные потребности общества или его социальных групп. Так возникает общественное настроение или классовое чувство. В длительный период стабильной (не значит, позитивной) среды общество формирует стабильные ценности и средства их достижения или ментальность. Эти объекты могут влиять обратно на исторические возможности и пути самого общества. И об этом сказал уже А. Тойнби. Но ментальность, ценности изменяются при вторжении внешних сил, изменении ресурсов, условий жизни, мощных рефлексий и реформ изнутри (например, Лютер, Петр Великий, Ленин). Хотя причины лежат глубже рефлексий, и последние – результат.

В отличие от самого Маслоу мы знаем, что большинство людей достигают в разных формах высших потребностей. В обществе классового неравенства члены каждой подгруппы или класса строят свои формы удовлетворения высших базовых и даже метапотребностей. Так в хоуторнском эксперименте обнаружена бригадная система ценностей и форм поведения. Подгруппы могут создавать свою субкультуру и вплоть до удовлетворения высших потребностей. Для одних это концерт в Филармонии, у других – игра в «буру». Кроме того, среди потребностей безопасности у групп или общества в целом могут возникать и существовать символические опасности. Это, например, прошлые опасности, которые перестали ими быть, но во мнении большинства людей остаются таковыми. Для них существуют и используются символические (или ритуальные) формы удовлетворения потребностей. Так потребность уважения, безопасности III при воздействии ресурсов и при воспитании может принимать символическую мотивацию (например, «величия империи», «служения богу», «распространения света веры» или «прокладки светлого пути человечеству»). Формирование символических страхов и их ритуального снятия идет медленно, но иногда ведется сознательно с помощью наличных ресурсов (подкрепления), по крайней мере, низших базовых потребностей. Тогда по исчерпании ресурсов, их источника общество пробуждается от своих «снов разума» к нормальному  восприятию и системе ценностей.

Материализм в психологии. По Маслоу «человек не желает не осуществимого». Индивид и общество удовлетворяют потребности в объемах, удовлетворимых в данной среде. Психология (формирования потребностей, кроме низших, соматических) в массе отражает приспособление индивида к среде, то есть материализм. При падении уровня жизни человек реально удовлетворяет то, что может, например, низшие потребности, а высшие удовлетворяет исключительно символически (в режиме стихийной психотерапии), ссылка, см. пункт 1.

Ресурсы. Обсуждая потребности и их удовлетворение, мы применяем ресурсный анализ. Ресурсом мы именуем все ценности в обществе, включая и природные (переменной значимости), и информационные, которые удовлетворяют потребности человека. Неравномерное у людей распределение ресурса оказывается устойчивой причиной зависимости, неравенства (рангов) и власти.

Теперь, после отступления в психологию мы переходим к результатам в области системных решений в области истории.

Нами рассмотрен генезис первой иерархии труда (и классов) из родового (подсечно-огневого) земледелия. Эксплуатация невозможна без выделенного прибавочного продукта. Но прибавочный продукт в родовом обществе не может возникнуть случайно в период, когда частый труд расчисток поля взамен утративших плодородие каждые несколько лет очень тяжел. Известна теория первых «вождеств» и войн как причин. Но случайные стычки с идентичным вооружением не могли иметь продовольственного значения при отсутствии больших запасов. Возможность успешного удовлетворения голода от войн (троглодитизм) при равной вооруженности исключена. Война не может быть первым источником удовлетворения низших потребностей. Единственным ресурсом для повышения статуса и появления власти в условиях отсутствия избытка материальных ресурсов и при родовых традициях реципрокации оказываются исключительно знания жрецов и шаманов о полезных свойствах растений. Они накапливаются при собирательстве в условиях недостатка белковой пищи. Знания полезных и вредных свойств становятся информационным ресурсом и источником  власти (и страха при отравлении конкурента под предлогом действия магических сил). Де-факто в условиях господства собирательства с приближением к потребному земледелию роль жрецов в ареале бескормицы должна возрастать. Поиск и использование злаковых с растительным белком – тоже их заслуга.

Азиатский или государственный (Л. С. Васильев) способ. Возникновение иерархии труда и классов, ссылка. Социальная революция происходит в точке начала земледелия, в Плодородном Полумесяце (проходной двор Юг-Север) в связи с обнаружением самовосстанавливающейся урожайности заливных земель Междуречья и Нила. Возле «рая сытости» быстро растет численность и плотность населения. В пределе возникает вражда родов (или семей внутри родов) за ценные участки земли. Арбитрами, судьями в нарезке участков оказываются именно люди знания – жрецы. Важно помнить, что разметка участков проходила в таких зонах не просто часто, а принципиально, каждый год, поскольку высокая вода сносила деревянные вешки и заливала илом каменные знаки (К. Виттфогель). Отсюда овладение геометрией, провешиванием прямых углов. Осушение и ирригация, устройство верхних полей – дело более позднее. Практика подчинения решениям жрецов в условиях множества людей и родовых групп вела к построению снизу структуры: род, глава рода, жрец группы родов, совет жрецов разных племенных групп и выдвижение главного жреца. Начальное классовое земледелие везде отмечено высокой ролью жрецов (и храмов – Междуречье), военные и светские правители появляются позже. Второй важный этап в этом генезисе – продолжение родовых традиций и создание общих страховых фондов, формирование практики сдачи урожая в общий фонд. Особенность предшествующих родовых форм труда в том, что человек не делает лишнее, когда он сыт. И родовое общество изначально не было готово работать постоянно, когда урожай намного превосходит потребности ближайшего года. Но не работающие и сытые люди представляют в своем творчестве большую угрозу для жрецов (Маслоу). Заставить людей работать и растрачивать урожай, даже в отсутствие прямых нужд потребления было необходимо для статусной безопасности III – сохранения уважения и потому власти. Изъятие зерна в общий фонд и его быстрая растрата создавала такую «ежедневную» власть. Отсюда мощные работы по строительству храмов в Месопотамии и пирамид и храмов в Египте Древних царств, позже с ростом населения – каналов. Этот феномен понятен только в схеме иерархии потребностей Маслоу. Так возникла практика полного сбора прибавочного продукта у сельской общины. Периферия ничтожна (собирательство и скотоводство) и не представляет угрозы. Собственное население так велико, что потребности в дополнительных работниках нет, для отдельных пришельцев это «земля обетованная».

Рабовладение или имперский способ производства, ссылка. Вторая схема производства (насилием) возникает много позже с возникновением тревожащей периферии, тогда же возникает и понятие народность. В ходе появления разделения труда (зерно на минералы) возникает изобретение железа. Оно становится ресурсом превосходства ядра земледелия или «железной периферии». Появление железа как ресурса войн на периферии, использование периферией идеи «эксплуатации», «иерархии власти» и подчинения земледельцев (Хетты, Митанни, позже другие варвары) оказывается далее важнейшим основанием распространения земледелия, оседлости, государственности и железа через завоевание. Ведущим укладом такого распространения оказывается насилие (несоциальное поведение) и ресурс неравенства в оружии (организацией и  в изготовлении железа) с периферией. Это – вторичная культура, основанная на неравномерном распределении ресурсов и потому в нерефлексирующем обществе на насилии (Зимбардо и Милгрэм), сдвиг ментальности к жестокости сильной стороны (обоснование существует и по Маслоу). Фактически это иерархии труда в форме двух или трех слоев. «Народ – народ» или «элита – титульный народ, подчиненные народы». В условиях географической безопасности (временный географический ресурс безопасности I) возникает и массовое частновладельческое хозяйство и политический полис под именем «рабовладения». В динамике этот тип имеет тенденцию перерождаться в первый тип «элита – народы», однако специфика народов сохраняется, суть процесса распространение земледелия, см. ссылку.

Самое важное в проведенном анализе – это обнаружение нами психологического механизма известной закономерности: монопольно хозяйствующая иерархия труда закономерно разлагается (Ибн Хальдун, А. Тойнби, Л. Гумилев искаженно в ментальности как утрата «пассионарности», П. В. Турчин и др.). Теории Маслоу позволяет указать динамику психологии (и ментальности). Суть процесса разложения – постепенное усиление господства элиты и удовлетворение потребности в безопасности I, II, III. Далее творчество элит исчерпывает ресурсы общества. Дополнительной информацией является установленная в социальной психологии аксиома: удовлетворение потребности в безопасности II порождает социальную леность. Система Маслоу позволяет показывать динамику потребностей всех трех уровней в системе, см. ссылку.

Динамика жизни монопольной в хозяйстве иерархии труда изображена диаграммами фаз роста и экспансии, равновесия с периферией и деградации и разрушения.

Рис. 1. Динамика империи или систем рабовладения. Мелкие структуры и полисная демократия постепенно включаются в крупные империи, теряя свою особенность и динамику, основанную на внутренней политической и экономической конкуренции, обусловленной безопасностью I.

Ядро империй и периферия. Само существование имперского или рабовладельческого способа невозможно без анализа взаимодействия ядра земледелия или центра земледелия с периферией, которая является источником начальных ресурсов. Динамика ядра тесно связана с динамикой периферии, которая растет, выравниваясь, а затем, превращаясь в угрозу по мере ослабления ядра. В появлении новых и в обновлении империй играют ведущую роль периферийные элементы, имеющие «свежую кровь», то есть не прошедшие еще периода упадка новые родовые и общинные (с реципрокацией) элементы, это периферийные элементы, включающиеся в процесс огосударствления. Каждый раз на слабеющую империя накатывается НОВАЯ периферия и возникают новые или возрожденные старые империи. Ареал земледелия при этом постоянно расширяется.

 

Рис. 2. Динамика империи или рабовладения вместе с периферией

Общая динамика рождения и гибели империй ведет к распространению ареала земледелия и к заполнению исторического пространства сосуществующими империями, см. ссылку.

Феодальный способ производства. С учетом рельефа и слабых средств транспорта рано или поздно в истории возникает момент, когда периферия земледелия (присваивающее всех видов хозяйство) отстоит от ядра земледелия настолько далеко, что при распаде империи или соседствующих империй периферия не может достигнуть или «освоить» ядро и рассеивается (истощается) на пути к ядру. Тогда ядро на долгий период оказывается в состоянии раздробленности, которое не прерывается вторжениями с периферии. Ядро земледелия трансформируется во множество частновладельческих земледельческих хозяйств, обоснование, см. в ссылке.

В системе сосуществующих политически (феодальных) иерархий труда возникает конкуренция за рабочую силу (крестьян). Мобильность крестьян обусловлена уровнем эксплуатации и ограничена обычно рамками единой народности (А. А. Спасский, 1866-1916) или возможностями колонизации. Это создает еще дорыночный натуральный спрос на труд (позже на 70 лет, Дуглас Норт) и рынок труда. Возможность перехода или бегства кладет предел сверхэксплуатации крестьян и создает их мотивацию к труду. Это и становится основой стихийного появления городов (отделения ремесла в его свободной от государства форме). Сходные в своей основе процессы отмечены в Западной Европе и с отставанием в Японии (до прихода европейцев), см. по ссылке.

Способ производства. Проделанное исследование позволяет заново сформулировать понятие способа производства как периода очередного передового метода и передовых институтов хозяйствования (или активности) до момента появления нового способа. Передовой характер не означает масштабного господства способа в мировом развитии, но он начинает влиять на окружение. Естественно, такое социолого-экономическое рассечение истории на способы может быть сделано только задним числом, см. ссылку.

Ментальность и ее роль в обществе. Мы (вслед за Спенсером, Шмоллером, Вебером, Тойнби и в искаженной форме Гумилевым) смогли отметить закономерность изменения ментальности в таких структурах как империи (цивилизации по Тойнби). Ментальность – это и система ценностей и приемлемых практик их достижения. Система  Маслоу позволяет модельно отразить и объяснить динамику ментальности в терминах Маслоу, независимых от культуры, поскольку в ценностях обычно «зашиты» обобщенные потребности и чаяния общества за прошлые периоды. Основания для видения некоторых закономерностей в динамике ментальности (несколько столетий – самое малое) мы видим в том, что в известных нам обстоятельствах (войн, насилия, монополиях на ресурсы) объективное окружение формирует одну практику и соответственно удовлетворение потребностей одного уровня (например, потребность творчества), а при закономерных изменениях окружения (например, выравнивании ресурсов) и сохранении прежних институтов уровень удовлетворения потребностей снижается и соответственно снижаются возможности свободы проявления личности (напр. пассионарность). Мы видим в ментальности – накопленный результат от объективных условий среды, но готовы учитывать ментальность как фактор, влияющий обратным образом на транзит обществ от империй к рыночной среде.

В качестве примера мы можем показать работу теории Маслоу в интерпретации сдвига ментальности в империях при ее «старении», см. ссылку.  

Будущее разделения труда и иерархий труда в очень общих чертах нами излагалось в 1978 и в 1998 гг., ссылка 1 и ссылка 2.

Остается вернуться к теме социальной справедливости. Для решения проблем будущего общества, ссылка 2, а это общество автоматизации и творческого труда, нам пока не хватает экспериментальной информации по ряду параметров. Но о социализме и о роли государства и бизнеса можно сказать обобщенно следующее. Весь продукт труда в иерархии есть общий продукт всех работников, выделить количественно (временем труда и сил) можно лишь рутинный труд. Творческий труд не измерим количественно. Потому измерять размер произведенного творческого труда размером прибыли неверно. Можно определенно утверждать, что в отличие от соединения рутинного и творческого труда каждый (рутинный и управления) труд по-отдельности не произвел бы и десятой части полученных «необходимых» продуктов, то есть даже необходимые по размерам продукты обеих спорящих сторон являются по происхождению совместным результатом. Маркс ошибался, приписывая прибавочный продукт силам только рабочих. Современное индустриальное общество ошибается, приписывая прибыль доходу от труда совокупного предпринимателя. И идея дохода бизнеса как дохода на вложенный капитал (аналог банковской деятельности) ошибочна, ибо сам доход на вложенный капитал в банке есть результат отчислений от прибыли совокупного труда какого-либо производства. Факторы в отдельности: зарплата, станок, сырье и даже товар до его покупки (признания полезности) – не производят прибыли. Без совместного труда эти ценности символические, как и ценность ассигнации без предлагаемых результатов труда – товаров и услуг. Итак, повторяем, совокупная прибыль есть результат общественного труда.

И, тем не менее, мы настаиваем на том, что прибыль должна находиться в ведении, управлении и распоряжении предпринимателя. Альтернативы всего две: государственное или частное управление.

Как мы знаем из истории и по выводам из теории Маслоу и психологии (т. е. закономерно), централизация ресурсов государством или в иных монопольных формах возвращает управление к системе монополии власти, ее узурпации и к последующей деградации с постепенной утратой ресурсов и разрушением разделения труда, ссылка. Частновладельческое распоряжение общественными ресурсами у предпринимателей при отсутствии монополий и преференций в рамках идеального рынка оптимально для общества в целом, всех его членов и его развития во всех случаях, когда действует рынок (естественно, включая кризисы и участие общества через государство в социальном обеспечении). Для оптимального решения проблем справедливости предприниматели должны строго и рамках налогообложения отделять средства на собственное и умеренное потребление ОТ ведущей части прибыли, возвращаемой в производство и бизнес всех видов (принцип Лютера), но это единственная часть общества, которая через конкуренцию мотивирована на производство и сбережение ресурсов и одновременно не является угрозой для общества, ссылка на статью.

Январь 2010

История

Rambler's Top100

Яндекс.Метрика



Hosted by uCoz